Одесса: 27°С (вода 24°С)
Киев: 21°С
Львов: 22°С
Israel Supports Ukraine

Тема: История.

Ответить в теме
Показано с 1 по 11 из 11
  1. Вверх #1
    возмутитель спокойствия
    Аватар для Kertis
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Жемчужина Бандерштата
    Сообщений
    26,280
    Репутация
    19370
    Записей в дневнике
    7

    По умолчанию История.

    Из жизни отдыхающих. Как Шухевич под носом у гэбистов курс лечения проходил.

    Послевоенный враг Кремля номер один, командующий УПА Роман Шухевич, лечил сердце в санаториях Одессы, пока спецслужбы активно искали его в Галичине.
    Начиная с 1944 года, когда советские спецслужбы впервые получили сведения о Романе Шухевиче, командующем Украинской повстанческой армией (УПА), этот человек стал объектом охоты. И чем дольше повстанцы сопротивлялись властям СССР, тем активнее разыскивали подпольного командарма силовики. Однако Шухевичу на протяжении шести лет удавалось избегать “свидания” с ними. Более того, за этот период один из самых разыскиваемых врагов СССР умудрялся дважды выезжать на длительный отдых и лечение на одесские курорты. Лишь после смерти Шухевича, который был убит во время спецоперации Министерства госбезопасности (МГБ) в марте 1950 года, власти узнали об этих его вояжах и задним числом наказали руководство милиции Одессы.
    Лесной режим
    В молодости Шухевич славился отличным здоровьем и мог похвастать успехами в спорте. Так, в 1932 году на соревнованиях во Львове - Запорожских играх - он установил рекорд среди украинцев Галиции в беге с препятствиями на 400 м и в плаванье на 100 м. Будущий командарм УПА практиковал обливание холодной водой, а будучи членом молодежного Пласта, регулярно ходил в горы, играл в волейбол, любил заниматься на турнике.
    Но годы подпольной борьбы серьезно подорвали его здоровье. На рубеже 40-летия, как вспоминали люди из окружения командующего повстанцами, тот стал заметно сдавать. Многолетнее пребывание в замкнутом сыром пространстве тайных схронов - “криївок” - привело к обострению ревматизма и проблемам с сердцем и легкими.

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. - Львів, 2007
    Поддельные документы Романа Шухевича - временное удостоверение личности



    Как предполагает Иван Патриляк, исследователь повстанческого движения, первый визит подпольщика Шухевича к легальному врачу состоялся в 1946 году и был вызван, скорее всего, жалобами на коленный сустав, который опухал. Во всяком случае Любомир Палюга, член УПА и студент-медик, сопровождал своего командира во время визита к некоему рентгенологу.
    Патриляк рассказывает, что уже со следующего года болезнь стала прогрессировать и боли досаждали Шухевичу ежедневно. Охранник командарма Михаил Заяц, носивший псевдоним Зленко, вспоминал, что в начале 1947-го его подопечного тревожили боли в ногах. У генералаподпольщика появилась опухоль вокруг колена, и повстанцы, посовещавшись, решили, что Шухевичу нужно показаться врачу. Выбрали доктора из города Ходорива, расположенного на юговостоке Львовской области.
    Ранним утром командир УПА, одевшись в ватник, в старой шапке, с пистолетом и гранатой в кармане, в одиночестве отправился из леса на обследование. “У меня не укладывалось в голове, чтобы командир [Шухевич] шел к большевикам в руки. Но все прошло как следует”, - рассказывал Заяц-Зленко, имея в виду, что лидер повстанцев благополучно вернулся из этой вылазки. Правда, с собой он принес неприятное известие - ходоривский врач диагностировал у него сложную форму ревматоидного артрита.

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. - Львів, 2007
    Поддельные документы Романа Шухевича - военный билет



    Сложность была и в том, что доктор прописал больному покой, диетическое питание и постоянный уход. Обеспечить все это в условиях подполья было практически невозможно.
    Через несколько месяцев, в мае 1947-го, Шухевич немного поправил здоровье, когда выбрался из схрона в лесной лагерь УПА. И все же уже в июне под видом некоего “бухгалтера” он наведался к львовскому врачу Матвею Лотовичу, который обнаружил у него не только ревматизм суставов, но и болезни желудка, а также ослабление сердечной мышцы.
    Новая встреча с Лотовичем состоялась в феврале следующего года: “бухгалтер” жаловался на боли в сердце, а врач, отметив некоторый прогресс в лечении ревматизма, констатировал, что с сердцем проблемы продолжаются. Повстанческий командарм получил рекомендации по лечению и список препаратов.
    С этого момента Шухевич, подчиняясь требованиям львовского медика, попрощался с подземными схронами. Лето он старался проводить в лесном лагере со своей армией, а зимой жил на конспиративных квартирах. Как вспоминал Заяц-Зленко, “состояние здоровья командира требовало жизни “наверху”. Жизнь в крыйивке была невозможна”. Он сожалел о подобных переменах: как раз в этот период МГБ активизировало усилия по уничтожению верхушки националистического подполья.
    Первый раз на юга
    Лечение не приносило желаемых результатов. Более того, Шухевича стали мучить частые головные боли, вызванные высоким давлением.
    О состоянии командарма УПА узнали и сотрудники МГБ, которые начали вести тщательное наблюдение практически за всеми больницами и здравницами региона. Более того, примерно к четырем десяткам львовских аптек приставили соглядатаев, в чью задачу входило сообщать обо всех подозрительных покупателях.
    Повстанцы в свою очередь стали добывать лекарства для Шухевича исключительно через преданных националистической идее врачей и студентов-медиков.
    Со временем окружение подпольного лидера поняло, что лечить командира надо в стационаре, иначе он долго не протянет. Было решено, что Шухевич выедет за пределы Западной Украины, где активничало МГБ, чтобы вдали от реалий партизанской борьбы тот смог кардинально поправить здоровье. Местом лечения выбрали Одессу, славившуюся квалифицированными медиками и курортами.

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. - Львів, 2007
    Роман Шухевич (на фото - справа) в лесу играет в шахматы со своими товарищами



    Первой на разведку туда отправилась Галина Дидык, связная УПА, действовавшая под псевдонимом Анна, доверенная особа Шухевича. Путевку на южный курорт ей раздобыл сотрудничавший с подпольем председатель артели Красный луч Иван Парубчак, который оформил документы на Дидык через Львовский обллеспромсоюз.
    Анна выехала в Одессу по фальшивому паспорту на имя Софии Ксенжик. В санатории им. Карла Маркса она провела месяц. “Поехала я в Одессу посмотреть, можно ли ему [Шухевичу] там подлечиться. Чуточку было страшно, ведь к этому времени мы сидели в лесу, а здесь пришлось выйти из него, переодеться и ехать поездом”, - вспоминала о том вояже Дидык.
    Лечилась она как сердечница, хоть и была абсолютно здорова. Уже потом говорила, что принятые тогда лекарства через много лет отрицательно сказались на ее самочувствии.
    “Одновременно увидела, что на Восточной Украине люди как люди. Что это не те типы, к которым мы привыкли тут, - энкаведисты, - пишет в своих воспоминаниях связная УПА. - А главное то, что когда они узнали, что я с Галиции, стали ко мне очень хорошо относиться”.
    Весной 1948 года сердечные болезни Шухевича обострились, он уже не мог полноценно работать. Тогда Дидык, используя наработанные связи, достала два направления на лечение в одесский санаторий Лермонтовский. Оформили их по поддельным документам, выданным двум “учителям” - Анне Хомяк и Ярославу Полевому.
    На лечение “Полевой” и его коллега отправились самолетом из Ивано-Франковска. Прибыв на место, подпольщики прошли обследование в поликлинике санатория, а после по рекомендации врачей купили за наличные путевки, обошедшиеся в 10 тыс. руб. каждая. Следующие полтора месяца пара находилась под присмотром кардиологов и даже воспользовалась услугами дантиста.

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. - Львів, 2007
    Роман Шухевич (на фото - слева) на подпольной квартире в селе Белогорща (ныне - часть Львова)



    В период лечения Шухевич и Дидык свободно гуляли по городу, посещали музеи, оперный театр, фотографировались. Подпольщики настолько осмелели, что сделали “Полевому” кардиограмму на территории воинской части, - аппарат, способный снять показатели сердечной активности, оказался только в военном госпитале. “Я пошла туда попроситься. Но мне сказали, что они никому не делают. Однако когда услышали, что мы - галичане, что я приехала с больным человеком из Львова, очень хорошо отнеслись и сделали кардиограмму”, - вспоминала Дидык.
    Связная, описывая те события, отмечала, что Шухевичу было психологически нелегко: “Среди людей он уже давно не был, привык другими командовать, здесь пришлось мне командовать им”. Кроме того, угнетало постоянное ожидание неприятностей - каждый выход в город мог стать последним. Поэтому, к примеру, пока Шухевич был на процедурах, Дидык ждала его под дверями кабинета с пистолетом в кармане. Сам же командарм даже в такие моменты не расставался с ампулой яда.
    Одесские “каникулы” прошли довольно быстро. Обратно пара добиралась по новому маршруту: сначала самолетом в Черновцы, оттуда - поездом в Кишинев и лишь затем по железной дороге - во Львов.

    И вновь Одесса
    Морской отпуск благотворно сказался на состоянии Шухевича - на протяжении второй половины лета и осенью 1948 года он не испытывал проблем со здоровьем. Но уже зимой хвори, как утверждал Заяц-Зленко, вернулись.
    Командарм УПА опять стал наблюдаться у проверенных львовских врачей, но улучшений в его состоянии все никак не наступало. Поэтому в первый месяц лета 1949-го он решился на повторение приморского отдыха. В компании с Дидык по тем же фальшивым документам Шухевич прибыл в Одессу.
    Изначально подпольщики поселились на квартире напротив санатория Аркадия, но вскоре по рекомендации врачей переехали в пригород, село Крыжановку, где остановились в доме бригадира местного колхоза Матвея Жуматина. Лечился галицкий гость у тех же докторов, что и прежде. Санаторный курс обошелся в 20 тыс. руб. на двоих.

    Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. - Львів, 2007
    Галина Дидык, связная и доверенное лицо Шухевича, которая сопровождала командующего УПА в его поездках в Одессу



    Во время этого визита на юг с Шухевичем произошел неприятный инцидент - купаясь в море, он потерял медальон с изображением Богородицы, который ему в детстве подарила мать. Как рассказывала Дидык, после безуспешных поисков глава националистического подполья сказал: “Это значит, что вскоре я погибну”.
    Назад в Галицию пара вернулась через Киев. Как и в прошлый раз, до наступления холодов жалоб на плохое самочувствие соратники от Шухевича не слышали. Более того, командарм однажды принялся обучать повстанческую молодежь упражнениям на турнике. Однако поздней осенью наступил новый кризис - даже небольшие переходы в 10-15 км давались Шухевичу с невероятным трудом. Несмотря на постоянное лечение, диеты, уколы и другие процедуры, ситуация не менялась. Все вокруг понимали, что командующий УПА доживает последние дни.
    Зимой 1950 года Шухевич старался активно работать. Поездки за пределы Галиции убедили его, что повстанческое движение можно возродить и на востоке Украины. Он трудился над планами переноса подпольных баз на восток, строительства новых схронов, разрабатывал инструкции по работе с молодежью, с населением Восточной Украины. А связные УПА объездили почти все областные центры УССР, организовывая конспиративные квартиры.
    Этот активный процесс оборвался 5 марта 1950-го, когда в ходе спецоперации МГБ Шухевич был убит.
    Лишь после его смерти советские спецслужбы узнали, что, когда они активно вели поиски “бандита” Шухевича в Галиции, тот лечился в советских здравницах Одессы.
    Следователи, разбираясь в том, как командарм УПА умудрялся выезжать “на моря”, констатировали в рапорте, что “местными [одесскими] органами милиции они [Шухевич и Дидык] были временно прописаны на проживание согласно представленным поддельным документам”. Причем в паспорт Шухевича была вклеена фотография, идентичная той, что имелась в сборнике № 1 МГБ СССР, содержащем ориентировки на разыскиваемых по всему Союзу государственных преступников.
    Власти задним числом наказали руководство одесской милиции “за потерю бдительности”


  2. Вверх #2
    возмутитель спокойствия
    Аватар для Kertis
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Жемчужина Бандерштата
    Сообщений
    26,280
    Репутация
    19370
    Записей в дневнике
    7
    Застойный террор. Эпидемия терактов и угонов гражданских самолетов в СССР.


    Последствия взрыва самодельного устройства 8 января 1977 года в вагоне московского метро.

    Единственный снимок только что произошедшего теракта на Красной площади в сентябре 1967 года


    Продавцов и покупателей магазина в центре Москвы во время январского теракта 1977 года спас от смерти прилавок

    С конца 1960-х годов в Советском Союзе случилась эпидемия терактов и угонов гражданских самолетов. Об этих случаях газеты почти не писали: власти боялись спровоцировать еще большую волну насилия, - пишет Дмитрий Громов в рубрике Архив в № 3 журнала Корреспондент от 25 января 2013 года
    Сентябрь 1967-го застал запорожского фотографа Олега Бурбовского в Москве, где он, работник закрытого оборонного предприятия, находился в командировке.
    В последний день Бурбовский решил поснимать для души на Красной площади - благо вечернее солнце давало хороший свет. Направив камеру на марширующий почетный караул, Бурбовский вдруг услышал у себя за спиной - как раз напротив входа в мавзолей Владимира Ленина - оглушительный взрыв c эхом и дребезжанием.
    Расцвет насилия против рядовых граждан с применением адских машинок и оружия пришелся на брежневскую эпоху
    “Все просто оторопели. Это была такая минута молчания у мавзолея целой толпы людей. (Смена караула, как правило, собирала на главной площади страны множество зевак.) Затем публика с таким вздохом и криком бросилась врассыпную, - вспоминает фотограф. - Когда схлынул поток людей, я смотрю: мимо меня проходит парень, поднимает брюки - у него кровь течет по ногам. Мужчина военный несет девочку - у нее нога почти оторвана и болтается. Перед входом в мавзолей лежал мужчина с кишками, вывернутыми на мостовую, а рядом - второй парень, над которым склонились несколько человек. Видимо, был тяжело ранен. И я начал фотографировать”.
    По словам очевидца, он был чуть ли не единственным, кто осмелился в этот момент на съемку. Правда, ни в тот день, ни спустя годы при советской власти его фото не были опубликованы, а о теракте вышла лишь небольшая заметка в газете Вечерняя Москва.
    Из скудной информации, дошедшей до наших дней, известно только, что самодельное взрывное устройство, прикрепленное на поясе, привел в действие террорист-смертник, житель литовского Каунаса по фамилии Крысанов.
    Организаторы и исполнители [терактов 1970-х годов]рассчитывали вызвать панику, страх среди населения, недовольство политикой и действиями органов власти
    По сути это был первый в СССР теракт такого масштаба. Годы правления Иосифа Сталина ознаменовались лишь редкими покушениями на жизнь партийных вождей, в том числе и самого отца народов. Расцвет насилия против рядовых граждан с применением адских машинок и оружия пришелся на брежневскую эпоху.
    Подоплекой почти всех взрывов, а также многочисленных терактов, связанных с угонами гражданских самолетов за границу, был протест против советского строя, нежелание представителей национальных республик - в основном Прибалтики и Закавказья - жить в семье народов под названием СССР, а также стремление многих советских граждан вырваться за пределы железного занавеса.
    “Организаторы и исполнители [терактов 1970-х годов] рассчитывали вызвать панику, страх среди населения, недовольство политикой и действиями органов власти”, - считает российский историк и публицист Олег Хлобустов.
    Кавказский след
    В субботу 8 января 1977 года в Москве почти один за другим прогремели три взрыва. Сначала в вагоне поезда метро между станциями Измайловская и Первомайская, а затем в продуктовом магазине и в уличной урне на одной и той же улице 25 Октября, соединяющей Красную площадь и Лубянскую, - как раз между двумя оплотами власти в Союзе, Кремлем и центральным управлением КГБ.
    В результате трагедии погибли семь человек и около полусотни получили ранения. Львиная доля пострадавших пришлась на метро.
    В результате трагедии погибли семь человек и около полусотни получили ранения.
    “Вбегаю туда [вагон, где произошел взрыв], а там вот такой слой крови, разбросанные вещи, люди покалеченные, стоны, ребенок лет 12-13 в черном костюме тренировочном, весь изрешеченный, женщина махала окровавленной рукой вся в красном [от крови] пальто”, - рассказывал тогда следователям КГБ Алексей Розанов, машинист электропоезда, следовавшего за составом, в котором произошел взрыв.
    Время бойни было выбрано преступниками неслучайно - школьные каникулы, когда многочисленные мамы и бабушки ехали со своими детьми на елки.
    События того дня повергли в шок не только москвичей, оставшихся в живых, но и сотрудников КГБ, который тогда возглавлял будущий генсек Юрий Андропов. Опыта раскрытия таких преступлений у спецслужбы еще не было. На ноги был поднят весь комитет, заработавший в круглосуточном режиме.
    Первая ниточка появилась, когда детально обследовали тела убитых. “У одного мужчины из-под сердца вытащили осколок [всего их было около 200], а он с синей эмалью и представляет собой дужку, все равно как ручка от утятницы, - вспоминает Вадим Удилов, генерал-майор, в 1977 году - замначальника контрразведки КГБ СССР. - Значит, преступники использовали эту утятницу как корпус для бомбы”.
    Следователям удалось выяснить, что самодельная бомба взорвалась в хозяйственной сумке коричневого цвета, внутри которой была постелена газета Советский спорт - ее шрифт термически отпечатался на обнаруженных фрагментах сумки. Далее чекисты действовали своеобразным дедуктивным методом, подбираясь к частному исходя из общего. Выясняли, в каких городах необъятного СССР могли изготавливать такие утятницы с часовым механизмом из будильника Слава и металлическими шпильками внутри. В круг следствия попали десятки городов – от Львова до Магадана и от Ленинграда до Ташкента. Кроме того, оперативники шерстили всех подписчиков Советского спорта в Москве.
    Опыта раскрытия таких преступлений у спецслужбы еще не было.
    “Задача была сложна и по нынешним временам практически неисполнима, - рассказывает Александр Михайлов, генераллейтенант, в 1977-м - оперуполномоченный управления КГБ СССР по Москве. - И тем не менее я вынужден был каждый день приходить в почтовые отделения - одно, второе, третье. Выписывал всех подписчиков газеты Советский спорт, а также в ЖЭКе узнавал обо всех лицах, проживающих в одной квартире с подписчиком. Искал лиц с криминальным прошлым. Это был колоссальный объем работы - мы просто захлебывались”.
    В результате сложных комбинаций, приводивших сыщиков то в Харьков, то в Керчь, то в Ивановскую и Рязанскую области, все пути сошлись в Ереване. По мнению гэбистов, оттуда могли быть родом одновременно все улики.
    Решающий толчок расследованию дали сами террористы. Спустя десять месяцев после трагедии в зале ожидания на Курском вокзале в Москве по наводке пассажиров была обнаружена и обезврежена дорожная сумка, в которой находились два взрывных устройства - утятницы. Ее оставили двое молодых парней кавказской внешности, торопившихся на поезд Москва - Ереван.
    По имеющимся уликам оперативники задержали двух пассажиров этого состава - Акопа Степаняна и Завена Багдасаряна. При обыске у них в квартирах были обнаружены компоненты взрывных устройств. Вскоре КГБ вышло и на их лидера - Степана Затикяна.
    По имеющимся уликам оперативники задержали двух пассажиров этого состава - Акопа Степаняна и Завена Багдасаряна
    “Все они были знакомы с детства, изучали историю Армении и пришли к выводу, что их страна потеряла значительную часть территории в результате договора между Советской Россией и Турцией [1921 года], когда часть ее территории была отдана туркам и часть - Азербайджану, - рассказывает российский историк Елена Кряжева-Карцева. - По их мнению, армяне должны были бороться за единство своей земли, за независимость”.
    В 1966 году, еще учась в институте, Затикян создал нелегальную Национальную объединенную партию Армении. Она даже имела свою газету и типографию. В 1968-м Затикян уже был судим за антисоветскую агитацию и пропаганду.
    Судебный процесс января 1979 года оказался для него и двух его сообщников последним. За организацию терактов в Москве они были приговорены к расстрелу. Все трое признали свою вину, однако последнее слово Затикяна было ярким.
    “Я уже неоднократно заявлял, что отказываюсь от вашего судилища, - сказал он. - Ни в каких защитниках не нуждаюсь. Я сам есть обвинитель, а не подсудимый. Вы не властны меня судить, поскольку жидо-российская империя не есть правовое государство. Это надо твердо помнить”.
    После паузы он добавил на армянском: “Передайте другим, что нам остается месть, месть и еще раз месть”.
    Спустя несколько лет советские диссиденты, в частности ученый Андрей Сахаров, утверждали, что дело по обвинению в московских терактах армянских националистов было сфальсифицировано спецслужбами, настаивая на том, что Затикян был казнен без вины.
    Не взятая высота
    До армянского теракта взрывы в Москве гремели дважды - в уже упомянутом 1967-м, а также в 1973-м, и оба имели в качестве эпицентра святая святых социализма - мавзолей Ленина.
    “Сильный был взрыв [1967 года], одной итальянской туристке [Сильвии Зало] оторвало ноги, заглушку от бомбы вообще нашли за кремлевской стеной, - вспоминает генерал Филипп Бобков, бывший руководитель Пятого управления КГБ (по борьбе с идеологическими диверсиями). - Второй [террорист, совершивший свой взрыв в 1973-м], подорвавший себя в мавзолее, был из Горловки”.
    После теракта горловчанина покойный вождь пролетариата уцелел, а вот двое ни в чем не повинных людей погибли, четверо школьников получили тяжелые ранения
    К тому времени на саркофаг Ленина уже установили бронезащиту, которую ничто не могло повредить. Поэтому после теракта горловчанина покойный вождь пролетариата уцелел, а вот двое ни в чем не повинных людей погибли, четверо школьников получили тяжелые ранения.
    Москва не единственная пострадала от атак доморощенных террористов. Еще три взрывных устройства сработали в 1972 году в Грузии - сначала у обкома КПСС в Сухуми, в результате чего ушел из жизни отдыхающий из Ленинграда, а затем у дома правительства в Тбилиси и напротив горкома в Кутаиси, где обошлось без жертв.
    “Четыре месяца искали мы “автора”, - рассказывает Бобков. - Перелопатили все полученные анонимки с угрозами, наконец-то вычислили террориста в Сухуми - психически здорового убежденного антисоветчика, который сознательно пытался вызвать панику в народе”.
    К слову, террористы той поры в СССР, как правило, были оппонентами существующего строя. И лишь в двух случаях “советские теракты” оказались результатом немотивированной агрессии и психических отклонений.
    Так было, к примеру, с расстрелом из армейских автоматов мирных жителей на привокзальной площади Курска, совершенном двумя солдатами-дезертирами в сентябре 1968-го. И хотя радиостанция Голос Америки утверждала, что массовое убийство 13 человек и ранение еще 11 было совершено в знак протеста против гегемонии КПСС и ввода советских войск в Чехословакию, допросы уцелевшего террориста Юрия Суровцева это не подтвердили.
    Еще три взрывных устройства сработали в 1972 году в Грузии -сначала у обкома КПСС в Сухуми, в результате чего ушел из жизни отдыхающий из Ленинграда, а затем у дома правительства в Тбилиси и напротив горкома в Кутаиси, где обошлось без жертв
    Вторым случаем стали события в июне 1971 года, когда Петр Волынский взорвал самодельное устройство в городском автобусе Краснодара, убив десять пассажиров. Позже выяснилось, что он готовил теракты неоднократно. Мотивы признанного душевнобольным Волынского крылись в его маленьком росте: страдая комплексом Наполеона, он мечтал уничтожить “больших” людей, а попутно и всех остальных.
    А вот наиболее “популярные” в Союзе теракты, угоны самолетов, совершались людьми вполне вменяемыми и с прозрачной целью - любой ценой бежать из “империи зла”.
    В период с 1969-го и до распада СССР с большим или меньшим успехом было совершено два десятка попыток завладеть гражданскими воздушными судами. Причина одна - из Страны Советов практически невозможно было свободно эмигрировать. Разрешение на выезд целиком зависело от благоволения партийной власти.
    Те, кому отказывали в выезде, так называемые отказники, однажды даже объединились в подпольную организацию для прорыва за границу. Согласно известному “ленинградскому самолетному делу” 1970 года, полтора десятка жителей северной столицы, в основном евреи, готовили захват Ан-2 и побег на нем в Швецию.
    Заговорщики были обезврежены КГБ за несколько мгновений до осуществления замысла.
    Схожая судьба постигла почти всех советских угонщиков: в большинстве случаев террористов обезвреживали и сажали в тюрьмы - если не в СССР, то там, куда они направляли захваченные крылатые суда.
    В период с 1969-го и до распада СССР с большим или меньшим успехом было совершено два десятка попыток завладеть гражданскими воздушными судами
    Всего в результате воздушных терактов в СССР погибли 100 человек, большинство из которых составили 82 пассажира и экипаж Ту-104 - он разрушился в воздухе после взрыва бомбы при попытке угнать борт в Китай 18 мая 1973 года.
    Единственный угон из СССР, который был доведен террористами до конца, причем угонщики остались безнаказанными, был выполнен литовцами - 45-летним Пранасом Бразинскасом и его 13-летним сыном Альгирдасом.
    В октябре 1970-го, вооруженные пистолетом, обрезом и учебной гранатой, они потребовали от пилотов Ан-24, следовавшего рейсом Батуми - Сухуми, пересечь Черное море и приземлиться в Турции. В результате перепалки в салоне, где находились 46 пассажиров, погибла 19-летняя бортпроводница Надежда Курченко.
    Турецкая сторона отказалась выдать преступников СССР, и хотя Бразинскасы были осуждены, они вскоре вышли на свободу по амнистии, а затем эмигрировали в США. Однако судьба свершила свой суд над угонщиками: спустя 32 года Бразинскас-младший на бытовой почве убил своего отца и был приговорен к 16 годам тюрьмы.
    Совсекретно
    До наступления 1960-1970-х в СССР слышали о массовых терактах разве что из зарубежных новостей и передачи Международная панорама. Они происходили где-то там - в странах капитализма, неотъемлемым элементом жизни которых в глазах советских людей был политический экстремизм. А в СССР ничего подобного и быть не могло, поэтому система госбезопасности и правоохранительных органов не была приспособлена для расследования такого рода ЧП.
    “Это было за пределами здравого смысла. В условиях развитого социализма допустить, что может быть такой теракт на транспорте с большим количеством жертв, было просто невозможно, - говорит Михайлов. - Кроме того, на тот момент не было никакой информации о подготовке терактов”.
    В условиях развитого социализма допустить, что может быть такой теракт на транспорте с большим количеством жертв, было просто невозможно
    По словам чекистов, до 1967-го в КГБ даже не существовало спецподразделения по борьбе с терроризмом. И возникло оно лишь после нашумевшего покушения на генсека Леонида Брежнева, которое осуществил лейтенант Советской армии Виктор Ильин.
    Офицер при выезде правительственного кортежа из Кремля стрелял в лобовое стекло лимузина из двух пистолетов Макарова. Правда, ошибся машиной и вместо главы СССР попал в космонавта Георгия Берегового, ранив того.
    Позже власти представляли инцидент как покушение на жизнь космонавтов, которые ехали со встречи с Брежневым. А сам Ильин, с учетом его антиправительственных взглядов, был признан психически невменяемым.
    Вообще в СССР по возможности старались замалчивать все, что касалось терактов, - отчасти чтобы не портить имидж страны, но еще и потому, что опасались: отдельные акции могут перерасти в лавину.
    До 1967-го в КГБ даже не существовало спецподразделения по борьбе с терроризмом
    “Мы точно знали: сегодня напишем [в прессе] - завтра захватят еще один самолет, - рассуждает Бобков. - Зачем поощрять к действию? Люди подвержены влияниям. По этим же соображениям мы не пускали на экраны фильм День Шакала [1972 года] по роману [английского писателя Фредерика] Форсайта - там очень грамотно была показана подготовка к теракту [покушению на французского президента Шарля де Голля]”.
    Не увидели в свое время свет и снимки самого первого московского теракта - у мавзолея в 1967 году. Хотя запорожский житель Бурбовский и поспешил тогда с камерой в гости к своему столичному приятелю, преподавателю МГУ, проявил пленку, сделал несколько отпечатков и даже предложил их знакомым из агентства печати Новости.
    Фото у него не взяли, зато, когда он вышел из поезда в родном Запорожье, на перроне его уже поджидали двое мужчин в штатском, которые сделали предложение, от которого он не мог отказаться: “Олег Александрович, давайте нам пленочку!”.
    “Ну что… Я вынул, отдал, но пара снимков у меня остались, публиковать их я тогда не решился”, - завершает рассказ Бурбовский, чьи снимки впервые увидели свет в 1990-х годах.

  3. Вверх #3
    возмутитель спокойствия
    Аватар для Kertis
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Жемчужина Бандерштата
    Сообщений
    26,280
    Репутация
    19370
    Записей в дневнике
    7
    Профанация сталинской стабильности

    Карикатурные постсоветские режимы, обосновывая охлосу «необходимость» тоталитарной системы и преимущества диктатуры часто прибегают к дешевым политтехнологиям. Суть манипуляций такова: плебсу вешается на уши лапша, мол, порядок возможен только при «железной руке хозяина». То, что сами вертикали Путина, Лукашенко или Януковича действуют бандитскими методами да еще по беспределу, минуя кодекс чести, никого не интересует. Главное, чтобы верил люмпен. Отсюда дутые «стабильность» Путина и «покращення» Януковича. Для пущей убедительности правильности выбранной политической модели, совковые режимы возрождают культ типичных тиранов, таких, например, как Иван Грозный, Петр І или Иосиф Сталин.

    Гомо советикусы подыгрывают путинистам и бандюковичам, твердя, как мантру «Сталина на них нет» или «в СССР порядок был железный». На самом деле, канувший в Лету Советский Союз был ничем не лучше нынешних режимов. Та же двойная мораль, репрессии овец, одним всё, другим только стойло, кнут, похлебка и немного зрелищ. И главное, что при такой строгой жизни был все тот же бардак. Не удивляйтесь, при Сталине никакого порядка не существовало. Была лишь иллюзия, что «все под контролем» и «партия заботится о каждом советском человеке»:


    Бардак товарища Сталина - Действительно ли существовал «порядок» в тоталитарном Советском Союзе?



    … Представьте себе: три молодые летчицы готовятся отправиться в далекий рискованный спортивный перелет. Их покровители достают для них один из лучших самолетов и не жалеют ни сил, ни ресурсов, чтобы этот перелет получился удачным. И вот старт. Сразу после взлета выясняется: радиосвязь работает ненормально, то есть приемник в порядке, а вот передатчик почему-то взял и замолк. Но летчицы решают не возвращаться — в конце концов, зачем им это радио? Есть компас, есть карты. Но вскоре возникает еще одна проблема: штурман открыла астролюк для наблюдения за звездами, и потоком воздуха из кабины сразу же высосало роскошные карты. Запасных нет: их летчицам не положили… И еще одна проблема: выясняется, что отсутствует измеритель количества бензина в баках (а этих баков целых 17). Вовремя не переключишь с выработанного на полный — остановятся моторы. Поэтому приходится переключать, руководствуясь интуицией, а не показателями приборов. Но ничего — вслепую, в тучах, без связи, имея только компас, летчицы пролетели несколько тысяч километров и приблизились к конечному пункту полета, и тут — взвыла сирена: бензин кончился, сейчас остановятся моторы. Штурман выпрыгивает с парашютом просто над лесными чащами (потому что при вынужденной посадке носовая кабина очень опасна), пилот умело сажает самолет на высохшее болото. Летчицы разворачивают предназначенную именно для таких случаев аварийную радиостанцию, однако выясняется, что им забыли положить батареи для нее. Ничего, есть динамо-машина, радио оживает, но на запросы никто не отвечает (потом уже выясняется, что запасная частота на случай аварии была указана старая, недействительная...). Девушек начинают искать, и в конце концов их находит рядовой пилот на небольшом гидроплане. К месту посадки немедленно вылетают два больших самолета с начальством, спортивными комиссарами, врачами, корреспондентами — и тот же гидроплан. В результате спешки два больших самолета сталкиваются в воздухе недалеко от места посадки летчиц; уцелели лишь четверо из нескольких десятков людей, находившихся у них на борту. В конечном итоге летчиц вывозят, пышно встречают, а тела тех, кто летел им на выручку, на полвека остаются гнить в лесной глуши…


    ____________

    Это не «черная комедия» производства Голливуда и не контрпропагандистский рассказ в стиле «на Западе человек человеку — волк», и не скетч на грани фола авторства Михаила Задорнова, в начале и в конце которого юморист обязательно затягивает: «Ну, американцы… Ну, дураки...». Нет, это изложение основных моментов полета трех советских летчиц — Гризодубовой, Расковой, Осипенко — на Дальний Восток в 1938 году — тогда, когда в СССР царил, в чем уверена даже некоторая часть оппонентов «вождя всех народов», железный и нерушимый сталинский порядок.

    В действительности же этот мнимый порядок скрывал под собой ужасный бардак. Причем абсолютно тотальный и абсурдный — от Москвы и до самых окраин. ( Collapse )

    БУМАЖНЫЕ САМОЛЕТЫ И ТАНКИ

    Современный российский исследователь Борис Соколов — одновременно и специалист по военно-политической истории ХХ века, и профессиональный литературовед. Возможно, именно вторая профессия — умение работать со словом, внимание к нюансам текстов самого разного пошиба — и позволила ему сделать сенсационное открытие. Оказывается, данные о производстве танков и самолетов в СССР в 1941—1945 годах существенно завышены. Возможно, даже вдвое. А по меньшей мере — на 10—15 тысяч. Это, оказывается, нетрудно доказать, если внимательно вчитаться в известную книгу председателя Госплана, первого заместителя председателя советского правительства Николая Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», сравнивая приведенные в ней по годам данные о производстве алюминия и броневой стали (вероятно, несколько завышенные с пропагандистской целью, но никак не заниженные) с ежегодными цифрами выпуска танков и самолетов, приведенными в официальной истории войны. И даже учитывая поступление алюминия и стали по ленд-лизу, никоим образом нельзя было выпустить столько боевых машин — просто не из чего было их «клепать». Аналогичная ситуация и с самолетами, даже принимая во внимание использование специально обработанной древесины в советском авиапроме. Получается, пишет Соколов, что «всего в распоряжении советской промышленности в первые 2,5 года войны должно было быть около 405 тыс. тонн бронестали, тогда как только на производство 30 тыс. танков Т-34 ее могло уйти до 600 тыс. тонн». А еще же было выпущено, по официальной статистике, 23,3 тысячи других танков и самоходных пушек, среди них и тяжелые КВ различных модификаций, на которые шло больше броневой стали. Но не забывайте — иногда в отходы или брак на танковых заводах шло до половины бронелиста. Так сколько же реально было выпущено танков в СССР? И чем в действительности оперировал товарищ Сталин, лично распределяя танки по фронтам?

    Впрочем, вполне вероятно, что значительная часть этих танков, которых не могло быть, существовала не только на бумаге. Во-первых, в число новых могли включать отремонтированные танки; во-вторых, грозные на вид Т-34 в 1942 году, вероятно, делались еще и из неброневой стали. А что было можно сделать, когда сверху спускали явно нереальные планы выпуска и строго требовали их выполнения?

    А то, что Сталин нередко оперировал «бумажными» боевыми единицами, лишний раз подтверждают воспоминания командующего Дальней авиацией маршала Александра Голованова. Время действия — октябрь 1941 года:

    «Вскоре я был вызван в Ставку и там встретился с командующим ВВС. Ставились задачи фронтовой авиации. Нужно было прикрыть выгрузку стрелковой дивизии на одной из фронтовых станций.

    — Вы можете это выполнить? — обратился Сталин к Жигареву (тогдашнему командующему Военно-воздушными силами. — С.Г.).

    — Могу, товарищ Сталин, — ответил Жигарев.

    — А хватит ли у вас на все истребителей? — последовал опять вопрос.

    — Хватит, товарищ Сталин.

    — Ну, хорошо. Мы об этом сообщим фронту, — сказал Сталин. Получив задание для своей дивизии, я попросил П. Ф. Жигарева принять меня, чтобы уточнить нашу дальнейшую боевую работу.

    — Хорошо, поедемте со мной. Действительно, мне на вас жаловались, что вы не всегда выполняете поставленные штабом ВВС задачи.

    По приезде в штаб ВВС был вызван начальник штаба, чтобы срочно выделить полк истребителей для прикрытия выгрузки войск. Начальник штаба, не сходя с места, сказал: «Вы же, товарищ командующий, знаете, что истребителей у нас нет». Положение Жигарева оказалось не из легких… Раздался звонок по «кремлевке». Звонил Сталин, спрашивал — дано ли распоряжение о выделении истребителей. Что же ответит Жигарев?! «Истребители, товарищ Сталин, выделены. С утра прикрытие выгрузки войск будет обеспечено». Посмотрев на начальника штаба, я встретил его изумленный взгляд. Мы с недоумением смотрели на Жигарева, который, как ни в чем не бывало, положил трубку и спросил меня, какие есть вопросы»

    Через полгода, правда, генерал Жигарев «спекся»: масштабы его лжи и непрофессионализма стали слишком уж грандиозными (не были переброшены на фронт с заводов 700 самолетов, готовых к бою, потому что командующий ВВС вовремя не послал экипажи, чтобы перегнать эти самолеты, — и пытался свалить всю вину на производственников). И что? Пошел под трибунал? Нет — был отправлен служить на Дальний Восток, не потеряв ни одной звездочки на погонах…

    С авиацией связаны и другие, не менее интересные по-своему истории. Вот одна из них. В конце 1930-х годов авиаконструктор Поликарпов подготовил к запуску в серию истребитель И-180. По своим летным данным и вооружению он полностью был способен конкурировать с новейшим немецким Ме-109 Е. 1 мая 1939 года И-180 принял участие в воздушном параде над Красной площадью в Москве. 29 июля 1939 года вышло постановление Комитета обороны при Совнаркоме СССР «О введении в серийное производство модифицированных самолетов-истребителей в 1939 году», по которому выпуск И-180 возлагался на авиазавод №21 в городе Горьком. Но директор завода… отказался выпускать этот самолет. Руководство авиапрома и ВВС принимало одно постановление за другим, на завод приезжал сам нарком Михаил Каганович (брат почти всесильного Лазаря) — все напрасно. 30 января 1940 года выходит новое грозное постановление — начать серийный выпуск И-180 с февраля, поскольку все чертежи давно на заводе, все готово к серии — и ничего. Ноль. Завод продолжает выпускать уже устаревшие И-16 конструкции того же Поликарпова, пока в конце года директор завода №21 не запускает в серию ЛаГГ-3, который по всем характеристикам (в том числе и по технологичности производства) существенно уступает И-180.

    Скажете, этого быть не могло? Нет, могло быть еще и не такое.

    В 1942 году были проведены успешные фронтовые испытания (малыми сериями) лучшего советского пикировщика времен войны Ту-2 и лучшего истребителя И-185. Первый пошел на конвейер в серию только в 1944 году, второй так и не был запущен в производство (в 1945 году Ла-7 приблизился к нему по летно-тактическим данным, но не обогнал). Почему? Историки ищут объяснения то ли в характере Сталина, то ли в кознях приближенных к вождю авиационных деятелей, то ли в каких-то случайностях. Но разве дело в частичных вещах? Дело в системе. Но обобщения — потом, а сейчас — еще один блок фактов. Который замечательно характеризует сталинскую плановую экономику.

    ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ В ЛЕСАХ ПОВОЛЖЬЯ

    Завод «Красное Сормово», как следует из самого его названия, стоит в волжском городе, который в советские времена был переименован в честь пролетарского писателя Горького. Мощный завод этот, унаследованный советской властью из царского прошлого, выпускал суда, вагоны, трамваи, паровозы, а также артиллерийские снаряды разных калибров (кстати, самим фактом своего существования отрицая болтовню о Сталине, который якобы бы принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой). И вот вдруг на расположенный вдалеке от морей-океанов завод 14 июня 1929 года приходит задание… строить подводную лодку «с целью освоения производства и создания строительной базы с доведением сооружения до 20 подводных лодок на случай войны».

    И вот 23 февраля 1930 года на берегах Волги была заложена подводная лодка Щ-304 под громким названием «Комсомолец». Несмотря на название, эта серийная «щука» (как прозвали моряки лодки серии Щ) была не творением гения советских инженеров, а копией поднятой в Кронштадте британской субмарины времен Первой мировой войны L-55. Но дело не в копировании, а в факте серийного построения подводных лодок (а вскоре заложили еще одну «щуку», затем поступил приказ на протяжении пяти лет построить еще 26 лодок этой серии) за тысячу с лишним километров от моря. Но партия сказала «надо»… Поэтому поспешно построили еще и плавучий док, и в мае 1933 года «Комсомолец» был отправлен через Волгу, а затем — Мариинскую систему каналов (где док с подводной лодкой тянули… лошадьми) в Ленинград для достройки. И только летом 1934 года лодка Щ-304 после ликвидации всех неполадок была передана флоту.

    А потом цирк кончился и начался настоящий кавардак. Вагоны, трамваи, паровозы пришлось отставить. Заводу то давали задание построить два сухогруза для последующего переоборудования их в речные авианосцы, то ему планировали выпуск подводных лодок другой серии с двигателями, скопированными с немецких дизелей концерна MAN (интересно: у власти в Берлине Гитлер, а СССР свободно покупает лицензии на выпуск дизелей для субмарин), то, в придачу к этому, поступала директива о выпуске еще и других лодок — серии Н («Немки», как их неофициально называли, потому что это была полностью немецкая разработка концерна DEMAG, тоже проданная в середине 1930-х Гитлером Сталину). Не успел завод их освоить, как добавились еще и малые подводные лодки — «малютки», как называли их моряки. А еще же нужно было построить, кроме специальных доков для перевозки подводных лодок по Волге и каналам на Балтику и Белое море, большие железнодорожные транспортеры, чтобы везти их на Тихий океан или Черное море… Одним словом, в феврале 1938 года на заводе накопилось 14 недостроенных субмарин разных серий. Не хватало буквально всего — оборудования, металлических листов, торпедных аппаратов. И, понятное дело, квалифицированной рабочей силы. Что делать? Чтобы кое-как выполнить план, на заводе ставили на подводные лодки бракованные металлические листы, некондиционное оборудование и тому подобное. Как результат — перед введением субмарин в состав флота их приходилось достраивать на флотских базах, а нередко и делать на них капитальный ремонт с заменой 30—50% оборудования. А потом, во время боевых действий, у краснофлотцев абсолютно закономерно главной проблемой становилась не борьба с врагом, а борьба с собственным боевым кораблем.

    К началу советско-немецкой войны на «Красном Сормово» в разной стадии готовности накопилось целых 24 подводные лодки. И тут пришел приказ: выпускать танки Т-34. Это был вполне закономерный шаг — использовать мощное предприятие, на котором традиционно выпускался подвижной состав железных дорог, для выпуска танков. Вот только более 10 лет ушло на производство сухопутно-речным «Красным Сормово» подводных лодок, что далось заводчанам с огромным трудом, а когда началась война, оказалось, что все прошлое следует забыть и срочно переучиваться назад…

    Это что касается того бардака, который царил на высших ступенях власти, в головах самого Сталина и его окружения, когда принималось решение о массовом выпуске подводных лодок за тысячу километров от ближайшего моря.

    КУДА ТАМ НЕМЕЦКИМ ДИВЕРСАНТАМ…

    Такой бардак не мог не отразиться на всех сферах жизни СССР. Вот один лишь пример. За полтора месяца до войны с Германией какие-то красноармейцы случайно прервали линию связи, соединявшую командование Особого Западного военного округа и аэродром Белостока (этот город, который сейчас является польским, тогда был областным центром Беларуси). Как прервали? Документы не описывают этого действа, но, очевидно, никто не лез специально на столбы и не сбрасывал на землю километры провода. Скорее всего, какой-то грузовик наехал на телеграфно-телефонный столб и оборвал несколько десятков метров проводов. И вот в пограничной зоне шесть дней никак не могли решить, кто же конкретно должен отремонтировать связь — власти командования округом здесь оказалось слишком мало. Шесть дней в пограничной зоне аэродром, на котором базировались истребители, был без связи. Случай был слишком скандальным (потому что с этого аэродрома не поднялись самолеты, чтобы перехватить «Юнкерс», нарушивший воздушную границу,) — и потому задокументирован. А сколько таких случаев не было задокументировано? Так нужны ли были немецкие диверсанты в ночь с 21 на 22 июня, чтобы разрушить линии связи Красной армии, или она сама куда более успешно делала это, игнорируя элементарные вещи?

    Другой пример, совсем иного характера. Нарком авиационной промышленности Шахурин в воспоминаниях одним абзацем, как о чем-то малозначительном, рассказал, что 12 тысяч тонн дюралюминия во время войны почему-то очутились в Сибири, тогда как должны были поступить на все советские авиазаводы — в соответствии с потребностями. «Нужно было эти «избытки» срочно переправить всем нуждающимся. Но, шутка сказать, срочно переправить 12 тысяч тонн дюраля в разные концы страны! Рабочие грузили алюминий во внеурочное время… Помогли местные партийные и советские организации...» А тем временем авиазаводы стояли…

    А впрочем, помог ли бы массовый и ритмичный выпуск даже самых лучших боевых самолетов? Снова обратимся к воспоминаниям наркома Шахурина. Действие разворачивается во время драматичной обороны Сталинграда:

    «Отправляем самолеты своим ходом на ближайший военный аэродром. На самолете У-2 лечу на этот аэродром, хочу своими глазами увидеть, кому мы вручаем самолеты.

    Лейтенантов среди летчиков не вижу, только сержанты. Спрашиваю:

    — Какой налет имеете на боевых самолетах? Отвечают:

    — Полтора-два часа, и то чаще всего на старых самолетах, редко кто летал на новых.

    Спрашиваю у командиров:

    — Как будет происходить освоение новой материальной части?

    — Теорию им объяснили во время учебы, познакомили и с особенностями самолетов, ну а здесь даем один-два полета и потом — на Сталинград. Время не ждет».

    Может, нарком возмутился, может, стал требовать не гробить зря людей и технику? Нет. Он одобрил увиденное им — и даже через десятилетие, когда писал воспоминания, не переосмыслил свою позицию. И после этого кто-то удивляется, что летчики-асы (эксперты, как их называли коллеги) Люфтваффе, до фронта имевшие по полторы сотни летных часов, потом сбивали «сталинских соколов» сотнями, тогда как лучшие советские летчики имеют на счету чуть больше полусотни сбитых? Да и в советских летных установках и уставах, подписанных генералами и маршалами, нигде не сказано об «одном-двух полетах», однако — «время не ждет»…

  4. Вверх #4
    возмутитель спокойствия
    Аватар для Kertis
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Жемчужина Бандерштата
    Сообщений
    26,280
    Репутация
    19370
    Записей в дневнике
    7
    ТУФТА ВСЕСОЮЗНОГО МАСШТАБА

    Но, наверное, пора уже от примеров переходить к обобщениям. Одно из таких обобщений о системе, созданной Сталиным, — в классической уже книге другого Голованова, журналиста, о Сергее Королеве:

    «Колыма раздиралась главным противоречием: с одной стороны, предназначалась она для уничтожения людей, с другой — для добычи золота. Но умирающий не мог добыть много золота, а здоровяк, добывающий много золота, не хотел умирать. Решение было выбрано половинчатое, но позволяющее выполнить худо-бедно обе задачи: высокие нормы. Единственный стимул для их выполнения — хлеб. Даже крепкий зек чаще всего норму выполнить не мог. Ему срезали пайку, он обессиливал и тем более не мог выполнить норму. Начинался лавинообразный процесс гибели зека, но его стремление жить поддерживало при этом сравнительно высокую производительность труда…

    Сгноить зека дело не хитрое, но ведь неизвестно, когда пришлют новых, сколько их будет, и что это будут за люди. Скажем, узбеки или таджики вообще не могли работать на вечной мерзлоте, однако числились по документам, план спускался и на них и за план этот спрашивали и с простого бригадира, и с начальника Дальстроя комиссара госбезопасности III ранга Павлова. И у бригадира, и у комиссара выход был один — туфта.

    Туфта — довольно емкое лагерное слово, обозначающее всевозможный обман официального руководства. Золотодобыча по самой своей природе создавала условия для пышного произрастания туфты: количество золота в породе колебалось в очень широких пределах, рядом стоящие бутары могли отличаться по своей производительности в 50 раз и более. Площадь снятых шорфов также могла «натягиваться» в немалых границах, равно как и объем добытой породы. Короче, все держалось на туфте — обмане, обсчете, приписках. Там, за колючей проволокой сталинских лагерей, — корни всех больших и малых фальсификаций, чуть не погубивших наше народное хозяйство многие годы спустя».

    Ярослав Голованов. «Королев». Документальный роман. И еще одна цитата из него, непосредственно касающаяся нашей темы:

    «Все — и вольные, и зеки — работали по 16—18 часов в сутки, и работа эта, вопреки всем «высочайшим» инструкциям режима, размывала различия между ними, рушила остатки отчужденности, которая все-таки существовала на Яузе, но уже не могла сохраниться на Иртыше. Еще неотступно ходили с зеками «попки», но ни в какие разговоры уже не вмешивались, одергивать зеков не смели… Из тюрьмы молодые зеки ухитрялись бегать по ночам к возлюбленным, а те человек двадцать, которые работали в конструкторском бюро, — оно разместилось в центре города в здании пароходства, — ездили из тюрьмы на работу в обычном трамвае в сопровождении одного-двух вертухаев, которые моментально теряли своих подопечных из вида в утренней трамвайной толчее.

    Позднее, когда освоились, обжились, анекдотических ситуаций стало еще больше. Константин Ефимович Полищук задержался на заводе — все вертухаи ушли и забыли его. Он походил, побродил и решил идти домой сам. Через проходную его пропустили, а в тюрьму без сопровождающего пускать не хотели, долго пришлось уговаривать. Тем временем на Королева и Купленского, еще одного зека (соседа Полищука) — уже составляли бумагу, как на «соучастника побега».

    Георгий Васильевич Коренев с товарищем получил задание «отстрелять» кабину Ту-2 трофейными немецкими пулеметами. Им выдали четыре пулемета, две тысячи патронов, выделили автомобиль, и они поехали на край аэродрома… с одним «попкой», вооруженным древней винтовкой.

    — Слушай, парень, — крикнул Коренев, установив пулеметы, — часом, не знаешь, кто кого охраняет?

    Кому нужна была вся эта комедия, почему огромное количество сильных молодых людей (около сотни туполевских зеков охраняли сотни полторы «свечек», не считая охраны всей зоны), так нужных фронту, не просто отсиживалось в тылу, но в это невероятно тяжелое время не принимали решительно никакого участия ни в каком производстве — ни в промышленном, ни в сельскохозяйственном, почему и зачем существовала эта армия паразитов, — никто объяснить не мог».

    Кстати, в биографии Сергея Королева есть необычайно драматичный и очень показательный эпизод, удержаться от упоминания о котором я просто не могу. Когда будущего Главного конструктора после ареста и суда везли в товарняке и на пароходе через всю Россию на Колыму, его приговор уже был пересмотрен. 13 июня 1939 года пленум Верховного суда отменил приговор Военной коллегии этого же суда от 27 сентября 1938 года. Дело Королева было передано на доследование, поэтому его должны были немедленно доставить в Москву. Однако сталинская государственная машина работала так «эффективно», что несколько месяцев чекисты не могли найти человека, который был у них же в руках…

    Вот такой был «железный порядок» в сталинские времена — будь то экономика, войска или «компетентные органы». Все работало одинаково.

    МИЛЛИОНЫ «ЩЕПОК» СТАЛИНСКОГО ЛЕСА

    А может, Сталин не знал о том бардаке, который царил в Советском Союзе? Знал. И очень хорошо знал. Вот фрагмент стенограммы совещания в ЦК ВКП(б) командного состава Красной армии по итогам войны в Финляндии (привожу с сохранением стилистики оригинала):

    «СТАЛИН. Мы 44-ю дивизию просили узнать, сколько убито из этой дивизии, сколько попало в плен, не могут сказать, гадают, говорят тысячу. Оказывается книжка какая-то была. Приехали в каком составе, тоже неизвестно, по книге нельзя судить, так как часть бывает хворает, получает пайки в госпитале, часть в отпуске. Списочный состав дивизии нереальный, проверяли людей по книге. Действительный состав не отвечает тем записям, которые были сделаны в книге. Приехали сюда, сколько осталось в армейских или дивизионных, тоже неизвестно, сколько было на линии огня, неизвестно. Что делают — проверяют, перекличку делают — неизвестно. Не знали, сколько убыло, это остается неизвестным…

    ХРУЛЕВ. Это не только в 44-й дивизии, это во всей армии.

    СТАЛИН. 44-я дивизия кадровая.

    ХРУЛЕВ. Вообще учет в армии личного состава и имущества поставлен настолько безобразно, что нужно принимать самые решительные меры, чтобы навести порядок… В результате отсутствия данных о численности было тяжело снабжать Ленинградский военный округ и северные армии. С тов. Тимошенко у нас были расхождения буквально на 200 тыс. едоков. Мы держались своей, меньшей цифры. Но у меня, товарищи, не было никакой уверенности, что прав я, не окажется ли, что он будет прав, у него на 200 тыс. больше, а потом начнут голодать.

    СТАЛИН. Надо заставить людей считать.

    ХРУЛЕВ. И Генеральный штаб численности действующей армии не знал в течение всей войны и не знает на сегодняшний день.

    СТАЛИН. К сожалению.

    ХРУЛЕВ. Главное управление Красной Армии не знало численности финского фронта во время войны и не знает на сегодняшний день. Мне, например, на II квартал по Ленинградскому округу по пайкам дают данные на 46 тыс. человек. Это только вузы и тыл, а где же армии? Этого они не знают, выясняют»

    200 тысяч человек. Вот такое расхождение в данных по Финской войне между командующим фронтом и начальником тыла. Понятное дело, что для снабжения в качестве ориентира бралась более низкая цифра. Также понятно, что реальное количество бойцов на фронте было выше данных начальника тыла Красной армии Хрулева (тыловики всегда ошибаются, и только в одну сторону). Наверное, не на 200 тысяч. А на сколько? Сталин ограничился репликой — «нужно заставить людей считать». Все! А зачем же точность? Главное — результат.

    А потом мы удивляемся, что количество погибших на фронтах следующей, уже советско-немецкой войны с одной стороны подсчитано с точностью до нескольких человек, с другой же — до нескольких миллионов.

    Но, возможно, товарищ Сталин был таким неизлечимым либералом или слабым руководителем, что не мог наладить учет и выполнение уставов в армии? Может, директора заводов и местные партийные бонзы его не боялись и свободно делали все, что им заблагорассудится? Или массовый террор — это и была неудачная попытка наладить порядок в государстве?

    На самом деле всеобщий бардак и был органичной формой существования такой полукриминальной разновидности тоталитарной власти, как сталинская, утверждает российская исследовательница Ирина Павлова. Она рассказывает, что западные историки были ошарашены, когда открыли для себя факт этого бардака:

    «Получив в начале 90-х доступ к архивным документам 30-х годов, они были поражены открывшимися масштабами беспорядка, преступности и массового воровства в Советском Союзе. Исходя из своих западных представлений о том, как в подобных условиях должно действовать государство, они истолковали эти факты как свидетельство неэффективности и слабости власти, ее неспособности навести порядок в стране…

    В действительности массовые проявления беспорядка для сталинской власти были теми самыми щепками, которые летят, когда рубят лес. Во-первых, они самой властью и провоцировались, а во-вторых, она смотрела на них сквозь пальцы как на неизбежный атрибут своей политики.

    Власти такого типа можно сколько угодно и вполне справедливо предъявлять обвинения в произволе, беспорядке, коррупции и т. п., но при этом не следует упускать из виду, что как раз эта российская повседневность отвлекает народ от целей и задач верховной власти, распыляет его силы в постоянной борьбе за существование. Хаос и беспорядок, конечно, мешают, но они представляют для власти несравнимо меньшее зло, чем упорядоченное сопротивление, а потому нужно только удерживать беспорядок в определенных пределах».

    Иными словами, сталинская центральная власть требовала от своих необразованных и хамоватых сатрапов главного — держать народ в повиновении, чтоб он даже теоретически не угрожал этой власти, а все остальное трактовалось как второстепенное. Именно в этом и заключался главный критерий эффективности этой системы. Личная лояльность номенклатуры Сталину, с одной стороны, и обеспечение господства класса номенклатуры, с другой стороны — вот и вся нехитрая формула тогдашней государственной власти, которая должна обозначаться в терминах современной мировой политической науки как power, то есть власть-сила, грубая, безответственная и бесконтрольная (тогда как власть в европейской системе координат — это state, власть-государство, подотчетная гражданам и подконтрольная законам). Сталинская система агрессивная, она требует постоянной экспансии, постоянной войны с врагами и постоянной конфискации награбленного, поскольку органично бессильна обеспечить рост экономики, развитие «вверх», а не «вширь». А то, что строить сегодня паровозы, завтра подводные лодки, а послезавтра танки экономически невыгодно — не беда. Сталин как-то заметил, что главное — это не продуктивность хозяйства, а торжество «социалистических производственных отношений», то есть господство класса номенклатуры. В этой системе координат управленцу сидеть всю ночь на рабочем месте и ждать, не позвонит ли вдруг ему Сталин, важнее, чем умело руководить заводом. Государство имеет колоссальные ресурсы — поэтому «щепки» могут составлять миллионы людей и миллионы тонн продукции. А мощная система пропаганды докажет — и заложит это в подсознание будущих поколений, — что сталинский порядок был чуть ли не идеальным, что все работало как надо, а люди были честными и работящими.

    Хотя, конечно, работящие люди в те времена были. Именно они вопреки системе делали то, что потом считалось (и считается до сих пор!) достижением той системы.

  5. Вверх #5
    возмутитель спокойствия
    Аватар для Kertis
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Жемчужина Бандерштата
    Сообщений
    26,280
    Репутация
    19370
    Записей в дневнике
    7
    80-летие Голодомора

    …Еще в 1984 году американская правительственная комиссия под руководством Джеймса Мейса заявила, что «Сталин и его окружение совершили геноцид против украинцев в 1932-33 гг.». В 1989 г. Международная комиссия юристов под руководством Джейкоба Сандберга определила Голодомор как геноцид, имевший целью подавление «традиционного украинского национализма». В 2003 г., в ответ на соответствующие инициативы Украины в ООН, сенат Канады призвал правительство признать Голодомор геноцидом. В том же году сенат Аргентины принял «Декларацию памяти жертв Голодомора на Украине», а палата представителей Конгресса США – резолюцию, в которой Голодомор назван «актом террора и массового убийства, направленным против украинского народа». Тогда же сенат Австралии определил Голодомор как «одно из самых ужасных проявлений геноцида в истории человечества», а парламент Венгрии – как «геноцид, заранее спланированный сталинско-советским режимом». В 2005 году Сейм Литвы признал Голодомор «тщательно спланированным геноцидом народа Украины», а в 2006-м парламент Грузии сделал заявление о Голодоморе как о «преднамеренном геноциде украинцев». В 2007 году Конгресс депутатов Испании, парламент Перу и Национальный конгресс Эквадора определили Голодомор как акт геноцида. В том же году Французская национальная ассамблея зарегистрировала законопроект «О признании Голодомора 1932-33 гг. геноцидом украинского народа».

    Убежден, что это только начало.

    Таково мнение нормальных государств. Но у Эрэфии, которая, очевидно, к таковым не относится, особая точка зрения. Так, 19 ноября прошлого года Департамент информации и печати МИД РФ заявил, что украинское определение Голодомора как геноцида является «искажением истории». Примечательно, что этому демаршу российского МИДа предшествовала грязная вылазка хунвейбинов из Евразийского союза молодежи, разгромивших в Украинском центре на Арбате выставку, приуроченную к очередной годовщине Голодомора.

    В марте этого года представитель России в Совете ООН по правам человека призвал мировую общественность «отказаться от попыток квалифицировать массовый голод 30-х годов как геноцид». При этом российский чиновник сослался на Конвенцию о геноциде (1948). Согласно этому документу, геноцид – это «истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде (биологический геноцид)». Российская сторона тщится доказать, что Голодомор на Украине не был направлен против украинцев как нации и потому, дескать, не попадает под определение «геноцид».

    Дадим слово Наталии Дзюбенко-Мейс, жене гарвардского исследователя Голодомора Д. Мейса, редактору книги о Голодоморе: «Если миллионы людей, которые проживают на территории определенного государства, истребляются, умирают голодной смертью, отчего это нельзя считать геноцидом?.. На каком-то собрании ООН, когда формулировалось это понятие геноцида, то именно советские дипломаты настояли, чтобы в определении ООН среди признаков геноцида не было “классового” признака. Раньше советские дипломаты не позволили ввести “классовый” признак в международное понятие геноцида, а теперь их последователи борются против того, чтобы считать истребление наших людей геноцидом».

    Да, верно: опять видны уши Совка. Понятно, что если бы международное определение геноцида включало в себя «классовый» признак, то Советский Союз можно было бы смело квалифицировать как преступное государство, а коммунизм – как преступную идеологию со всеми вытекающими последствиями. Однако в 1948 году Совок был еще достаточно влиятелен, чтобы не допустить этого.

    Но отсутствует ли в Голодоморе национальный признак? Во-первых, сам товарищ Сталин признавал, что национальное и крестьянское порой тождественны до степени смешения: «Национальная проблема, в самой своей сути, это крестьянская проблема». Историки констатируют, что именно на 1932-33 гг. приходится «усиление антиукраинской и антиказачьей риторики Сталина». Сталин писал в письме к Кагановичу, что партийный и государственный аппарат на Украине кишит «националистами и польскими шпионами». Более того: «отец народов» открыто заявлял в этом письме, что в любой момент СССР может потерять Украину. Кроме того, именно в начале 30-х гг. началась кампания по деукраинизации Кубани – наследницы Запорожской Сечи.

    А вот что писала «Пролетарская правда» от 22 января 1930 года: «Уничтожение социальной базы украинского национализма – индивидуальных крестьянских хозяйств – было одним из основных задач коллективизации на Украине…» Вот как получается: оказывается, «одной из основных задач» коллективизации в Украине было уничтожение украинского национализма! Товарищ Балицкий, тогдашний руководитель ОГПУ Украины, прямо говорил: «В 1933 году кулак ОГПУ ударил в двух направлениях: сначала его удар ощутили на себе кулаческие петлюровские элементы на селе, а во-вторых, главные ячейки национализма». Похоже, что подавление национализма было ГЛАВНОЙ задачей коллективизации и искусственного голода в Украине. «Предотвращение вспышки украинского сепаратизма в ситуации социально-политического кризиса, охватившего СССР» - так Институт истории Украины определяет цель Голодомора. В Украине это хорошо сознавали еще в 1933 году. В самый разгар Голодомора в редакцию газеты «Коммунист» пришло анонимное письмо из Полтавы с четкой формулировкой: «Физическое уничтожение украинской нации, истощение ее материальных и духовных ресурсов является одним из важных пунктов негласной программы большевистского централизма».

    Да, массовый голод был и на Дону, и в Поволжье, и на Южном Урале, и в Западной Сибири, и в Казахстане. Однако такого террора голодом (определение Р. Конквеста), как в Украине и на Кубани, связанной с Украиной этнически и культурно, не было нигде. Изымалось ВСЕ продовольствие подчистую, прекращался подвоз товаров, запрещалась кооперативная и государственная торговля, а главное, умирающим от голода людям не давали возможности выехать из районов бедствия, превращенных в резервации. Именно ради этого 4 декабря 1932 года был принят закон о системе внутренней паспортизации, фактически означавший для крестьян новое крепостное право. Более того: специально для украинцев 22 января 1933 года была выпущена «Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины». Как видим, налицо истребление «отдельных групп населения», «умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение этих групп» - это из международного определения геноцида. Плюс национальный признак: «уничтожение социальной базы украинского национализма», борьба с украинским сепаратизмом путем массового умерщвления украинцев. А это уже классический геноцид, даже в его нынешнем определении, выработанном при участии советских коммунистов. Таким образом, можно смело утверждать, что именно применительно к Украине коллективизация стала классической формой геноцида.

    Даже историк Михаил Назаров, которого в силу его монархических убеждений, трудно заподозрить в симпатиях к украинскому национализму, признает: «Несомненно, что Украина как главная житница страны и преимущественно земледельческая, крестьянская территория понесла наибольшие жертвы. Также и потому, что она по своей патриархальной “частнособственнической” крестьянской психологии оказала наибольшее сопротивление марксистской коллективизации и вызвала наибольшие карательные меры.

    Поэтому можно с полным основанием говорить, что это был геноцид основной, крестьянско-христианской, части населения Украины…»

    Отделение Украины от Империи всегда означало гибель последней. Именно поэтому Москва столь болезненно переживает украинскую самостийность – она нанесла Империи незаживающую рану. Без Украины Империя ущербна. Сталин прекрасно понимал, что Украина с ее колоссальным антисоветским и антиимперским потенциалом представляет страшную угрозу самому существованию Советского Союза – он хорошо помнил крестьянскую «мелкобуржуазную стихию», с которой столкнулся в Украине еще в годы гражданской войны. Неспроста он, даже после 1945 года, в пору своего наивысшего могущества, лично отслеживал борьбу с украинским национально-освободительным движением. Есть данные, что в1949 году Кремль намечал даже депортацию молодежи Западной Украины в Донбасс. Поэтому, конечно же, Голодомор в Украине носил характер борьбы с Украиной как таковой, имея все признаки геноцида.

    Почему же нынешняя Россия отказывается считать украинский голодомор геноцидом, регулярно предпринимая, по словам МИД Украины, «циничные попытки унизить и опорочить память» миллионов жертв «коммунистического тоталитарного режима»? Да потому, что Эрэфия является правопреемницей этого режима, а стало быть, должна нести ответственность за преступления Совка. Вся правящая российская элита кровно связана с преступным Совком, поскольку именно из него происходит. Тот же Путин – выходец из преступной организации, кабинеты которой по сей день украшены портретами преступника Дзержинского. Россия остается глубоко советским государством – и по форме, и по содержанию. Можно ли ждать признания Голодомора геноцидом от политических наследников Сталина и Кагановича? Тема Голодомора – это шапка, горящая на голове нынешнего российского государства. Желание прикрыться от такого соседа членством в НАТО вполне объяснимо.<...>

    Казалось бы, почему бы российскому государству в свою очередь не объявить Совок преступным режимом, проводившим политику геноцида русского народа? Тем более, что так оно и есть. Но подобные упования – то же самое, что и надежды на чистосердечное раскаяние серийного убийцы, поскольку, повторяю, Эрэфия громогласно, на каждом перекрестке, подтверждает свое правопреемство с кровавым Совком. Единственное, что остается Кремлю – прятаться за спину русского народа, апеллируя к его национальным чувствам: смотри, мол, до чего дошли «хохлы», в геноциде тебя обвиняют! Русофобия! Кремль, как всегда, пытается поймать русских в ментальную ловушку, заставив их отождествлять себя с Империей, а значит – и разделять с нею ответственность за ее преступления. Свою жертву – русский народ – Империя хочет выставить в роли соучастника собственных злодеяний. Поразительно, что этому гипнозу имперщины и советчины оказались подвержены не только обыватели, но и такие люди как Солженицын, вечная ему память.

    Между тем, ни в одной из своих речей или статей Виктор Ющенко не обвиняет в Голодоморе русских. Да, украинские национал-демократы прямо говорят, что Голодомор, был «организован Москвой, извечным врагом Украины». Но Москва – это извечный враг и самих русских, еще с тех времен, когда московские деспоты, пользуясь ордынской «крышей», подминали под себя независимые русские государства, а затем на русских костях строили по лекалам Орды и Византии российскую империю (большевики лишь продолжили эту традицию централизма).

    Именно Москва веками превращала нас, русских, в унифицированных «москалей», по-холопски кичащихся «великим государством», никогда им не принадлежавшим. Но сегодня все больше тех, кто противопоставляет свою русскость московщине и москвоцентризму. Медленно, но верно идет восстановление русской идентичности через категории прогресса, западничества, демократии и регионализма. Такой русский национализм, несомненно, открыт для диалога с украинской национал-демократией, в лице которой видит вдохновляющий пример. Вообще только союз двух национал-демократий – русской и украинской – может успешно решить задачу по культурно-политической реорганизации постсоветского пространства...

  6. Вверх #6
    Официальный рекламодатель Аватар для vemari2404
    Пол
    Женский
    Сообщений
    1,413
    Репутация
    9226
    Только один вопрос для РФ: А кто из вас русский? И что это за нация такая - русская? Особенно на территории нынешней РФ.
    трудно кормить одновременно свою семью и своё правительство

  7. Вверх #7
    Официальный рекламодатель Аватар для vemari2404
    Пол
    Женский
    Сообщений
    1,413
    Репутация
    9226
    Мне обидно за Вас, Россияне! У Вас осталось только "Наша Раша", "Тагил рулит", ну и "Уральские пельмени". Обижайтесь, не обижайтесь, но так оно есть. Особенно после заявления Вашего культового Охлабыстина. Полный улёт. Обкуренная Россия.
    Последний раз редактировалось vemari2404; 07.05.2014 в 08:52.
    трудно кормить одновременно свою семью и своё правительство

  8. Вверх #8
    Официальный рекламодатель Аватар для vemari2404
    Пол
    Женский
    Сообщений
    1,413
    Репутация
    9226
    Не люблю длинных сообщений, поэтому, для пытливых умов, вот ссылка http://argumentua.com/stati/istoriya-rossii-kotoraya-russkikh-nichemu-ne-uchit-itak-dedy-bedy-i-pobedy.
    Поимаю, что после того, что считалось очевидным, другой взгляд на историю принять тяжело. Но, подумать-то можно?
    трудно кормить одновременно свою семью и своё правительство

  9. Вверх #9
    Официальный рекламодатель Аватар для vemari2404
    Пол
    Женский
    Сообщений
    1,413
    Репутация
    9226
    Восхитила "Валдайская" речь! Черчиль и Гитлер тихо курят по углам! Извините за сленговое выражение.
    трудно кормить одновременно свою семью и своё правительство

  10. Вверх #10
    Официальный рекламодатель Аватар для vemari2404
    Пол
    Женский
    Сообщений
    1,413
    Репутация
    9226
    Я, коренной житель территории нынешней, так называемой, Российской Федерации. И мне обидно видеть, как простой агитпром оболванивает людей. Народ, очнитесь! На белое черное и наоборот. Если хотите знать историю - изучайте её. А не слушайте проповедников!
    трудно кормить одновременно свою семью и своё правительство

  11. Вверх #11
    кто еще че скажет..


Ответить в теме

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения