Одесса: 5°С (вода 9°С)
Киев: 1°С
Львов: 7°С

Тема: Какие интересные строки у Киплинга ...

Ответить в теме
Показано с 1 по 3 из 3
  1. Вверх #1
    User banned Аватар для BWolF
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Одесса, Новороссия, украина Руси
    Сообщений
    11,777
    Репутация
    6746
    Записей в дневнике
    46

    По умолчанию Какие интересные строки у Киплинга ...

    ...
    - У них не бывает вожака, - сказала Багира. - Они лгут. И всегда лгали.
    - Они были очень ласковы со мной и просили приходить еще. Почему вы
    меня никогда не водили к Обезьяньему Народу? Они ходят на двух ногах, как
    и я. Они не дерутся жесткими лапами. Они играют целый день... Пусти меня,
    скверный Балу, пусти меня! Я опять пойду играть с ними.
    - Слушай, детеныш! - сказал медведь, и голос его прогремел, как гром
    в жаркую ночь. - Я научил тебя Закону Джунглей - общему для всех народов
    джунглей, кроме Обезьяньего Народа, который живет на деревьях. У них нет
    Закона. У них нет своего языка, одни только краденые слова, которые они
    перенимают у других, когда подслушивают, и подсматривают, и подстерегают,
    сидя на деревьях. Их обычаи - не наши обычаи. Они живут без вожака. Они ни
    о чем не помнят. Они болтают и хвастают, будто они великий народ и
    задумали великие дела в джунглях, но вот упадет орех, и они уже смеются и
    все позабыли. Никто в джунглях не водится с ними. Мы не пьем там, где пьют
    обезьяны, не ходим туда, куда ходят обезьяны, не охотимся там, где они
    охотятся, не умираем там, где они умирают. Разве ты слышал от меня хотя бы
    слово о Бандар-Логах?
    - Нет, - ответил Маугли шепотом, потому что лес притих, после того
    как Балу кончил свою речь.
    - Народ Джунглей не хочет их знать и никогда про них не говорит. Их
    очень много, они злые, грязные, бесстыдные и хотят только того, чтобы
    Народ Джунглей обратил на них внимание. Но мы не замечаем их, даже когда
    они бросают орехи и сыплют грязь нам на голову.
    Не успел он договорить, как целый дождь орехов и сучьев посыпался на
    них с деревьев; послышался кашель, визг и сердитые скачки высоко над ними,
    среди тонких ветвей.
    - С Обезьяньим Народом запрещено водиться, - сказал Балу, - запрещено
    Законом. Не забывай этого!
    - Да, запрещено, - сказала Багира. - Но я все-таки думаю, что Балу
    должен был предупредить тебя.
    - Я?.. Я? Как могло мне прийти в голову, что он станет водиться с
    такой дрянью? Обезьяний Народ! Тьфу!
    Снова орехи дождем посыпались им на головы, и медведь с пантерой
    убежали, захватив с собой Маугли. Балу говорил про обезьян сущую правду.
    Они жили на вершинах деревьев, а так как звери редко смотрят вверх, то
    обезьянам и Народу Джунглей не приходилось встречаться. Но если обезьянам
    попадался в руки больной волк, или раненый тигр, или медведь, они мучили
    слабых и забавы ради бросали в зверей палками и орехами, надеясь, что их
    заметят. Они поднимали вой, выкрикивая бессмысленные песни, звали Народ
    Джунглей к себе на деревья драться, заводили из-за пустяков ссоры между
    собой и бросали мертвых обезьян где попало, напоказ всему Народу Джунглей.
    Они постоянно собирались завести и своего вожака, и свои законы и обычаи,
    но так и не завели, потому что память у них была короткая, не дальше
    вчерашнего дня. В конце концов они помирились на том, что придумали
    поговорку: "Все джунгли будут думать завтра так, как обезьяны думают
    сегодня", и очень этим утешались. Никто из зверей не мог до них добраться,
    и никто не обращал на них внимания...
    ...
    Обезьяны называли это место
    своим городом и делали вид, будто презирают Народ Джунглей за
    то, что он живет в лесу. И все-таки они не знали, для чего
    построены все эти здания и как ими пользоваться. Они
    усаживались в кружок на помосте в княжеской зале совета, искали
    друг у дружки блох и играли в людей: вбегали в дома и опять
    выбегали из них, натаскивали куски штукатурки и всякого старья
    в угол и забывали, куда они все это спрятали; дрались и
    кричали, нападая друг на друга, потом разбегались играть по
    террасам княжеского сада, трясли там апельсиновые деревья и
    кусты роз для того только, чтобы посмотреть, как посыплются
    лепестки и плоды. Они обегали все переходы и темные коридоры во
    дворце и сотни небольших темных покоев, но не могли запомнить,
    что они уже видели, а чего еще не видали, и шатались везде
    поодиночке, попарно или кучками, хвастаясь друг перед другом,
    что ведут себя совсем как люди.
    ...
    Маугли, воспитанный в Законе Джунглей, не понимал такой
    жизни, и она не нравилась ему. Обезьяны притащили его в
    Холодные Берлоги уже к вечеру, и, вместо того чтобы лечь спать,
    как сделал бы сам Маугли после долгого пути, они схватились за
    руки и начали плясать и распевать свои глупые песни. Одна из
    обезьян произнесла речь перед своими друзьями и сказала им, что
    захват Маугли в плен отмечает начало перемены в истории
    Бандар-Логов, потому что теперь Маугли покажет им, как надо
    сплетать ветви и тростники для защиты от холода и дождя.
    Маугли набрал лиан и начал их сплетать, а обезьяны
    попробовали подражать ему, но через несколько минут им это
    наскучило, и они стали дергать своих друзей за хвосты и,
    кашляя, скакать на четвереньках.
    ...
    Двадцать или тридцать обезьян бросились за орехами и
    дикими плодами для Маугли, но по дороге они подрались, а
    возвращаться с тем, что у них осталось, не стоило труда.
    ...
    "Правда все то, что Балу говорил о Бандар-Логах, --
    подумал он про себя. -- У них нет ни Закона, ни Охотничьего
    Клича, ни вожаков -- ничего, кроме глупых слов и цепких
    воровских лап. Так что если меня тут убьют или я умру голодной
    смертью, то буду сам виноват. Однако надо что-нибудь придумать
    и вернуться в мои родные джунгли.
    ...
    Как только он подошел к городской стене, обезьяны сейчас
    же оттащили его обратно, говоря, что он сам не понимает, как
    ему повезло, и стали щипать его, чтобы он почувствовал к ним
    благодарность.
    ...
    обезьяны начинали в двадцать голосов твердить
    ему, как они мудры, сильны и добры и как он неразумен, что
    хочет с ними расстаться.
    -- Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения!
    Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так
    говорим -- значит, это правда!
    Какие до боли знакомые слова и мысли ...


  2. Вверх #2
    Не покидает форум
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Одеса
    Сообщений
    17,140
    Репутация
    2202
    Записей в дневнике
    5
    -- Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения!
    Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так
    говорим -- значит, это правда!
    Да. Вопрос величия раскрыт полностью.

  3. Вверх #3
    User banned
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Одесса, Новороссия
    Возраст
    37
    Сообщений
    11,857
    Репутация
    5239
    Записей в дневнике
    1
    Вот еще:

    ...
    «У каждого свой страх», а они, Бандар-Логи, боятся Каа, горного удава. Он умеет лазить по деревьям не хуже обезьян. По ночам он крадет у них детенышей. От одного звука его имени дрожат их гадкие хвосты.
    ...
    Обезьяны бросились врассыпную с криком:
    — Каа! Это Каа! Бегите! Бегите!
    Не одно поколение обезьян воспитывалось в страхе и вело себя примерно, наслушавшись от старших рассказов про Каа, ночного вора, который умел проскользнуть среди ветвей так же бесшумно, как растет мох, и утащить самую сильную обезьяну; про старого Каа, который умел прикидываться сухим суком или гнилым пнем, так что самые мудрые ничего не подозревали до тех пор, пока этот сук не хватал их. Обезьяны боялись Каа больше всего на свете, ибо ни одна из них не знала пределов его силы, ни одна не смела взглянуть ему в глаза и ни одна не вышла живой из его объятий. И потому, дрожа от страха, они бросились на стены и на крыши домов, а Балу глубоко вздохнул от облегчения. Шерсть у него была гораздо гуще, чем у Багиры, но и он сильно пострадал в бою. И тут Каа, впервые раскрыв пасть, прошипел одно долгое, свистящее слово, и обезьяны, далеко в лесу спешившие на помощь к Холодным Берлогам, замерли на месте, дрожа так сильно, что ветви под их тяжестью согнулись и затрещали. Обезьяны на стенах и на крышах домов перестали кричать, в городе стало тихо, и Маугли услышал, как Багира отряхивает мокрые бока, выйдя из водоема. Потом снова поднялся шум. Обезьяны полезли выше на стены, уцепились за шеи больших каменных идолов и визжали, прыгая по зубчатым стенам, а Маугли, приплясывая на месте, приложился глазом к ажурной резьбе и начал ухать по-совиному, выражая этим презрение и насмешку.
    ...
    И тут Каа выполз на середину террасы, сомкнул пасть, звучно щелкнув челюстями, и все обезьяны устремили глаза на него.
    — Луна заходит, — сказал он. — Довольно ли света, хорошо ли вам видно?
    По стенам пронесся стон, словно вздох ветра в вершинах деревьев:
    — Мы видим, о Каа!
    — Хорошо! Начнем же пляску Каа — Пляску Голода. Сидите смирно и смотрите!
    Он дважды или трижды свернулся в большое двойное и тройное кольцо, покачивая головой справа налево. Потом начал выделывать петли и восьмерки и мягкие, расплывчатые треугольники, переходящие в квадраты и пятиугольники, не останавливаясь, не спеша и не прекращая ни на минуту негромкого гудения. Становилось все темнее и темнее, и напоследок уже не видно было, как извивается и свивается Каа, слышно было только, как шуршит его чешуя.
    Балу и Багира словно обратились в камень, ощетинившись и глухо ворча, а Маугли смотрел и дивился.
    — Бандар-Логи, — наконец послышался голос Каа, — можете вы шевельнуть рукой или ногой без моего приказа? Говорите.
    — Без твоего слова мы не можем шевельнуть ни рукой, ни ногой, о Каа!
    — Хорошо! Подойдите на один шаг ближе ко мне!
    ...

Ответить в теме

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения