Одесса: 6°С (вода 9°С)
Киев: 1°С
Львов: 6°С

Тема: Малолетка

Ответить в теме
Страница 1 из 3 1 2 3 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 20 из 48
  1. Вверх #1
    Osberg
    гость

    По умолчанию Малолетка

    Случай на пересылке

    “…Однажды мне пришлось сидеть в одной камере с малолетками, которые “поднимались”, как там говорят, с воспитательно-трудовой колонии на “взросляк”. Восемнадцать лет им исполнилось, их и отправили во взрослую зону. Когда этот этап зашел, я обалдел: подростки, почти дети, худые все, в язвах каких-то. Они стали рассказывать, что у них за жизнь была в колонии, – так это вообще ужас: что у них там творилось, какой беспредел! Если норму не выполняешь, то проводится такое мероприятие: в зубы вставляют металлическую пластину и подключают высокое напряжение, и она вылетает с половиной зубов. Или, например, есть у них “табуретовка”. Это, когда берут табуретку за ножки и седалищным местом бьют по голове провинившегося, и он вырубается с ходу. “Разбивают фанеру”, так называемую, т.е. молотками разбивают грудную клетку...

    И у одного малолетки нашли в бауле пропавшую пайку. Сами же они и нашли вора – малолетки, сами же стали его избивать в камере, причем делали это совершенно жестоко. Они когда стали бить этого парня за пайку, у них это было все профессионально. Поставили нарушителя в круг – не смей ни говорить, ни сопротивляться. Он стоит, руки по швам. Начали они с “саечек”. “Саечки” – это такие постепенные удары. Сначала раз-два, потом как дадут – он головой об пол. После “саечек” стали ему “фанеру разбивать” (т.е. грудную клетку)... Он, оказывается, на зоне был всего месяца 2-3, и “фанера” у него еще была такая, знаете, твердая, неразбитая. Ну вот, потом они стали почки опускать. Загнули ему голову в колени и сапогом стали бить по почкам. Жуткое что-то было во всем этом, т.е. это профессиональное лишение здоровья на всю жизнь…”
    Прописка в спецприемнике

    “…Открывают мне дверь, и я вижу: сидят девочки, все-все в наколках, нет живого места. А у меня сколько знакомых ребят сидело и девочек, и все рассказывали, как там и чего. В принципе, я знала заранее много всего о “прописках”. Я захожу, лежит полотенце за порогом. А мне говорили, что, когда лежит полотенце, на нем должен стоять стакан с водой: надо отодвинуть стакан ногой и вытереть ноги о полотенце. Я испугалась, ведь лежит только одно полотенце без стакана. Думаю – что-то наверное другое. И все же вошла, вытерла ноги. И тут одна говорит: “Своя.”

    Немного погодя мою подругу Лилю привели. А там стены ребристые, и на стене нарисован заяц. Мне говорят: “Как будешь драться, до крови или до посинения?” А я не знала, что это такое. Оказывается, надо было бить этого зайца, пока руку не обдерешь или пока кулак не будет синий.

    А перед Лилей поставили три граненных стакана и спрашивают: “Красный, желтый, зеленый?” Меняют эти стаканы местами и снова спрашивают о цвете. Она в уме запоминает говорит, – “зеленый”, – не отгадывает, ее бьют. Вообще бьют до трех раз.

    – А бьют сильно? Она не теряла сознания?

    – Нормально бьют. Если на третий раз не отгадываешь, то тебя ставят к стенке, и ты не должна ни моргать, ни говорить, а только дышать. Игра называется “в мертвеца”. Они тебя бьют все, а ты ничего не должна делать. Она запутывается, а надо было сказать, что вода бесцветная. Лиля вспомнила химию и под конец отгадала.

    Потом была “проверка” в туалете. Вошли в туалет – там на стенках капли запеченной крови, а потолок весь в крови. Они встают в круг, берут тебя на руки и кидают. Потолки там невысокие, ты ударяешься о потолок, они все разбегаются, а ты падаешь на пол. И так пятнадцать раз.

    – Все принимают участие в игре?

    – Все. Ни одной нет, чтобы стояла в стороне. Там одну девочку 9 лет, которую мама бросила у магазина, начали подкидывать так, что с двух раз она потеряла сознание... Я заплакала, а мне сказали, что малолеткам “западло” плакать. Нельзя, – за это здесь бьют...

    Была у нас одна девочка, которая перед этим отсидела в колонии и опять попала. Ее звали Яна, и она считалась “хозяином”, так как уже отсидела и все знает.

    Кормили нас хорошо, но все есть было “западло”, т.е. нельзя, например, помидоры или огурцы, потому что они на кое-что похожи, понимаете1 ... И ели мы одну картошку.

    – А почему нельзя есть? Кто запрещал?

    – Это закон авторитета у зека на любой зоне, как говорят... Да, когда я пришла, меня сразу предупредили, что сегодня есть вообще нельзя весь день. Это Яна мне объяснила, а она такая спокойная была...

    Милиционеры там сами заходили к нам в хату – так камера называлась. Заходили прямо ночью и говорили, с кем из нас они сегодня будут спать. Ну, у нас там не было такого, чтобы девочки друг с другом спали, точнее, были только две такие девушки, которые жили между собой.

    – А милиционеры каким образом добивались своего? Насиловали?

    – Нет, они по согласию – за курево... Курить нам не разрешали, а мы все курили и все хотели курить...

    Ребята и девчонки рассказывали, да и по себе я знаю, с какой злостью оттуда выходишь. Когда я вышла, я, кажется, разорвать могла любого, мне было уже все равно. Я уходила со слезами, потому что не хотела уходить. Узнаешь там такое, что просто привязывает...

    – А злость возникает на кого-то или на что-то?

    – Просто там сидят не люди, а звери; они до того обижены на других и на жизнь, что срывают зло на ком угодно. А тебе ничего не остается, как принимать это на свой счет. Все проходят через это…”
    Как Марину Р. чуть не изнасиловали разогретым кипятильником.

    Из интервью, взятого у Марины Е., 28 лет, которая провела в Бутырской следственной тюрьме 1 год и 9 месяцев. Освобождена по постановлению суда, признавшего ее полную невиновность. До 1997 года в Бутырке существовал женский корпус, где содержалось 500-600 заключенных, из них 50-70 девочек.

    – Вам приходилось в тюрьме встречаться с девочками-малолетками?

    – Да, приходилось. Очень многих к нам в камеру приводили воспитатели, с просьбой приютить их. Некоторых после попытки к самоубийству. Им не нравится сидеть среди малолеток, тяжело, и, чтобы их перевели, они пытаются покончить жизнь самоубийством. Собственно, они просто делают такую попытку, симулируют. После этого есть основания перевести ко взрослым, и их переводят. У них позорным считается выломиться из камеры. Там даже кличка приклеивается: ломовая лошадь. И не многие хотят быть ломовой лошадью.

    У нас была одна Надя, до этого ее переводили к нам, потом опять вернули на малолетку, потом вот опять к нам перевели, потом опять на малолетку. Ну не нравилось ей просто на малолетке, поэтому у нее руки изрезанные и даже шея, она пыталась артерии вскрыть. Она совершенно четко говорит, что у нее не попытка к самоубийству, а только желание, чтобы ее перевели на взросляк.

    А есть такие, которых просто переводят, после каких-то конфликтов в камере. Я вспоминаю девочку Марину Р., с ней безумно жестоко обошлись. Сначала они там все вместе сделали наколку, называлась “ЕПИСКОП”. Расшифровывается она так: “Если позовешь и сердцем крикнешь, обязательно приду...” И у нее получилась наколка лучше всех. Ну, они посчитали потом, что наколки она этой – “епископа” – недостойна. А наколка была где-то с левой стороны живота. И они плавили пакеты, выжигали у нее эту наколку. Она пришла к нам, когда у нее была выжжена часть волос на голове, прямо под корень. Она принесла куклу, они из тряпок сшили куклу, а волосы у этой куклы были из ее волос. Ну, все это какая-то, может, мелочь, но меня, знаете, как-то поразило. В общем, пытались ее сделать шестеркой, сделали ей особую наколку на руке, мол, шестерка, насиловали ее пузырьками от шампуни и всякими предметами, какими только можно было. И еще одну наколку – родинку – сделали чуть повыше губы, это знак опущенного у мальчиков. Они ее опустили, чтобы для своих каких-то потребностей использовать. Она там в качестве обслуживающего персонала была для всех для них.

    Ее перевели в тот момент, когда ее сокамерницы уже дошли до того, что хотели ее изнасиловать разогретым кипятильником. Они его нагрели докрасна, но в этот момент дежурная надзирательница оказалась под дверью, все слышала, и девчонку вывели из камеры, сначала посадили в бокс, а потом уже перевели к нам. Она рассказывала, что они заставляли ее есть свои испражнения, тараканов. Мы в общем ее очень тепло встретили, даже наколку с руки лезвием срезали, она сама выразила такое желание, я, говорит, с такой наколкой на зону не поеду.

    – А не кровоточит?

    – Кровоточит. Она говорит: я и не то терпела. Ну, вот ожог после пакета – очень глубокий ожог был. Знаете, сантиметра, наверно, два вглубь. Это выгоревшее, гноившееся место. Да... Нельзя сказать, что это единичное явление, нельзя сказать, что это массовое явление.

    – Вы встречались с кем-то еще, кроме Марины Р.?

    – Да, еще встречалась с Людой. Такой же случай. Ее тоже заставляли есть испражнения, тараканов. Еще вот девочка запомнилась из Удмуртии, она была транзитом. Ей вообще не давали ни спать, ни есть. Ее просто избивали. У нее голова была о “шубу”1 вся сведена.

    – То есть ее били головой об стену?

    – Били головой об стену. Причем она говорила, что хотела просто отойти от этих разборок, просто лечь и хотя бы сделать вид, что спит, даже засыпала. Но они могли и разбудить, и начать... Вообще, столько они всего рассказывают, очень сложная у них всегда обстановка, очень напряженная. И все говорят, что на взросляке сидеть намного спокойней, чем на малолетке. Я однажды слышала ночью, они разбили все лампочки, вскрыли себе вены, а одну девочку заставляли вскрыться вместе с ними. Она говорила: да я не хочу, девчонки, оставьте меня в покое. А они считали, что она должна вскрыться вместе с ними. Я уж не знаю, чего они добивались.

    – Они понимают, зачем они все это делают, или нет? Это что, унижение или наказание, или это ритуал?

    – Нет, они прекрасно понимают, что это унижение, что они кого-то оскорбляют. Но чтобы это какое-то наказание было за что-то, я не думаю. Мне кажется, их нельзя оставлять одних.

    – То есть, вы считаете, что, если бы такое право у администрации было, она бы с радостью расселила этих малолеток среди взрослых?

    – Я думаю, что да. Я думаю, они доставляют хлопот им больше, чем взрослые. А может, администрации и выгодно держать их отдельно, изолированно. Они же ведь своих элементарных прав не знают. И вот приходят такие изувеченные девочки, пережившие шок психологический... Мы, взрослые, всегда встречали их с какой-то материнской нежностью, старались их всячески отогреть, как-то помочь прийти в себя.
    Из показаний бывшего воспитанника Икшанской колонии (Московская область).

    Находился в ВТК полгода (до этого 7 месяцев провел в отделении для несовершеннолетних Матросской Тишины). Возраст (на момент интервью) — 17 лет. Все имена в тексте изменены.

    “Всеми отношениями в колонии заправляют “борзые”, их 7 человек.

    От “борзых” зависит, как человек будет жить в зоне, они могут развязать человеку руки, дать ему свободу, могут наоборот унизить его, постоянно придираться, бить, измываться над ним.

    В колонии около 10 блатных, они выполняют поручения “борзых”, давят на актив угрозами, избиениями, лишением благ.

    Примерно 20-30 человек “пригретые”, это земляки борзых, которые получают от них некоторые блага. Иногда для того, чтобы стать пригретыми или активистами, достаточно дать денег или делиться передачей.

    В “зоне” около 20-30 активистов, занимающих то же положение, что и пригретые; их назначает воспитатель, они смотрят за уборкой, за порядком.

    Около 40% воспитанников являются обиженными или опущенными. Опущенных в зоне около 40 человек. В основном, опущенными становятся ребята, слабые характером и телом, психически нездоровые. Таких, кто был гомосексуалистом до заключения под стражу, я не встречал.

    Самое жалкое зрелище представляют собой именно “опущенные”. Они избегают всяких контактов с посторонними.

    Например, Мишин — слабый, худой мальчик, вечно грязный, всем всегда стирает вещи. Судя по всему, у него нет родителей и помощи с воли ему ждать не от кого. Он страдает энурезом. Ежедневно его избивают, почти всякий раз эти избиения приводят к потере сознания. Потерял ли Мишин сознание, или только плачет, те, кто его бил, начинают смеяться, кричат ему “баба!”, часто начинают бить снова. Не редки случаи, когда его бьют табуреткой по голове.

    То же самое происходит и с Ушиным, бьют его не реже, чем Мишина. Он также очень грязен; почти никогда не видит получаемых с воли передач, половина которых уходит активу, половина — борзым.

    Большинство опущенных вступают в половые сношения недобровольно, их склоняют к этому угрозами, избиениями. Того же Мишина подвергают насилию не реже 3-х раз в неделю, порой он сопротивляется, просит оставить его в покое, но просьбы опущенного никого не трогают. Во время изнасилования над ним еще и издеваются с особой изощренностью.

    Опущенных в основном насилуют ночью в отделении, в туалете, в бане, в старом корпусе.

    Однажды я попал в Дисциплинарный изолятор, а после выхода из него меня привели в 14 отделение 3 отряда. Там меня избили Порозов, Большов, Сокин. Они говорили, что из-за меня у отряда еще одно взыскание. Били жестоко и долго, около 40 минут, по всем частям тела, кроме лица и паха.

    Есть тут у нас такой Миша Барков, ему лет 16-17, он часто бьет ребят табуретками, так что те ломаются о голову. И ему все равно кого бить. Так он избивал на моих глазах парня по кличке Хохол и сломал о его голову табуретку. Этот Хохол недавно освободился...

    Из-за притеснений ушел в побег из колонии Федотов, 16-17 лет. Его избивали каждый день, придираясь к любой мелочи. Он поднимался в наряд в 5 утра, и всякий раз его работа приводила к одному и тому же результату: говорили, что уборку он сделал плохо, и били за это. Многие ребята говорят, что из-за избиений они находятся на грани срыва и если их не прекратят бить, то они скоро убегут или попытаются попасть в ДИЗО. Многие пытаются перебраться в другую зону в надежде, что там такой жестокости нет, или попасть в лагерь для взрослых.

    У “борзых” отношения с сотрудниками хорошие, кстати, “борзых” слушают больше, чем сотрудников.

    Большинство сотрудников относится к нам хорошо, но есть и такие, которые постоянно оскорбляют ребят, типа: “ты, петух, иди отсюда”, “бегом принеси то-то”…

    Учителя почти все хорошие...”
    Последний раз редактировалось Osberg; 31.03.2007 в 23:00.


  2. Вверх #2
    ну и?

  3. Вверх #3
    Osberg, И к чему действительно эта статья ???
    King Kong Died For Your Sins...

  4. Вверх #4
    Osberg
    гость
    Для общей осведомленности.

  5. Вверх #5
    Sex-символ форума Аватар для афера в юбке
    Пол
    Женский
    Адрес
    Питер
    Возраст
    31
    Сообщений
    8,604
    Репутация
    931
    Для общей осведомленности
    Osberg, Что ты еще можешь рассказать?

  6. Вверх #6
    Osberg
    гость
    афера в юбке,
    а что еще интересует?

  7. Вверх #7
    Osberg
    гость
    О правильных понятиях

    Матом в тюрьме и лагере ругаются гораздо реже, чем на воле. Во-первых, это запрещено тюремным законом. Для арестанта мать - понятие святое. Поэтому на строгом, например, режиме мата практически не услышишь. Вторая причина: выругаться матом - значит почти в любом случае оскорбить кого-то. В условиях зоны то, что ты послал человека на х..., означает, что ты считаешь его петухом. Если этот человек петухом не является, ты будешь держать ответ за свои слова, и кончиться это может для тебя плачевно. Разумеется, нельзя и самого себя матерно поминать, например, говорить: “Я, б...дь, ох...ваю!”

    Нельзя также называть человека козлом, если он не козел (а лучше и козла козлом тоже не называть - сами себя они называют “независимый мужик”, “активный” и т.д.). Слова “козлиный”, “рогатый” и подобные лучше не использовать, даже про свитер из козьей шерсти этого говорить не надо. Козла, кстати, на х... посылать тоже нельзя - он же козел, а не петух. Нельзя сказать разгорячившемуся человеку: "Ты чего петушишься?" Барак-развалюху, в котором мужики живут, нельзя курятником называть. Вообще лучше все "птичьи" названия из своей речи исключить.

    На зоне вообще ответственность за слово гораздо выше, чем на воле. Прежде чем сказать что-то - дать оценку происходящему, рассказать о себе, особенно отозваться о другом человеке, - арестант должен не до десяти, а до тысячи сосчитать. Я знаю такой случай: один политзек подбивал мужиков на голодовку, те не соглашались. Он стал уговаривать: "Да поймите, ведь тем, что вы все терпите, вы объективно на ментов работаете!" Эти слова были восприняты буквально, как оскорбление. Хорошо, пахан зоны дал команду прекратить разборку, не то быть бы политзеку битым.

    Поменьше говорить, побольше слушать - эту заповедь человек в неволе весь срок должен помнить, чтобы косяков не напороть.

    - Косяк - это нарушение?

    - Да, нарушение правильных понятий. Но вообще у этого слова значений много. Когда мужик делает какую-то работу и вдруг пробормочет: "Ух, что-то я косяки порю", - это означает лишь то, что он в чем-то ошибся: неправильно доску перепилил, неровно кирпич положил. Косяками называют и красные нарукавные повязки. Папироса с анашой тоже косяком называется - не знаю только, есть ли тут что-то общее с "косяком" из лагерного жаргона.

    - Давай поговорим о правильных понятиях, о тюремном законе.

    - Словом "правильный" обозначается большее, чем закон. Каким бы большим ни был закон, всех жизненных ситуаций он не предусмотрит. Поэтому правильные понятия - это еще и совесть арестантов, с которой каждый должен сверять свои поступки, чтобы не испортить жизнь себе и другим. Можно сделать и такое сравнение: в России закон никогда не уважали, считали, что жить надо не по закону, а по "правде". Вот в лагерях похожая ситуация, только там "правда" - это правильные понятия. То есть правильные понятия - это сама атмосфера жизни людей, оказавшихся вместе и на долгие годы в очень тяжелом положении. Они сами эту атмосферу создают и поддерживают ее чистоту ради того, чтобы выйти на волю ценой меньшей крови. Очень многое в правильных понятиях на воле может показаться диким, жестоким, бессмысленным. Но я, прошедший эту школу, могу сказать: тот образ жизни, который подчинен правильным понятиям, легче и разумнее предписанного властями. Дело здесь не только в жестокости государственных законов. Ведь даже эти законы на зонах полностью заменяются инструкциями МВД. А их, в свою очередь, дополняет беспредел персонала. Администрация ведь тоже не по закону живет, а по своим "понятиям". Это о сравнительной ценности правильных понятий.

    В какой-то зоне может быть, например, распространен запрет на ношение ложки в верхнем кармане робы, в другой нельзя забирать из столовой в карман надкусанный кусок хлеба и т.п. Особенно много таких запретов на малолетке и на общем режиме. Бессмысленны они или нет? Я не могу об этом судить до тех пор, пока не узнаю историю и причины их появления. Может быть, они как раз очень разумны. Среди законов штата Нью-Йорк есть, например, и законы, запрещающие носить ложку за голенищем сапога, держать в ванной ослов, стрелять зайцев из окон дилижанса. Какие-то обстоятельства заставили власти этого штата в свое время издать эти законы и требовать их исполнения. Их и до сих пор не отменили, хотя забыли за ненадобностью, - можно, в конце концов, считать правильные понятия болезнью общества. И что ж из того, что они жестоки, бессмысленны? А разве есть смысл в высокой температуре, волдырях на месте ожога? В том-то и дело, что есть. И высокая температура, и волдыри - реакция организма на болезнь и способ борьбы с болезнью.

    Полностью расписать по правилам можно только первые какие-то предостережения, - чего нельзя делать, чтобы человек сразу не совершил ошибку. Со шкварными, например, нельзя общаться, но об этом предупредят в камере. Предупреждать человека, чтобы он не был стукачом? О чем еще можно предупредить? Смотрят на человека, предположим, в течение месяца. Есть понятие "человек косячный". Если он не впитал в себя правильных понятий, не понял, как нужно себя вести, что можно, чего нельзя - этот человек "косячный", т.е. вообще опасный для окружающих. Он может запороть любой косяк, как считается, за который ты ответишь, потому что ты находишься рядом.

    Нельзя просто пригрозить, а потом отказаться от этого. Если уже бросил даже невзначай какую-то угрозу конвоиру или козлу, то должен ее выполнить. Нужно отвечать за свои слова. В тюрьме не признается никакое изменение ситуации, не признается никакое "нечаянно". В этом мире нет слова "нечаянно". Что значит нечаянно? Нечаянно, - это значит, ты сам что-то не предусмотрел. Поэтому с человеком случается нечаянность. "Нечаянно" - тоже какой-то признак ненадежности. Ценностью этого мира является человек, который вообще уверен, уверен в себе. В мире, где все очень ненадежно, ценностью становится надежность. Привлекает надежность человека.

    Надо, чтобы в твоей уверенности были уверены и остальные, чтобы человек, который идет рядом с тобой этапом, понимал, что ты сейчас ничего такого не напорешь, что сюда не бросятся овчарки. Поэтому авторитетом на зоне пользуются люди, в которых ощущается надежность. То есть человек стоит надежно, не размазывается, не говорит сегодня одно, завтра другое, не ищет мелкой выгоды. А тот, кто желает жить удобно... На самом деле всегда здесь выгода получается за счет другого...

    Есть еще одно правило - не вмешиваться. Тоже странное правило: в этом мире каждый должен ответить за себя сам. Оно очень жестокое. Первое слово ты должен за себя сказать сам. Потом тебе помогут - не помогут, уже дальше дело другое. Но вот нельзя отвечать другому за человека.

    Мне однажды пришлось заступаться за сокамерника, до которого правильные понятия абсолютно не доходили. Он действительно был "косячный" - человек, который не понимал, что в тяжкое время куревом надо делиться. Не из жадности, а просто не понимал. Я ему несколько раз говорил: "Ты не жадничай". Но с другой стороны там были люди, которые ему говорили: "Нет, ты курево прибереги, тебе еще этапом идти". Но в нашей камере принято было всегда куревом делиться. Ему говорят: "Ты оставь покурить". Он: “Да-да” - и забывает. Надо понять, что у человека и дело было непростое, какие-то тяжкие избиения, семейная запутанная история, да еще с какими-то спекуляциями, все это вместе. Он даже и делом не интересовался, он морально как-то совершенно дошел. В подобном состоянии человек - это просто мишень, самая удобная. Он не реагирует на окружающих, он не живет в этом мире. Его хотели опустить только из-за раздражения. Скажем, моет он кружку, и кружка у него падает. Вообще ее нельзя уже брать, по тем понятиям нельзя, потому что там параша рядом, кружка зашкварилась, кружка пропала. Один раз он ее поднял, начал пить. После этого от него требуют выбросить кружку и помыть руки. Но он не учится, и через день повторяется та же история, опять раздражение у всех. Ему, может быть, помогло то, что народу было очень много, поэтому не все замечали эти косяки. Один заметил, на него накричал, другие внимания не обратили. А он не учился совершенно.

    Теперь про момент, когда его хотели опустить. Там "кормушка" была маленькая, а народу много, всегда во время обеда, ужина местная толкучка. Он толкнул человека, пролил баланду. Толкнул нечаянно, конечно. А там не слова "нечаянно". Он кого-то одного оставил без еды и... предложил свою. И в ответ получил: "Твою шкварную буду есть?" Его назвали шкварным, а он не ответил на это. Можно сказать, сам себе определил место. А мне очень его было жалко.

    Ему сказали “из твоей шкварной миски”, и он за себя сам не ответил! Он обязан был первое слово сказать сам. Потом - я так представляю, - началась бы драка, и вот здесь бы я уже мог вмешаться. Теперь бы уже мог. Ответить за него я не мог, не должен был, но вмешался именно на этом этапе, потому что оставь я это дело - и все, его бы начали опускать сразу. Потому что он согласился с этим словом, согласился с этим местом, которое ему определили. Поэтому я-то тоже "упорол косяк", я влез не в свое дело не в то время. Но что делать, - следующего этапа просто бы уже не было. Раз он сам не ответил, то все. Это вот странная такая игра в слова - все принимают всерьез. Он не ответил - значит, согласился. Вместо него я ответил. То есть я крикнул: "Следи за базаром!" - тому, который ему сказал. Он тут же на меня перешел. Маленькая стычка. Тут уже понятно, что дело должно быть с разборками. Странно все закрутилось.

    Переслали записку "авторитету" в соседнюю камеру. Меня спросили что-то. Да, говорю я, пассажир куревом не делится, понятно, что все злые на него. То есть я суть дела объяснил. Не надо слишком длинно. И прислали ответ: прекратите разборку. Его не трогали больше. Так все жили, потом он на этап ушел, в следственной тюрьме быстро все меняется.

    Вступаться за другого можно в какой-то определенный период. Можно до косяка. Но если этот момент пропустил, то уже бесполезно. Это тонкое место, где тоже на чутье все делается. Начинает набухать раздражение, набухает разборка. И опять же на чутье - когда можно влезть.

    Но это все было от раздражения. Другое дело, когда кого-то хотят уничтожить с определенной целью. Такие вещи делаются долго, тонко, планомерно. Чтобы потом это не было косяком тому, кто приготовил уничтожение.

    Нужно вообще помнить о том, что испытания, которым тюрьма подвергает человека, как бы проверяют его, прочность его характера, порядочность, честность, уважение к остальным. Из этого и надо исходить, когда ты отвечаешь на вопросы прописки или проходишь какие-то испытания. И, конечно, надо постараться активнее включиться в жизнь, потому что люди, которые тебя окружают, как правило, такие же, как и те, что живут на воле. У каждого из них такая же драма, такая же беда, как и у тебя. Чаще всего это так. Потому что преступление и арест - это для человека чаще всего несчастье и не ты один страдаешь. И это надо видеть.

    Не стоит бояться сокамерников. Каждый попавший в тюрьму, как правило, оказывается на том месте, которое он заслужил всей своей прежней жизнью...

    А на практике усвоить правильные понятия в общем-то нетрудно. Трудно себя под них подстраивать.

    - Самые серьезные запреты, я понял, касаются опущенных. А какие еще запреты есть?

    - Все сразу и не вспомнить... На общем режиме (иногда и на усиленном) нельзя с земли ничего поднимать. Особенно если упало на плац. Пусть хоть шапка зимой упадет - она после этого считается зашкваренной. Упала - иди дальше, ищи другую. Не ходи часто в штаб, особенно один - могут заподозрить тебя в стукачестве. В столовой, у поваров, ничего нельзя покупать, потому что считается, и правильно, что, покупая из общего котла, ты воруешь у братвы.

    Боже тебя упаси взять чужое! Вот одна из самых распространенных "примочек". Ты взял, полистал чужую книгу и положил ее на место. Подходит хозяин книги: "Давай стольник. - Какой стольник? - Ты книгу брал? - Брал. - А в ней стольник лежал, давай обратно".

    Я знаю человека, который под следствием на воле находился, в лагерь тоже с воли, а не через тюрьму попал. Никто ему таких вещей не объяснил, а по воспитанию он плохо усвоил, что чужое брать нельзя. Так он взял в тумбочке у соседа две ложки сахара, а вечером свой сахар получил и те же две ложки соседу отсыпал, тоже без его ведома. Это кто-то увидел. И это ему "предъявили". Крыс на зоне мигом опускают. Красть нельзя ни у кого - ни у козла, ни у педераста. Раньше тем, кто осваивал профессию карманника, можно было залезть в чужой карман, а потом вернуть украденное. Сейчас и это запрещено, карман под охраной. У сотрудников тоже красть нельзя, хотя укравший у надзирателя крысой не считается. Но если после такой кражи на зоне будет обыск и при этом кто-то погорит, на виновном будет косяк.

    Еще одно священное понятие в тюрьме и на зоне - карточный долг. Насильно заставить играть в карты никого не могут (в следственной тюрьме вместо карт часто играют в домино). Больше того, человек, который не играет вообще, пользуется, как правило, уважением. Если ты просидел уже достаточно долго и в разных камерах, ты начинаешь видеть сразу, где игра ведется для развлечения, а где для того, чтобы потребовать от проигравшего чего-то серьезного. В маленьких камерах обычно игра в карты, нарды, домино - развлечение. В больших, человек на пятьдесят, - нет. В них человеческие отношения устанавливаются вообще реже, издеваются там тоже чаще, чем в маленьких. Если ты все-таки начинаешь играть, ни в коем случае не стоит зарываться. Ты должен жизнь положить, но долг отдать, причем отдать вовремя. Не отдашь - могут и опустить, не сразу опустить, а дать тебе последний шанс - включить счетчик. То есть проиграл ты, предположим, сто рублей, а вовремя не отдал. В день расплаты тебе говорят: ладно, подожду еще десять дней, за каждый день просрочки по стольнику заплатишь. И все это ты обязан будешь сделать. Долг - такое же святое понятие, как неприкосновенность чужой пайки. Не надо и жалеть проигранного.

    - Что такое разборки, как они проходят? Правда ли, что на них калечат, убивают?

    - Избить, убить могут только по решению тех, кто в разборке участвовал. Разборка - это решение спора. Участвовать в разборке могут все, кроме козлов и петухов. Устраивается что-то вроде общего собрания, на котором спокойно, без рук и повышений голоса обе стороны высказывают братве все, что они по поводу своего спора думают. Если особых сложностей вопрос не представляет, его решают тут же, на месте. Если возникают трудности, обращаются в более высокую инстанцию - к своему авторитету, либо, если и он не может в споре разобраться, к “вору” на другой зоне. И пока окончательный ответ не придет, продолжать спор обе стороны не должны.

    Обычно человека, признанного виновным, отдают на милость правого. Тот может получить с него как с "достойного" или как с "негодяя". Как с достойного - это значит, ответчик должен публично признать свою вину и покаяться. Ну, может быть, разок по физиономии получить - не больно, чтобы только "почувствовал братскую руку". Как с негодяя - это значит, с ответчиком можно сделать все что угодно, в том числе и убить его. Можно по приговору разборки и потребовать с виновного деньги, вещи - на усмотрение потерпевшего, тут у него полная свобода выбора. Виновный же будет обязан это требование выполнить. Выбор правого (потерпевшего) покажет, насколько он человек великодушый, и этот поступок скажется потом на его репутации.

  8. Вверх #8
    Постоялец форума Аватар для Voo-Doo
    Пол
    Мужской
    Адрес
    Ode$$a
    Сообщений
    1,944
    Репутация
    266
    Записей в дневнике
    2
    ниасилил

  9. Вверх #9
    Sex-символ форума Аватар для афера в юбке
    Пол
    Женский
    Адрес
    Питер
    Возраст
    31
    Сообщений
    8,604
    Репутация
    931
    а что еще интересует?
    Osberg, фотки давай...ты мне можешь не рассказывать про это у меня есть курс лекций посвещенных малолетки... я еще много фильмов(документальных) видела

    Voo-Doo, я тоже

  10. Вверх #10
    Osberg
    гость
    Читайте - это познавательно. Вобщем полезно знать. Фоток больше дать не могу так как на них изображены зверства и изнасилования сокамерников разными путями - эти картинки могут серьезно повредить психику здоровому человеку или оставить след на ней. Кину на всеобщее обозрение если разрешат администраторы - хотя наврядли.
    Последний раз редактировалось Osberg; 31.03.2007 в 23:00.

  11. Вверх #11
    Osberg, А на кой ты всё это нам рассказываеш и показываеш объясни ???
    King Kong Died For Your Sins...

  12. Вверх #12
    Osberg
    гость
    Martyr_A_D_,
    Я же уже сказал для того чтобы знали что в этом мире есть не только добрые мамы и мягкие подушки, но и обратная сторона жизни о которой нужно знать и помнить. Осведомлен - значит подготовлен.

  13. Вверх #13
    Osberg, если ты думаеш что показал этими статьями или картинками что-то чего люди не знали... то это далеко не так....
    а о том что об этом неосведомленным знать надо я согласен полностью....
    King Kong Died For Your Sins...

  14. Вверх #14
    intway070
    гость
    а смысл?

  15. Вверх #15
    Злое_Ведро, нет смысла... просто я так понял для общего образования....
    King Kong Died For Your Sins...

  16. Вверх #16
    Osberg
    гость
    Смысл?!
    Смысл в том, что чтобы каждый помнил, что представляет из себя то место куда может попасть каждый человек за свое преступное деяние. Даже не преступление, а проступок с нашими карательными органами туда попасть, поверьте, простому смертному, очень легко. Многим известно наше СИЗО на ул. Водопроводной и мало кому известно что там сейчас делается. За 50 метрами от дороги, где вы все мирно ходите и ездите творится такое насилие над человеческой сущностью, что ад с чертями вам мог бы показаться раем.

  17. Вверх #17
    Osberg, а ты что сидел за что-то ?
    King Kong Died For Your Sins...

  18. Вверх #18
    Отличный топик для начинающих зэков :lol:

  19. Вверх #19
    Osberg
    гость
    Martyr_A_D_,
    Нет, довелось быть наблюдателем.

  20. Вверх #20
    intway070
    гость
    Цитата Сообщение от Osberg
    Martyr_A_D_,
    Я же уже сказал для того чтобы знали что в этом мире есть не только добрые мамы и мягкие подушки, но и обратная сторона жизни о которой нужно знать и помнить. Осведомлен - значит подготовлен.
    вперёд, постись на rotten.com)


Ответить в теме
Страница 1 из 3 1 2 3 ПоследняяПоследняя

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения