Одесса: 5°С (вода 8°С)
Киев: 1°С
Львов: 1°С

Тема: ЛОХИ ИНТЕРНЕТА или ВОЛЧЬИ ИГРЫ

Ответить в теме
Страница 1 из 5 1 2 3 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 20 из 96
  1. Вверх #1

    По умолчанию ЛОХИ ИНТЕРНЕТА или ВОЛЧЬИ ИГРЫ

    В этом остросюжетном рассказе есть место "Бизару", Одессе, Киеву, Питеру и множеству крови и приключений с некоторыми Одесситами...
    Этот рассказ нашел своих фанатов не только на форумах Одессы, но и за её пределами...

    «Лохи Интернета
    или
    Волчьи игры»


    ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

    1

    Я остановил машину, предварительно глянув на время, было - начало четвертого утра. Город спал. Снег, не тревожимый даже маленькими порывами ветра, безнаказанно опускался на, и без того, богом и местными властями забытые дороги.
    Водитель «Жигулей» был молчалив и явно страдал недосыпанием из-за постоянных «кастрюль». Меня не беспокоил дефицит общения, закуриваю, пытаясь расслабиться, прекрасно понимая, что это невозможно…
    Закрутилась новая игра, и я чувствовал, как меня начинает лихорадить из-за повышения адреналина в крови…
    Вот и «Золотая антилопа». Машина остановилась, и водитель получил заработанные «копейки». Внутренне собираюсь и начинаю спускаться в подвальное помещение бара. Накурено, людей в это время не очень много и практически все изрядно пьяны, не исключая обслуги…. Из шести столов полностью занят только один - представителями «золотой молодежи». Единственная девчонка среди них была не той, из-за кого я проделал свой путь в столь ранний час. Заказываю 100 грамм водки и сок, присаживаясь недалеко от стойки бара. Публика разношерстная, но не вызывающая чувства тревоги, хотя всё это может быть ширмой и в любую минуту незнакомые с виду люди могут превратиться в хорошо организованную группу. Это сейчас не слишком напрягает, внимание сосредотачивается на приближающейся девушке лет 22 – 26, выпорхнувшей из самого темного угла этой поиловки и направляющаяся в мою сторону. Хорошая фигура, симпатичная мордуленция и всё это в оправе из дорогих одеяний явно не с нашего «седьмого километра» сразу ставило её на голову выше над местными завсегдатаями.
    - Ты Сергей?
    Вопрос звучит с нотками безразличия, хотя перед встречей давал о себе подробное описание. Опыт подсказывает, что передо мной хорошая актриса. Убеждаю себя в том, что лёгкой победы не будет, что в принципе вполне устраивает…
    Мы сидели за столиком напротив друг друга и говорили ни о чем. Она пила коньяк, и это у неё получалось очень элегантно: тонкие и длинные пальцы изящно подхватывали кусочки шоколада и отправляли в топку под названием ротик, при виде которого температура в некоторых местах тела у многих должна была подниматься до точки кипения. На меня же это не производило никакого впечатления. Нет, я конечно не настолько стойкий товарищ, чтоб вообще игнорировать её прелести, но понимаю, что стоит немного расслабиться, и результаты будут не в мою пользу. То, что «всё» начнётся, прояснилось несколько минут назад по неожиданно быстрому опьянению моей новой знакомой. Она стала более развязанной и начала реагировать на реплики компании малолеток, сидевших через стол от нас и страдающих от нехватки новых приключений, после того как, по-видимому, их новая подружка, не выдержав пьяных издевательств, покинула «Антилопу».
    Стена, у которой наш столик, зеркальная, моя милая собеседница сидит спиной к ней, в пол-оборота, глядя на меня. Я же в свою очередь, прилагаю всё обаяние «лоха», влюблено смотрю ей в глаза, не забывая, естественно, о компании позади, которая отлично помещается в зеркальной стене. Теперь убеждаюсь, что никто меня клафелинить не будет, а просто ждут, когда клиент дойдёт до нужной кондиции (как говорил один киногерой из старого фильма), и начинаю торопить события, чтобы не дать им ни одного шанса на победу, хотя знаю - это только начало и есть ещё пара не проигранных сюжетов, которые предстоит пройти от начала до конца…
    Уже изрядно пьян и меня оскорбляет, что мою новую знакомую (на которую имею виды) постоянно домогают, оскорбляя самыми обидными словами, и она отвечает той же монетой. Первый акт близится к финалу, от их стола отделился один из участников конфликта и подсел к нам за столик. Мой взгляд выразил недовольство незваному гостю, на что тот нагло ухмыляясь, предложил не влазить в «ихние базары». Это предложение было изложено в такой форме, что я ни на секунду не задержался, а таки влез в него по уши…. И вот мы уже ругаемся, скорее только начинаем. К нам присоединился ещё один, якобы узнать, в чем тут дело, присел рядом с другом и хамство потекло в два рта. Начинаю потихоньку сбавлять обороты, давая понять всем, что унижен, пьян и готов к мирным переговорам. Моя недавняя знакомая как бы растворилась во мраке; нет, она также присутствует, но ее, похоже, никто кроме меня не замечает. Пацаны полностью убедили себя, а главное и своих товарищей за соседним столиком, что дело в шляпе, работа не стоит выеденного яйца, и переводят разговор на финансовые темы, недвусмысленно интересуясь моим материальным положением. В моих руках недопитая водка, которую выливаю в глаза рядом сидящему наглёнышу и тут же раскалываю об голову второго пепельницу, нежно зажатую левой рукой. Выскакиваю из-за стола, резким рывком за шиворот скидываю со скамейки на пол одного из троих сидящих за соседним столиком «победителей» и топчущим ударом ноги в голову добиваю его. После этого переключаю своё внимание и ласку на остатки поверженного, паникующего врага, наношу прямой удар в челюсть первому, по глупости подскочившему. Он неуклюже пытается защититься, но костяшки моего кулака уже вплотную знакомятся с его подбородком. Опрокидывая содержимое стола, он на перегонки с тарой летит на встречу с донельзя грязным полом, прикидываясь там ветошью, и не пытаясь отсвечивать. Направляюсь к своему столику, не обращая внимания на последнего, «сходившего» под себя щенка, оставшегося сидеть на руинах своего триумфа, попутно выписываю беззлобный пеньдель наконец-то продравшему глаза от водочки мастеру гоп-стопа. В баре царит тишина, никто не пытается вызвать милицию или выразить своё «фи» по поводу моего плохого поведения. Моя малышка сидит с упавшей от удивления и неожиданного развития сюжета челюстью, оголяя некоторые погрешности в работе её дантиста. Победа красивая, но ничего не стоящая с точки зрения профессионала…
    Мы опять сидим, друг напротив друга, потягивая каждый свой алкоголь; меня не любят, хоть и улыбаются, слегка строя глазки. Недавние крестники удалились, обменявшись незаметными взглядами с мгновенно протрезвевшей красуней. Я был абсолютно равнодушен к их перемигиванию и поэтому ничего не заметил. Время показывало 5.40…. Пока девушка ходила в уборную и составляла по телефону вторую часть «Марлизонского балета», заказываю ещё по 50 грамм спиртного и рассчитываюсь…. Выпили, долго ломаться не в моих правилах и мы поехали к ней…
    Машина неслась на окраину города в один из спальных районов, я курил, сидя на заднем сидении. Света прижималась ко мне и явно нервничала…
    - Малыш, не переживай, всё уже позади - прошептал я, целуя её в щеку. Только вот позади ли или только всё начинается? Как бы там ни было, но у меня есть время всё проанализировать…
    …Мы познакомились через интернет в ЧАТе после непродолжительного общения, во время которого я показал всю свою натуру, успев похвастаться наличием неплохих денег и полным отсутствием мозгов. Через два часа общения Света предложила мне встретиться, заручившись моим согласием и обменявшись мобильными телефонами. Она серьёзно подошла к предстоящему свиданию и организовала 5 быков, причем видно было, что до этого они находились порознь, но дело было знакомое и не впервой. Уверенность, что они были выдернуты с разных точек и по мою душу, укрепилась с первого взгляда на них. Если двое только проснулись, о чём свидетельствовали пролежни на не по годам обрюзглых мордах, то остальные, видимо, не догуляли какой-нибудь день рождения Гитлера или что-то в этом духе. Скорее всего, это был самый дешевый и, по правде сказать, не самый удачный её ход но, по времени проведённому ею в туалете, понимаю, что будет ещё и тяжёлая артиллерия.
    Я остановил машину у магазина «24» и вышел за сигаретами, водкой и разной мелочёвкой. Если уедет, не дождавшись, значит - не решилась на продолжение; в таком случае у меня претензий не будет. Ведь всё честно: они попытались кинуть меня на деньги - не получилось (бывают ведь и проколы); я же получил огромную порцию адреналина, чего в принципе и добивался… Машина стояла на том же месте только с той разницей, что в другую сторону. Либо её друзья поменяли место потому, что не срослись в раскладе кое-какие нюансы или меня ждет новый сюрприз. Ладненько, посмотрим, куда нелегкая занесет.
    - Светик, я, похоже, изрядно пьян, или мы действительно едем в другую сторону? - рот с улыбкой выдавал нужную фразу, а глаза незаметно обследовали немногих прохожих, оказавшихся в поле зрения.
    - Нет, просто я решила немного исправить маршрут, если ты, конечно, не против?
    - О чем разговор, Светик, для тебя любой каприз, лишь бы ты улыбалась! - Но, похоже, ей было не до смеха; знакомый взгляд, а точнее полная капитуляция, и моя победа по всем фронтам.
    Мы возвращались в центр в полном молчании. Я пытался проникнуть в её мысли, но мне, похоже, не дано было это сделать…
    «Малая» коммуналка… Мы заходили, стараясь не создавать шума в столь ранний час. Пробираясь в комнатушку, замечаю детский велосипед, санки и ещё некоторые свидетельства того, что в коммуне явно находится маленький ребёнок. Это говорило только об одном, что здесь не кидают. Скорей всего это была её квартира, и это лишний раз убеждало, что я в очередной раз сыграл профессионально.
    Комната была выше всяких ожиданий. На восемнадцати метрах Света умудрилась втиснуть все достижения НТП - от видео магнитофона до ПК последней модификации. Да, что не говори, а лохов кинуть ей пришлось немало, но это не мои проблемы. Девочка придумала себе любовь, и это изменило её планы. Что поделать если я, не обладая безупречной мордой, всё же могу вызывать эти чувства, причем исключительно по собственному желанию.
    Пока Света носилась от общей кухни до комнаты, придумывая нам импровизированный завтрак, я послал SMS-ку с адресом её квартиры и разлил водку по рюмкам, извлечённым из серванта. Мы выпили за знакомство, а после за то, что хорошо кончается…

    Белый «Нисан» сонно пожирал положенные ему километры, я сидел на переднем сидении рядом с водителем и курил. Водитель, знающий мои повадки, по обыкновению отмалчивался. Те деньги, которые я ему обычно платил за дорогу, вполне устраивали нас обоих и не давали повода для общения личного характера с прониканием в душу и тому подобное. Уверен, если б его завтра спросили про меня, могу, владею ли навыками рукопашного боя или что-нибудь в этом же духе, он с искренней уверенностью ответил бы отрицательно. Мы познакомились давно на одной из его «кастрюль», я взял у него номер мобильного телефона и по необходимости пользовался им, как и услугами некоторых других водителей.
    Света спала дома и, надеюсь, видела меня в своих объятиях. Для неё всё изменится после пробуждения, когда она обнаружит недостачу в 640$ и разного рода безделушек из желтого метала (небось, откладывала на черный день). Мне абсолютно начхать на моральную сторону моих действий. Да и какая мораль может быть, если трезво посмотреть на всё, то похоже меня первого пытались кинуть и, причем, не в очень деликатной форме, а после неудачи, уверен, всплыла бы и вторая серия, если бы не мой дар внушать этим курицам, неожиданно для них, глубокие чувства.

    2

    Телефон звонил и настойчиво требовал начать день именно с него. Лена еле оторвала голову от подушки и потянулась к трубке.
    - Я слушаю,- еле выдавила она из себя, не узнавая собственный голос.
    - Лира, что случилось?- Прокричала трубка.- Мы до утра просидели в хате!
    - Всё в порядке, потом расскажу, отдыхайте…
    Она открыла глаза и осмотрелась. Сергея не было. Ничего не понимая, поднялась с постели, накинула халат и нетвердой походкой вышла в коридор. Голова кружилась, очень хотелось спать, во рту всё пересохло. Соседка алкоголичка, обычно обходившая её стороной, неожиданно заискивающи поздоровалась и, обдавая её перегаром, сказала:
    - Наконец - то нашла себе нормального, порядочного, а то всё бандитские морды одни, страшно в коридор выйти. Твой утром уходил, встретил меня, вежливо поздоровался и попросил тебя не будить. Сразу видно - интеллигентный человек. Мне десятку одолжил и сказал, что скоро свадьба. Поздравляю, а все от нас скрывала - не по-соседски. В общем, с тебя магарыч…
    Лена стояла посередине своей комнатушки, мысли наскакивали одни на другие, не давая сосредоточиться на самой главной, которая засела где-то в глубине сознания и обдавала оттуда волнами холода и неприятного предчувствия чего-то очень нехорошего. Ответ нашелся неожиданно на дверце холодильника, где магнитом была прикреплена записка, написанная печатными буквами: «Любимая, попей водички, после снотворного обычно сушит, уехал на работу, к обеду не жди». Это было настолько обидно и унизительно! Мало того, что она себя считала если не профессионалкой, то, по крайней мере, очень опытной в таких делах как кидалово, да ещё поддалась на непонятно откуда хлынувшее чувство. «Я попалась как глупая малолетка»,- подумала она и бросилась к своему загашнику, понимая, что это всё напрасно. Денег не было, как и всех дорогих безделушек, позаимствованных у многих лохов. Интересно, кроме денег и золота он не тронул ничего, а значит просчитать его можно только через скупщиков драгметаллов, но шансы на это были минимальные. Телефон стоимостью в 400$ и многие другие дорогие навороты так и остались лежать на своих местах.
    Потеря денег была ничто по сравнению с обидой, которую он ей нанёс. Так жестоко посмеяться над её чувствами, которые были заблокированы очень давно, в результате неудачных личных неурядиц.

    … С 14 лет ей встречались только сильные, уверенные в себе личности с задатками лидеров, которые внушили ей уверенность в себе и собственных силах. «Принцесса сходняка» - так называли её во дворе, школе, а после и в институте. Иметь всё, что только пожелаешь по первому требованию - вот чему научили поклонники, а в последствии и сожители. Любой отказ в получении желаемого доводил её до белого каления и жестко, бескомпромиссно пресекался. Иногда было достаточно взгляда, а если это не убеждало, в ход вступало обаяние, угрозы расставания и разного рода женские ухищрения. И в конечном результате победа всегда оставалась за ней, а то, что жизнь - это поле сражения, она считала с первых дней, как почувствовала в себе сильную, волевую женщину. Может быть, из-за этого не везло так в личной жизни: одни бросали её, от других уходила сама.
    Родилась она в Измаиле в интеллигентной семье со средним материальным достатком, которая не в состоянии была обеспечить её возрастающие с каждым годом запросы. Пришлось самой искать способы заработать деньги, чтобы соответствовать имиджу принцессы, пусть даже местного значения…

    Жажда мщения нахлынула с невероятной силой, разгоняя остатки снотворного и чувства обречения. Теперь только варианты поиска и последующей мести захватили всё её нутро. Она сняла трубку и набрала номер телефона.
    - Я слушаю. - Проговорил голос, разбудивший её с утра.
    - Срочно нужно поговорить, приезжай. - Сказала она и положила трубку.
    Мысли опять возвращались к нему и обидней всего, что тот образ, который её очаровал, до сих пор казался сладким и желанным.

    …- Лира, я всё понимаю, но только скажи, какого черта ты потащила его к себе домой?
    - Не знаю, видимо он мне что-то набадяжил в спиртное, и отказать было выше моих сил, - ей стыдно было признаваться, что уступила обаянию нового знакомого.
    Дэер задумался. Прошло минут пять, и он поднялся.
    - Ладно, не хнычь, я его найду, а ты поищи его в ИНЕТе, хотя шансов очень мало…
    - Если найдёшь его, я первая хочу с ним поговорить, – попросила Лира его уже в дверях.
    - Договорились, пока сиди дома и не рыпайся, – на этом и попрощались.

    Дэер, еще во времена «перестройки», сколотил вокруг себя команду безбашенных друзей, с которыми раньше вместе занимались каратэ, когда занятия по всей стране боевыми искусствами были запрещены и преследовались по закону. После рэкетировали первых предпринимателей во времена Горбачёва. Многие его товарищи до сих пор сидят, а его, как он говорил, бог миловал. Бандиты отошли постепенно в тень, их лучшие временна были уже позади. Авторитеты и воры нахапались денег и легализовались, а пехота осталась не у дел. Перебивались они дешевыми наездами на частных таксистов, торговцев с машин арбузами, картошкой и прочей мелочью. Дэер с братвой тоже остался без доходов, но провидение столкнуло его с Лирой, которая тогда только начинала свой криминальный бизнес, и одним из первых кинутых клиентов был он.
    Просчитали её очень быстро, за время поиска злость уступила место здравому рассудку и вместо того, что бы наказать её, он предложил Лене свою крышу. Со временем под своё крыло Дэер прибрал ещё несколько кидал, многих воспитал сам из тех периферийных девчонок, которые приезжают из глубинок в большие города в надежде найти работу, богатого мужа и вкусить всех прелестей цивилизации. Но, столкнувшись с проблемами жилья, презрительного отношения к «колхозницам», не многие из них находили в себе силы на борьбу с трудностями и со временем опускались на самое дно, становясь проститутками и воровками, пристращаясь к наркотикам, да и просто спивались…
    Лира, в отличие от них, была на ступеньку выше в этой иерархии. Её вкус, искусство одеваться и манера поведения на людях были безупречны. Лена напоминала дочь нового русского, не пожалевшего денег на обучение родного чада, где-нибудь в Оксфорде. Лохи, попадавшие на неё, были обречены. На протяжении нескольких лет ни одного прокола. И вот он первый прокол - Лиру, актрису с большой буквы, переиграли на её же поле, тем же оружием…
    Очередная порция кофе окончательно разогнала сонливость, пришло время зайти в ИНЕТ. На встречу с Сергеем надежд не было, скорее всего, он сменил НИК, как это делала она. Единственная надежда на слепую случайность встречи под другими НИКами и свидания в РЕАЛе. Вот тогда наступит минута ликования, правда без помощи Дэера здесь не обойтись…

    3

    Утро было привычно ленивое. Игорь «утром», считал время пробуждения, на часах было 13.25. Подниматься не хотелось. «Вот так валялся бы всю жизнь», - думал он. Но это были только мечты, и вставать хочешь, не хочешь, а надо. Если ночь заряжала его как «сову» неограниченной энергией и потребностью к действиям и творчеству, то утро давалось как дикий котёнок, нехотя с ленцой и насилием над собственным «Я». Проплыв в полудрёме в ванную и, бросив своё тело на растерзание холодному душу, дал ему покончить с богом Морфеем. Растираясь полотенцем, Игорь неожиданно поймал себя на том, что думает о ней. Нет, жалости не было, но вспоминать Свету (то, что имя не её, сомнений не было) было приятно. Интересно, какие действия предпримутся для того, что бы его найти? Игорь попытался выкинуть мысли о ней из головы, но тщетно. «Ладно, сидите»,- с наигранной злостью подумал он и углубился в дебри кулинарии. Через пол часа он сидел перед телевизором и клацал по всем каналам в поисках всевозможных информационных программ, нехотя поедая свою стряпню, состоявшую из жареной картошки с чесноком и хлебом с маслом.
    В мире, как всегда, был хорошо спланированный хаос и терроризм. Создавалось ощущение, что кто-то могучий использовал нашу землю как настольную игру – для развлечения, где вместо фишек была серая масса народа, слепо идущая и в огонь и в воду за своими царьками. Игоря всегда раздражал фанатизм, особенно религиозный. Сам он рассматривал религию как средство обогащения определённой группы лиц, которая из спокон веков держала этот бизнес. Он ничего не имел против философии востока – этой хитрой науки находить оправдания любым человеческим деяниям и преступлениям, но вера не трогала его ни в каких проявлениях.
    Пресытившись едой и человеческой тупостью, он выключил телевизор и включил компьютер. Тот по дружески пикнул, приветствуя хозяина.
    «Бизар» уже кишел сексуально озабоченными малолетками, гомосексуалистами, лесбиянками, свингерами и всякой масти извращенцами. Их НИКи кричали сами за себя: «Нежно поёбаная», «Полижу попку жён», «Эрекция в заднице», «Трахни мою жену», «Ангел траха», «Вылижу очко» и т.д. Первый раз, попав в такой ЧАТ, Игорь «убил» солидное количество времени только на чтение НИКов, искренне поражаясь, что кто-то может всерьёз клюнуть на такие призывы. Но первое же знакомство опровергло его мнение.
    Ему только установили кабельный интернет, и Игорь решил посмотреть, как общаются в нём, попросив ребят, подключавших его к глобальной сети, показать, как входить в ЧАТ и те, ради шутки, влезли в «Бизар». Игорь, конечно, слышал из средств массовой информации, что в Интернете полный беспредел, но, попав в него с первых секунд понял, что беспредел - это очень мягко сказано.
    «Бритый лобок» - первая девчонка, на которую он натолкнулся за первые 15 минут пребывания в «Бизаре». После минуты переписки, выяснения возраста и некоторых параметров, она оставила номер мобильного телефона и предложила встретиться в РЕАЛе. Встреча состоялась через час после знакомства. «Бритый лобок» оказалась довольно таки миловидной девушкой лет двадцати пяти. Они посидели в баре, выпили немного, после чего по обоюдному желанию двинули в сторону гостиницы. Секс был продолжительным и бурным. В перерывах курили, она рассказывала про курьёзы Интернет знакомств, о кидалах, проституции и разных интересных и тогда ещё неизвестных ему вещах. Утром, проснувшись, он не нашел её рядом в постели, и вообще в номере, а так же не обнаружил в карманах остатки денег, телефона, с шеи был снят золотой «Бисмарк». Искренняя и ненасытная любовница кинула его, получив при этом не только материальное, а также физическо - моральное удовольствие. Она усыпила временного любовника правдивыми рассказами про «разводы лохов», забыв, естественно, упомянуть, что сама является представительницей этой касты, а он очередной лох.
    Игорь часто вспоминал её, если не с благодарностью, то, по крайней мере, без злобы, иногда подшучивая над собой по поводу, того как «попал»…
    Воспоминания не отвлекали его от дела. Он механически переписывался сразу с тремя-четырьмя потенциальными клиентками, отсеивая одних и тут же знакомясь с другими. Пока клёва не было, попадались только малолетки, с которыми он не связывался, не из-за каких ни будь принципов, а потому, что они, в основном, сидели на шее у родителей и не представляли материального интереса. Прошло два часа, но ничего толкового не встречалось. «Перекур»,- решил он и поднялся из-за компьютера.
    На улице разыгралась настоящая вьюга. Пара соседских детей бегали с санками по дорожке перед домом. Беззаботное детство не тревожили катаклизмы природы, как и другие проблемы, да и какие проблемы в этом возрасте? Разве что гулять не пустят или, с целью наказательно-воспитательного процесса, родители откажут в покупке, какой ни - будь компьютерной стрелялки. «В наше время, спорт – это всё, что было из развлечений»,- думал Игорь, стоя на лоджии и глядя на играющих детей. «Интересно, если б у меня в детстве был компьютер, видик и другие навороты, вряд ли я достиг бы чего ни будь в спорте, да и вообще в жизни…»,- продолжал он размышлять, вспоминая своё детство.
    В первом классе Игорь записался в секцию по фехтованию на рапирах и к 14 годам уже был кандидатом в мастера спорта. На одних из сборов в Харькове тренер застал Игоря в гостинице с девчонками из другой команды, которых он угощал в своём номере шампанским. Юные спортсменки были, что называется в коме, и слабо реагировали на крики сбежавшихся тренеров (кстати, тоже изрядно пьяных). Одним словом, должен был найтись козёл отпущения, и им, естественно, сделали Игоря. Из команды он ушел. Через месяц приходил тренер и уговаривал вернуться в команду, но тщетно. Игорь увлёкся каратэ.
    Все занимались подпольно. Дух авантюризма, нелегальщины, экзотика учения и традиций Востока, были сладчайшей из наживок, которую он когда-нибудь заглатывал. Тренер был жесток и циничен. Но всё это только способствовало тренировкам. Игорь занимался с утра до вечера, забросив всё на свете. Со временем заинтересовался и философией сначала этого спорта, а после и всего, что связанно с Востоком. Развивал в себе ораторские способности, изучал оккультную и эзотерическую литературу. После - техники медитаций всевозможных направлений, религию разных народов и даже магию. Ветреная, но информационно-голодная натура не давала сосредоточиться на чем-нибудь определённом. Желание найти себя и свое место под Солнцем толкало его на постоянный поиск и разжигало жажду познания.
    Игорь докурил и закрыл лоджию, к компьютеру возвращаться не хотелось. „Выходной”,- решил он и начал собираться. Перед отключением персоналки натолкнулся взглядом на НИК «Одна в пустыне». Это была она! Минуту, помешкав, он написал ей: «Приветик!», - и ждал её реакции. Ответа не последовало. «Если сидит под тем же НИКом, значит - жаждет встречи со мной»,- решил Игорь. Он вышел из «Бизара», сменил НИК на тот, под которым с ней познакомился, и опять вошел в ЧАТ.
    - Сволочь!- Сразу появилось приветствие у него в «привате».
    - Милая, ты уже проснулась? - Она непонятным образом манила его, но удержаться от издевательства, он не мог.
    - Ты поиграл на моих чувствах и ОБЕЩАЮ, что поплатишься за это!!!
    - Не пугай меня, малыш, ты ведь сама пыталась меня кинуть. Так какие обиды?!
    - Я отказалась от этого, а ты воспользовался моими чувствами!
    - Это говорит о твоём непрофессионализме.
    - Ты втоптал мои чувства в грязь!
    - Не повторяй так часто слово «чувства» – это просто смешно!
    - Смешно будет, когда ты будешь умолять о пощаде!!!
    - Напуган… М-да…, а я ещё рассчитывал на тёплые отношения и совместную деятельность! - придумано было на ходу, но ему понравилась эта мысль.
    По сухому тексту она не могла понять говорит он серьезно или продолжает издеваться.
    - Какие отношения, после того как ты меня кинул?
    - Кидать - это наше, мягко сказать, хобби. Причем тут это, всех рано или поздно кидают. Я тоже попадал в начале пути.
    - Зато теперь попадают другие! - Она явно не смерилась ещё с мыслью, что всё случилось именно с ней.
    - Да забудь, ты, об этом! Если честно, то мне самому не очень приятно было тебя накалывать. Ты мне тоже запала в душу.- Игорь лгал, но сам начинал верить в собственное враньё.
    - Так верни то, что принадлежит мне!
    - Всему своё время! Я ПОЗВОНЮ тебе позже. Извини, я ухожу.
    - Откуда тебе известен номер моего телефона? - но ответа не последовало.
    Пока они переписывались, он параллельно продолжал искать очередную жертву, и нашел под НИКом «Сладкий сон». Она первая обратилась к нему. После того как стало понятно, что это именно та дурочка, которая ему нужна, он отказался от всех и всё своё обаяние переключил на неё. Всё шло отлично; легкость, с которой его пригласили домой, немного настораживала, но не больше того!
    До встречи оставалась уйма времени - они договорились на 8 часов вечера. За это время предстояло выяснить по телефону, кто живет в этой квартире. Для этого он никогда не прибегал к услугам ментов или прочих знакомых.
    Одно время Игорь сам придумал проверку, которая практически всегда срабатывала. Он просто набирал требуемый номер и разыгрывал комедию, которую предстояло сыграть и сейчас.
    Игорь оделся и вышел на улицу к таксофону - из квартиры он никогда не звонил, зная, что может нарваться на определитель номера.
    На той стороне провода не заставили долго ждать, телефонную трубку сняла девушка с приятным голосом.
    - Это абонент 2266578? - Спросил Игорь донельзя безразличным тоном.
    - Да. - Ответила она.
    – Вас беспокоят с АТС. Мы отключаем вас за неуплату…
    В трубке повисло замешательство.
    - Одну минуту.- Сказала трубка и изменила голос на мужской.
    - Какая неуплата? Мы всё оплачиваем.
    - Как это оплачиваете, если нет! - Бесцветным казенным голосом сказал Игорь.
    - Здесь какая-то ошибка.- Недоумевал голос.
    - Гражданин, мы не ошибаемся. А переговоры с Австралией на 380 долларов?
    - Мы не говорили ни с какой Австралией!
    - Ладно, говорите адрес, мы пришлём мастера в течение дня, он проверит, может опять левое подключение…
    Психологический расчет был верен и срабатывал безотказно. Люди в страхе перед отключением и оплаты несуществующих счетов говорили не только адреса, фамилии, но и всё, что угодно.
    Игра начинала ему нравиться! Она не одна, а значит - очередное кидалово. Игорь вернулся домой, взял сумку с инструментами, незатейливыми «прибамбасами» перевоплощения, удостоверение работника АТС собственноручно изготовленное на компьютере именно для таких целей и поехал по указанному адресу.
    В подъезде указанного дома он изменил внешность с помощью парика с тёмным длинным волосом, усов, бровей и очков в роговой оправе, которые лет 20 как вышли из моды…

    Гримироваться подобным образом его научил старый школьный приятель Сеня, который когда-то работал гримёром в «Русском театре» и был кое-чем обязан Игорю…
    Дело было лет пять-семь назад. Сеня занялся коммерцией, открыв пару ларьков. Торговля шла бойко, район был хороший и Сеня уже в мечтах расширял свой бизнес. Он исправно платил налоги милиции за «крышу». Но не прошло и нескольких месяцев, как его ларьки начали грабить по несколько раз в неделю. По ночам к ларьку подходили двое и, угрожая в открытое окошко пистолетом, снимали весь выторг и кое-что из продуктов (в основном спиртное). Все попытки «крыши» отловить их были тщетными. Ясно было, что кто-то из продавцов был с грабителями в доле, но доказать ничего не получалось. Они же молчали, как Зоя Космодемьянская на допросах. И даже после того, как Сеня поменял всех реализаторов, поборы не прекратились.
    На одном из дней рождения бывшей одноклассницы, где был и Игорь, Сеня поделился горем с друзьями. Игорь был пьян и, слушая рассказ, решил, что легко вычислит, кто этим занимается. Поэтому пообещал помочь Сене, но при условии, что тот никому об этом не скажет. Сеня не поверил, но от помощи не отказался.
    И вот Игорь вышел на своё первое дежурство в роли продавца. Прошло полторы недели. В одну из ночей появились долгожданные гости. Всё развивалось, как и раньше, по старому сценарию. Рука с пистолетом заглядывала в окошко ларька, и два подвыпивших подростка лет 16-18 потребовали денег. Игорь ногой нажал на тумблер, который включил две неприметные галогеновые лампы, направленные на лица покупателей. Яркая вспышка ослепила и на несколько секунд парализовала любителей легкой наживы. Этого замешательства для Игоря было вполне достаточно, чтобы выхватить из руки, просунутой в окошко, пистолет и защелкнуть на ней наручники, прикреплённые цепью к несгораемому шкафу, служащего кассой. Оставшийся подельник сбежал, оставив своего неудачливого напарника дергаться на цепи, от которого Игорь узнал, что парень живет в доме напротив, и его окна выходят на торговую точку. Теперь становилось понятно, почему они были в курсе всего происходящего. И только лень или глупость могла помешать милиции проверить такую нехитрую схему…

    …Двери открыла девушка лет 20. Она не выделялась особенно никакими прелестями, обычная серая мышка. Игорь представился работником АТС и прошел в прихожую.
    Рассматривая телефонную книжку, заранее приготовленную хозяйкой, Игорь прислушивался - в квартире было тихо. По поведению мышки угадывалось, что она была не одна. Игорь решал - не спровоцировать ли ему невидимых обитателей к засветке.
    - Так, тут у вас всё в порядке, но за переговоры придется заплатить.- В его голосе звучала ирония и намёк на безвыходность положения.
    - Я сняла эту квартиру всего несколько недель назад и хозяйка квартиры говорила, что всё оплачено.
    - Мне всё равно, кто и что говорил! Мне придется отключить вас.- Сказал Игорь, явно скучая.
    - Но, мне очень нужен сегодня телефон.- Сказала она, просительно глядя хитрыми мышиными глазами.
    - А мне какое дело, меня с работы уволят.- Говорил Игорь, явно намекая на взятку.
    В комнате раздалась мелодия мобильного телефона и тут же замолчала.
    - Да вон у вас и мобилка есть.- Сказал Игорь и двинулся в сторону комнаты. Девушка не успела его остановить.
    В комнате сидело трое коновалов каждый килограмм под сто и один из них ему был хорошо знаком. Игорю стало не по себе, но, вспомнив, что его не узнать, он расслабился и буркнул: «Здарова мужики».
    - Какого хрена ты впёрся в комнату?- с угрозой в голосе спросил один из них, вставая по направлению к нему…

    …После выигранного полуфинала у него была травмирована голень ноги, и опух выбитый большой палец на правой руке. Тренер был склонен снять Игоря с финального боя, хотя противником был Юра Молотуженко по кличке «Дэер». Но финал состоялся. Всегда мечтая стать лучшим в городе среди подпольных школ контактного каратэ в весе до 80 кг, Игорю оставалось немного до исполнения мечты. Казалось ничто: ни травмы, ни сам Дэер ему не помешают, но силы были переоценены, и финал закончился для него сотрясением мозга…

    …Дэер поправился на килограмм 20-25, держа Игоря за воротник, пытался учить неразумного «телефониста» как надо себя вести в чужой квартире.
    - …если ты, гнида, вырубишь телефон сегодня, я тебя порву на мелкие кусочки…
    Но тут опять зазвонил мобильный и отвлек Дэера от расправы над дебильным мастером.
    - Я слушаю… - после непродолжительной паузы он рявкнул в трубку. – Лира - это тебе не детский сад. Он же тебя кинул и поверь, что я всё порешаю так как надо…
    Трубка явно пыталась отговорить его от каких-либо действий, но напрасно.
    – Да начхал я, что он боец, а бабки 640 баксов на дороге не валяются, причем здесь есть и наша доля… всё… что-то ты сильно мягкотелая стала, всё я сказал, пока.- Он выключил телефон и развернулся к Игорю, пытаясь вспомнить, на чем закончил…
    - Короче, ты всё понял?- Спросил он с видом работодателя увольняющего нерадивого служащего.
    - Да, - потупившись, ответил тот.

    4

    Игорь понимал насколько близок был к ситуации, которую никогда не сбрасывал со счетов. Попав, на пять минут позже в эту квартиру всё могло закончиться неизвестно чем. «Да, ангел хранитель мне достался усердный, со знанием дела»,- подумал он. Прокрутив последние события со всех сторон, убедился, что поступил именно так, как того требовали обстоятельства, и сказал вслух: «Ну, что, милая, сыграем дальше». Он вышел из подъезда и направился в местную забегаловку, находящуюся напротив дома, в котором он только что был. Время показывало 17.40.
    Он сидел среди грязи и пьяного гула. Местные аборигены не отличались чистоплотностью и добродушием. Заказанная водка была подстольного разлива и отдавала техническим привкусом. Выпить надо было для снятия напряжения от пережитых событий.
    Все было понятно как дважды два. Пока велась переписка с ней в Интернете, Лире (теперь он знал её кличку) ничего не стоило сделать телефонный звонок Дэеру и организовать знакомство с ним, на которое он клюнул, как последний лох. «Да, я мог проколоться на ровном месте, а ещё считал себя профессионалом! Но она, ай да умница, просто супер…»,- подумал он. На его месте, любой другой уже бы бежал без оглядки, Игорь же раззадорился от этого ещё больше. «Ну, Лира, теперь я от тебя так просто не отступлю»,- решил он и набрал номер её мобильного телефона.
    - Малыш, приветик! Успела соскучиться?- Спросил он нежным голосом с долей сарказма.
    - Сергей, ты?- Вопрос прозвучал как-то неестественно удивлённо.
    - Милая, увидимся завтра, и всё расставим по полочкам, а теперь мне надо собираться…
    - А ты куда?- Лена задавала вопрос, заранее зная и боясь ответа.
    - Так, встреча. Милая, извини, спешу.- Сказал он и отключился.
    Тут же раздался звонок и высветился её номер, она пыталась предупредить Игоря, но это не входило в его планы и нарушило бы красоту игры и романтику встречи. До встречи оставался час…
    «Риск, как люди могут без этого естественного наркотика?»,- думал Игорь, пытаясь настроить себя на повтор под названием - водка. «Интересно, хватило бы у меня силёнок справиться с Дэером? Он конкретно набрал в весе, также был в себе уверен и безбашен. Но и я тоже не подарок и только стечение обстоятельств и травм не дало мне тогда победить,- в этом Игорь был абсолютно уверен.- Пока он сколачивал свою «бригаду», я учился выживать в Ленинграде»…
    Борзописцы 90-х годов назвали это время «Амурские войны». Весь Советский союз трещал по швам. Рэкет, организованная преступность, мафия – самые модные слова того времени.
    Группировки бывших спортсменов под началом воров в законе осваивали непаханые поля предпринимательства. Обкладывались поборами базары, вещевые рынки, кооперативы всех направлений, заводы, в общем, всё, где хоть мало-мальски крутились деньги.
    Группировки вели беспрецедентную войну между собой за сферы влияния. Пехота, шестерки, в общем, низшие эшелоны – были пешками в этой войне и бросались авторитетами бригад в мясорубки боёв без жалости и угрызений совести. Одному богу известно, сколько погибло тогда молодежи на невидимых фронтах этих разборок. Ворам, авторитетам, постоянно приходилось пополнять свои ряды рекрутами, которых находили среди секций боевых искусств, афганцев и отморозков наркоманов. Последние вообще не ценились и использовались как пушечное мясо для самой грязной работы…
    После «Первенства города по контактному каратэ», проходившего при закрытых дверях, к Игорю и его товарищу, занявшим вторые места в своих весовых категориях, подошли двое. Они предложили работу по охране кооператива в Ленинграде. Предложение, в плане заработка, было очень заманчиво, и спортсмены согласились…
    В Ленинграде джентльмены удачи, собранные с разных уголков страны, пробыли один день. Потом их перебросили в с. Ириновка (6 км от Ладоги), в лес. Там на опушке леса стояло 4 сруба, которые служили бараками для «новобранцев». То, что это не охрана кооператива было понятно сразу – здесь учили и отбирали для работы в бригадах.
    Школа выживания была жестока. Инструктора были в основном афганцы…

    За окном «бадэги» стало спокойней, ветер и снег, как по воле хозяина этого убогого мира, исчезли. Март месяц накапливал силы, для решающего сражения с продлевающей сроки царствования задержавшейся зимой. Вот на углу дома остановилась машина, из неё вышла она. Света не направилась к подъезду дома, где ждали её, а пошла к той же забегаловке, где сидел Игорь.
    Окошко, выходящее в сторону дома, в этом заведении было одно, но возле него за столиком расположился неприятного вида алкаш с длинными черными волосами, в очках в роговой оправе. Она заказала кофе и спросила разрешения присесть. Игорь кивнул с безразличным видом и продолжал потягивать водку. Лира нервничала, время от времени посматривая на часы. Они показывали 19.30, 19.35. Время ползло неуклюже медленно, её напряжение дошло до предела. Алкаш напротив начал раздражать неуместными приставаниями, пытаясь угостить сидящую за его столом девушку водкой…
    - Дорогая,- говорил он хриплым пропитым голосом, – хватит смотреть в окно. Рядом же с вами мужчина.
    - Мне это не интересно,- сухо отвечала она, еле сдерживая ненависть к этому уроду.
    - Вы кого-то ждёте?
    - Не вас, по крайней мере! - язвительно сказала Лира, достала телефон и набрала номер.
    - Дэер, это я. Ну что, он ещё не пришел? - Она сдерживала голос, что бы ни выдать волнения. По облегчению на её лице стало понятно, что ответ был отрицательный. Она отложила трубку и ещё усердней начала вглядываться в плохо освещенный контур дома.
    - А он и не придет.- Неожиданно сказал обладатель очков. Лена вздрогнула и посмотрела на него.
    - Кто не придет?
    - Тот, кого вы ждёте!- Нагло сказал Игорь.
    - Да пошёл ты! - Прошипела на него Лена.
    - Вы же ждёте Сергея?
    - Откуда ты… вы знаете?- Удивлённо спросила она, думая, что это совпадение.
    - Чтоб у вас не оставалось сомнений, я назову вам цифру…
    - Какую?- Спросила она с округлившимися от удивления глазами.
    Игоря это забавило, он решил продолжать в том же духе.
    - 640!- Это была сумма, которая перекочевала к Сергею из её квартиры.
    - А где он?- Спросила Лира, начиная раздражаться от полной неясности.
    - Если вы поймаете такси, то я отвезу вас к нему.
    - Хорошо.- Сказала она.
    - Но у меня есть свои условия: вы мне купите пару пузырей и закусь.
    - А не слишком ли жирно для тебя?- Лена сделала попытку поторговаться.
    - Если вас не устраивает, то я могу уйти… - Он сделал вид, что поднимается из-за стола.
    - Ладно, уговорил.- Согласилась она, поражаясь наглости этого придурка. «Небось и Сергей ему, что-то отвалил», - подумала она.
    Они шли в сторону дороги. До Лены просто не доходило, как Сергей её просчитал. Её попутчик еле перебирал ногами и на любые вопросы отвечал невразумительно. «Хоть бы не отрубился раньше времени,- думала она, поражаясь своему приключению.- Ничего, я тебе ещё устрою, дай только добраться»…
    Такси ехало в сторону санатория «Куяльник», в этот богом забытый и очень опасный район. Если летом он процветал за счет приезжих курортников, пытающихся решать свои проблемы со здоровьем в этой грязелечебнице, то зимой это был такой отшиб, что водители отказывались ехать туда за любые деньги. Проводник спал, обхватив двумя руками пакет с бутылкой коньяка, водки и разного рода закуской, купленные по дороге в ближайшем супермаркете.
    Такси въехало на территорию санатория, где находились три четырнадцатиэтажных жилых корпуса. «Мрачное место»,- подумала Лена, начиная жалеть, что вообще ввязалась в эту афёру. В зданиях практически ни где не горел свет, за исключением нескольких окон на 14-ом этаже второй высотки. От такого освящения картина становилась ещё более зловещей. Лена растормошила мирно спящего попутчика и спросила куда ехать. Подъехав ко второму корпусу, Игорь остановил машину и попросил немного подождать его…
    Работники «Куяльника» между сезонами кормились только от приезда любовных парочек, ищущих уединения. Поэтому, когда Игорь постучал в стеклянные входные двери и приложил к стеклу купюру зелённого цвета, то вахтёр его встретил как ближайшего родственника, несмотря на его внешний вид.
    - Я тут с девчонкой, организуйте комнату, за ярко выраженное вознаграждение.- Сказал он и всунул в руку заспанной женщине хрустящую бумажку. Деньги мгновенно исчезли в кармане работницы зимней «ночлежки» и на их месте появился ключ с номерком.
    - Четырнадцатый этаж, лифт только до тринадцатого, в номере всё есть и тёпленько,- отрапортовала она, как на собрании перед трудовым коллективом о перевыполнении плана по борьбе с незаконной рождаемостью и проституцией.
    - Спасибо, мы сейчас, - сказал Игорь и направился к машине за Лирой.
    Он часто пользовался услугами этого санатория, когда хотел отдохнуть от «работы», с какой-нибудь симпатюлькой. Все работники этого борделя были ему хорошо известны, но в таком виде он появлялся в первый раз и поэтому остался неузнанным.
    Номер был не перворазрядный, но всё необходимое, включая туалет и душ, в нем было. Двуспальная кровать, сделанная из отдельных коек, выглядела довольно таки прилично; пара тумбочек, столик с графином и двумя стаканами напоминал старые застойные времена. Попав сюда первый раз, казалось, что время перемен далеко обошло стороной это «совковое» заведение. Единственная вещь, не вписывающаяся в картину застоя – калорифер явно недавнего происхождения. Зимой корпуса не отапливались из-за отсутствия средств и нерентабельности. Счастье для завсегдатаев этих пенатов, что не отключали свет, иначе, сколько народа осталось без приюта в периоды зимнего разгула.
    Они зашли в номер. Лена обратила внимание, что её сопровождающий закрыл за ней дверь на замок. Она нащупала газовый баллончик в сумочке, хоть и понимала, что в замкнутом пространстве от него пострадает не меньше чем её оппонент, поскольку это скорей было психологическое оружие. Лира немного владела приёмами рукопашного боя и рассчитывала больше на них, чем на газ. Комната была пуста.
    - Ну и где он?- Спокойным голосом спросила она, демонстративно держа руку в сумке перед собой. Незнакомец ничего не ответил, а просто снял с себя «бебехи» перевоплощения…

    Они лежали, обнявшись, и курили.
    - Жизнь воистину уникальна!- Сказала Лена, прижимаясь к Игорю, как маленький ребёнок прижимается к матери, ища у неё поддержку или ласку.
    - Да, малыш, я не раз в этом убеждался,- лениво произнёс он, поглаживая пальцами свободной руки её бархатную кожу. Она пахла детством и невинностью. Сейчас нежная как котенок, в сексе разъяренная и ненасытная львица, она поразила своими фантазиями Игоря, видавшего и вкусившего многое. Он был счастлив, никогда ничего подобного с ним не происходило. Секс никогда не стоял у него на первом месте. Но в ней пересеклись все идеалы, которые когда-нибудь встречались в женщинах, хотя у них никогда не было всего сразу. Обычно, бог как бы издеваясь, давал женщине хорошую фигуру, лицо, но забывал вложить хоть капельку серого вещества, превращая её в тупенькую заводную куклу, ничего не умеющую, кроме как раздвигать ноги. Или наоборот, наделял отличными мозгами, но всё остальное оставляло желать лучшего…
    Лена рассказывала про свою жизнь. Она так давно никому не изливала то, что накопилось у неё внутри, поэтому теперь напоминала ребенка, который долго не видел своих родителей, старающегося за несколько минут излить все накопленные обиды и победы в уши любимым предкам. Игорь не мешал ей.
    С детства Игорь обладал даром делать несколько дел одновременно. Наслаждаясь её серебристым голосом, он обдумывал, как быть дальше с Дэером и его командой. Не забывая, естественно, время от времени задавать Лире ничего не стоящие вопросы для подержания видимости диалога. Было понятно, что тот никогда не отступится от лёгких денег. Игорь понимал - Дэер реальная сила, а ни кокая-то басота с рогатками. С ним играть всё равно, что дёргать за подол смерть. Платить же этому ублюдку, как и кому ни будь другому ему не позволяла натура. Интересно, понимает ли она насколько всё серьёзно? Это не просто приключение, здесь ставки очень велики. Он поймал себя на том, что первый раз за много времени боится продолжать игру по этим правилам. Оставалось только определить, за кого он больше переживает - за неё или за себя. Определение же упорно не давалось классификации.
    Игорь аккуратно высвободил руку из-под любимого создания и поднялся. Лена замолчала и вопросительно посмотрела на него.
    - Малыш, хочешь выпить?- Нежно спросил он её, наливая себе водки.
    - Немного, можно.
    Он разлил спиртное по стаканам, и развернулся к ней.
    - Милая моя, что тебя держит в этом городе?- Вопрос был неожиданный и прозвучал двусмысленно.
    - Что ты имеешь в виду?- С волнением спросила она, принимая протянутый ей стакан с коньяком.
    - Ты знаешь, Дэер с тебя не слезет,- он говорил как можно мягче, но слова звучали как приговор.
    - А мне глубоко начхать на него.- С юношеским запалом сказала она, а в глазах мелькнули звёздочки коварства. Лена была настолько прекрасна, что он не удержался и поцеловал её. И хоть её отвага о многом говорила, но это не снимало данной проблемы. Игорь решил дожать эту тему до конца.
    - Если тебя ничего здесь не держит, то стоит поехать отдохнуть, куда ни будь, а заодно и поработаем на пару. Как тебе моё предложение?
    - В принципе, это меня вполне устраивает, если обещаешь меня любить!- Наигранно насупившись, сказала она. Глаза Лены были хитро прищурены, ей стоило больших усилий, что бы ни рассмеяться.
    - С условием, если не будешь больше прятать от меня деньги и засыпать, обнявши подушку. - Это был намёк на первый день знакомства.
    - Кстати!- Она резким движением схватила его за руку и повалила на постель. – Где мои денАшки?!- Грозно спросила она, покрывая Игоря поцелуями, иногда не больно покусывая.
    - Всё верну!- Взмолился он, пытаясь сопротивляться насилию. Они катались по постели, кусаясь и целуясь. Смех, чмоканье шуточных поцелуев, скрип, не выдерживающей возни кровати, заполнили номер. Всё это движение переросло в бурный секс. В постели Лена была лидером, командуя, а иногда и принуждая Игоря к определённым действиям, которые в данный момент ей хотелось ощутить. Ему позиция слабого безумно нравилась. Сопротивление было минимальным, только для того, что бы завести её ещё больше…
    Игорь проснулся от дроби дождя. Неизвестный гимн стихии и воспоминания о ночных ласках успокаивали и вносили чувство блаженства. Он нехотя открыл глаза и осмотрелся, в номере никого не было. Чувство тревоги не приходило. «Интересно куда она пошла»,- подумал он. То, что возращение состоится, сомнений не было. Не спеша, поднявшись и проделав утренний ритуал гигиены, он оделся и закурил. На столе оставалось практически всё спиртное и остатки еды.
    Игорь не любил начинать утро с водки, но сегодня было всё по-другому. Он плеснул себе в стакан грамм сто и опрокинул содержимое в рот решительным движением. Водка обожгла внутренности и, не спеша, начала подбираться к мозгам.
    За окном весна наконец-то проснулась от спячки и беспощадно уничтожала сугробы небесными слезами. Ветер порывами пытался ворваться в окна, тревожа не до конца проснувшийся город. Слякоть, грязь - это единственные и полноправные слуги ранней весны, злобно выскакивающие из-под подошв одиноких прохожих. Ветру мало было окон и голых деревьев, не гнушаясь подлыми порывами, он стремился доказать людям насколько он страшней прошедшего мороза.
    Дверь отворилась, Игорь оторвал взгляд от окна и развернулся на встречу озорным насмешливым глазам. Лена стояла в проходе с двумя целлофановыми пакетами.
    - Ещё не хватало, чтобы моя любовь оказался алкоголиком!- Смеясь, сказала она, проходя в комнату.
    - Малыш, у каждого свои недостатки.- Серьёзно сказал Игорь, принимая из её рук пакеты.
    - Небось страшно стало, когда меня не обнаружил спросонья?
    - Только за тебя! Ты у меня хрупкая, в такой ветер с полными торбами еды, пропилить аж 100 метров – это подвиг.
    Игорь не ошибся - в пакетах была еда. Лена взяла всевозможных вкусненьких деликатесов, какие только можно было найти в единственном местном магазинчике…
    Перекусив и немного выпив, они взялись за обсуждение дальнейших планов.
    - Дэер пока не знает, что мы с тобой на одной стороне,- начал Игорь без вступлений, – поэтому мы сейчас разбегаемся и начнём готовиться к отъезду. Пока рванём в Киев. У меня есть, где там остановиться. Дэеру скажешь, что уезжаешь к родственникам. Меня он никак не просчитает, поэтому эта сторона медали не составит никаких трудностей.
    - А если он не захочет меня отпускать или заподозрит, что мы с тобой вместе?
    - Насчет того, что не захочет это не так страшно. Скажешь, что заболела мать, ты едешь на пару деньков к ней. Кстати, он не в курсе, где живут твои родители?
    - Нет, мы никогда на эту тему не общались.
    - Вот и чудненько, а насчет меня настаивай, что б искали и нашли, сыграй в очень обиженную девочку.- С этими словами он поцеловал её и прошептал на ухо: «У нас всё будет лучше, чем в сказке».


    5

    Март почувствовал в себе силу и продолжал развивать успех, одаривая людей не только дождями, но и время от времени прорывающимся солнцем сквозь пелену мрачных туч. Природа, скинув с себя меха снега, радовала свежестью дыхания весны.
    Все сборы были закончены в течение несколько суток. Лена сгорала от нетерпения увидеться снова, но Игорь строжайше запретил даже звонить по телефону, пока не закончит все свои дела. Бездействие убивало монотонностью и скукой. С лоходромом решили повременить до Киева, что бы ни рисковать понапрасну. Пару раз звонил Дэер и интересовался её делами. Поиски Игоря загнали его в тупик, и он честно признавался Лире, что это «голый номер». Лена была расстроена, но и она начала смиряться с безысходностью.
    - Лира, рано или поздно мы его просчитаем или ты его встретишь в ИНЕТе.- Говорил Дэер, успокаивая её.
    - Меня душит жаба, что какая-то гадость кинула меня на ровном месте!- Говорила она, не скрывая раздражения.
    - Лира, хватит причитать, пора бы уже и поработать.
    - У тебя только работа на уме, а обо мне кто подумает?!- Огрызалась она. – На улице весна, щепка на щепку лезет, а у меня никого!
    - Так, я всегда готов помочь, если надо!
    - Мы уже это проходили Дэер!
    В начале совместной деятельности, она с Дэером была очень близка, но эта близость длилась недолго. Они абсолютно не устраивали друг друга в постели. Дэер со своими «понятиями» не был способен ни на что. Вся его фантазия в постели сводилась к банальному «траху» и ни о каких-нибудь оральных ласках, не говоря о других играх, разговоров не могло быть. «Авторитету это в падлюку!»- с гордостью говорил он. Лену это не устраивало. Если говорят слово бревно, то это выражение относилось именно к нему. Постоянные пьянки и компании с дешевыми шмарами тоже не способствовали развитию отношений. Одним словом – эти отношения были обречены изначально. Правда, он время от времени пытался намекать на возобновление отношений и один раз даже в пьяном угаре пробовал взять силой, но после этой попытки все его притязания закончились. Лена, рассвирепев, оттолкнула пьяного Дэера, умудрившись коленом заехать ему в промежность, схватила под руку подвернувшийся нож и приложила его к горлу упавшего на колени авторитета, не на шутку напугав его. После, в душе, он стал её побаиваться и уважать. Сам отличный боец он редко встречал сопротивление, тем более от слабого пола. Раскрыв её бойцовские качества, отношения их поменялись до вооруженного до зубов нейтралитета. Справиться с ней в принципе не составляло никакого труда, но бойцовский дух девчонки был достоин уважения…

    Игорь позвонил утром.
    - Малыш, пора увидеться я очень скучаю.
    Его голос, как вспышка молнии, отразился в её глазах нежностью и любовью.
    - Милый, я переживала, что ты про меня забыл.- Нежно сказала она, сильнее прижимая трубку телефона к себе, пытаясь уловить настолько родное дыхание на другом конце провода…

    Машина остановилась напротив гостиницы «Пассаж». Лира, выходя, рассчиталась с водителем и направилась к входу. Невдалеке от нее остановилось вишневое «Мицубиси». В машине седело трое.
    - Пойди, посмотри, куда она наяривает,- сказал Дэер одному из сидящих.
    По договоренности любая встреча «кидал» с очередными лохами, должна была быть известна ему. Под предлогом подстраховки он преследовал только одну цель – не потерять ни единой копейки от кинутых клиентов. В основном для прикрытия использовались глупые малолетки, работающие практически на голом энтузиазме. Он же со своими приближёнными подключался в экстренном случае. Такие случаи с Лениным талантом были практически единичными. Поэтому сегодняшний контроль был организован по его личной инициативе, Лену в это никто не посвятил. Поведение Лиры, мягко говоря, сильно изменилось. Его беспокоила потеря лучшей из его подопечных, а тем более подработка её на стороне. За укрытие «трудовых» доходов наказание было очень жестоким. Одна из его «работниц», после попытки обмануть «крышу», попала в реанимацию, где скончалась, не приходя в сознание.
    Игорь сидел в парке напротив гостиницы и видел, как за ней направился один из шестёрок Дэера. Он набрал мобильный телефон Лены.
    - Маленькая, я рядом, тебя пасут.- Сказал он, не упуская из вида машину Дэера. – Сиди спокойно, пей кофе.
    Этот вариант они просчитали заранее. И теперь оставалось делать так, как договорились.
    Игорь поднялся и направился в сторону машины Дэера. Проходя мимо, он «случайно» заметил в ней сидящего «товарища» по спорту. Изобразив радость и удивление, воскликнул:
    - Дэер! Сума сойти! Это ты!?
    Дэер вышел из машины с ухмылкой на лице, предварительно дав команду оставшемуся в кабине следить за выходом.
    - Игорёк! - Увидев бывшего соперника по каратэ, искренне обрадовался он.
    - Ты, я смотрю, уже в другом весе работаешь!?- Окидывая Дэера взглядом и улыбаясь, спросил Игорь.
    - Да нет, со спортом края, завязал.
    - Что так?
    - Дела, работа…- Неопределенно ответил он.
    - Да, жизнь заставляет заниматься, чем ни попадя, но только не любимым занятием.- С сочувствием сказал Игорь.
    - Это точно, а ты куда рулишь?- Спросил Дэер.
    - В бар «Пассажа». Вчера с классной подругой познакомился на «Новом рынке». Телка уматная. Сегодня здесь договорились встретиться. Пошли, познакомлю, выпьем за встречу.
    - Ты же спортсмен.
    - В прошлом, как и ты…
    Войдя в бар, Игорь направился в сторону Лены, улыбаясь. Дэер отставал на один шаг и незаметно дал сигнал Лире сделать вид, что она его не знает.
    - Приветик Ленчик!- Сказал Игорь, подходя к столику. – Познакомься, это мой старый товарищ Юра. Дэер кивнул и присел за стол. «Она назвалась своим именем, а значит здесь не кидалово»,- определил для себя суть вещей он и немного успокоился. Конечно, ему было обидно, что Лира нашла себе партнёра для секса, но главное, что не пыталась его надуть.
    Подошла официантка и приняла заказ. Они сидели втроём и беззаботно болтали, рассказывали анекдоты, смеялись. Водка и коньяк употреблялись с легкостью и беззаботностью людей, которым всё равно, в котором часу завтра просыпаться. В разгаре веселья Игорь встал и направился в сторону туалета не столько по нужде, сколько для того, что бы дать время поговорить Лене и Дэеру.
    Как только он отошел от стола, Лира с испуганным лицом обратилась к Дэеру.
    - Юра, это не работа, поверь. Мы познакомились вчера. Я пошла на базар затариться едой и тут он – ты мне веришь?
    - Всё в порядке, я в курсе, это проверка. Игорь работает со мной.- Разыгрывал свою партию, Дэер. Лира внутри улыбнулась, видя как в наглую её разводят. Вслух же произнесла:
    - Так, что мне можно с ним покрутить, а то крышу рвет от голодухи?
    - Можно, но не забывай, что ты работаешь у меня.
    - Все мы работаем у тебя.- Повеселев, сказала Лена.
    - Игорю ни слова, он не в курсе. Он крутит другие направления.
    - Какие?
    - Не лезь не в своё дело. - Значительно сказал Дэер. – Заодно проверяет вас по моей просьбе, хотя сам не знает, для чего мне нужны его знакомства с вами.- Дэер врал так нагло, что уже сам начинал в это верить. Алкоголь расслабил его, и он себя слабо контролировал.
    Подошел Игорь.
    - Фу, еле нашел выход, мы конкретно нажрались!- Покачиваясь, обратился он к сидящим. Игорь присел и взялся за отбивную, которая давно остыла и не вызывала особого аппетита.
    - Как дела, Ленуся? - спросил он Лиру, пьяно подмигивая, пытаясь разжевать слишком большой кусок мяса, еле запиханный себе в рот. Его поведение вызывало у Дэера ехидную улыбку превосходства над пьяными финтами Лениного ухажёра, который упорно пытался сохранить своё лицо, но тщётно.
    - Мы ещё не пили за прекрасных дам!- Вспомнил Игорь и принялся разливать по рюмкам спиртное, большая часть огненной воды попадала теперь на скатерть стола благодаря нетвёрдости руки разливающего.
    - Может, хватит?!- Раздраженно спросила Лира, пытаясь забрать бутылку из рук Игоря.
    - Хватит – это гадкое слово и попрошу его не употреблять! - Напыщенно произнёс Игорь, пытаясь принять гордую осанку. Закончилось это тем, что он упал со стула, вылив водку из своей рюмки на рубаху Дэера.
    - Братан, осторожней!
    - Пардон, энто стулья не той системы! - Пьяным голосом заявил Игорь, наливая опять по рюмкам.
    Дэер встал и решительно направился к выходу.
    - Юра, я не понял, ты нас покидаешь?!- Крикнул Игорь вдогонку, но Дэер даже не обернулся. Игорь подпёр голову руками не в силах удерживать её качки и абсолютно трезвым голосом сказал Лене, не поднимая глаз:
    - Малыш, продолжаем играть, нас пасут.
    - Артист! Я поверила, что ты уже в коме.
    - Немного пьян, но не на столько, что бы не контролировать себя…

    Белый «нисан», который «случайно» подвернулся по выходу из «Пассажа», нес их в сторону Слободки. Машина Дэера следовала за ними на приличном расстоянии.
    - Твой дружок пытается узнать, куда мы едем.- Прошептал Игорь Лене на ухо.
    - И что будем делать?
    - Сейчас увидишь,- сказал Игорь и начал показывать дорогу своему водителю. Миновали Слободку и въехали в частный сектор Кривой балки.
    Эти глухие районы были хорошо знакомы Игорю и ему не раз приходилось пользоваться услугами местных квартиросдатчиков. Они въехали ещё в один переулок, Игорь остановил машину.
    - Всё Шурик, спасибо!- Сказал Игорь и рассчитался с водителем.
    - Вас забрать завтра?
    - Не стоит, мы на долго.
    Выходя из машины, Лира поддерживала Игоря, продолжая игру, начатую им ещё в баре. Они подошли к воротам одноэтажного дома, который и в лучшие времена не считался архитектурным шедевром. Строение, убитое временем и отсутствием ухода, живущим в нем семейством алкоголиков, больше напоминало склеп, чем кров представителей человеческой расы.
    Двери открыла хозяйка свинарника. На месте, где должно быть лицо, невероятной обрюзглостью виднелся огромный синяк с прорезями типа смотровых щелей и бесформенным ртом. Это явление было настолько отталкивающим, что Лену передёрнуло. Рот «тварения» расползся в подобии улыбки и пророкотал:
    - Игорёк! Ты вовремя, а мы с Петей только тебя вспоминали!
    - Дураки легки на помине.- Невнятно проговорил Игорь и ввалился в отверстие калитки.
    Они вошли в летнюю кухню. В ней находился муж хозяйки, как брат близнец, похожий на неё. Лена из сумки достала бутылку водки. Семейная пара уже теплая от выпитого до этого ничего против не имела. На столе появилась неприхотливая закуска и гранёные стаканы. Лена пить отказалась. Сама мысль о том, что они находятся здесь, уже вызывала чувство отвращения.
    - Я это не ем,- сказал Игорь абсолютно трезвым голосом. – Петя, сгоняй в магазин и купи пару, каких ни будь консерв и пару бутылок водки.
    Отфинансировав хозяина, Игорь вышел с ним во внутренний дворик и о чем-то недолго говорил. После ухода гонца, он взялся за хозяйку дома.
    - Мать, постели нам чистое бельё мы сегодня ночуем у вас.- С этими словами он всунул ей немного денег и выпроводил за двери.
    Как только хозяйка покинула кухню, Лена набросилась на Игоря с упрёками.
    - Тебе не противно здесь находиться?
    - Ничуточки.- Невозмутимо ответил он, после рассмеялся и тихо произнёс:
    - Маленькая, здесь мы не останемся, но создать видимость стоит. Как только хозяева заснут, мы вырулим отсюда через огород на другую улицу, если ты, конечно, не хочешь, чтобы Дэер знал, где живу я.
    - А о чем вы там шептались во дворе?
    - Я просто попросил посмотреть стоит ли ещё машина и сколько в ней человек.
    - А какая разница сколько?
    - Всё очень просто, если в машине нет Дэера, значит, он поверил нам и просто страхуется. Ну, а если он там, то нам придется разыграть ещё пару ходов. В общем, не забивай себе голову проблемами, которых ещё нет…


  2. Вверх #2
    6

    Игорь жил один на первом этаже высотного дома в двухкомнатной квартире спального района города.
    - Так это царские хоромы по сравнению с моей комнатушкой. - Сказала Лена, переступив порог дома.
    - Царские то они царские, но, к сожалению, не мои. Эту хату я снимаю уже второй год, со временем думаю купить. - Сказал Игорь, помогая ей раздеться.
    Лена прошлась по комнатам и остановилась на кухне.
    - Так ты у меня ещё и неряха, - сказала она, глядя на горы немытой посуды и откровенный бардак.
    - Холостяцкая жизнь - это вам не фунт изюма. Милая, я приму душ, не скучай. Хочешь, включи телевизор…
    Пока Игорь был в ванной, Лена, не смотря на ночное время, взялась за приготовление позднего ужина и мойку посуды. В холодильнике с продуктами проблем не было. Из ванной доносилось пение любимого человека. «Так он ещё и романтик», - подумала Лена, вспоминая, прочитанное где-то, что поющие люди во время купания в основном романтические и мечтательные натуры.
    После холодного душа усталость, накопившаяся за день, отступила, уступив место приятной слабости спокойствия. Она колдовала у плиты, полностью отдаваясь хозяйственным заботам. Игорь подошел сзади, обнял Лену, и, прижимая к себе, поцеловал её в мочку уха. Лира деланно фыркнула и оттолкнула его.
    - Не мешай, иди лучше сделай порядок в комнате.
    - И не подумаю. Разве, что чистую постель организую, всё остальное завтра, а точнее уже сегодня.
    - Уговорил, но предупреждаю, пока я здесь за бардак буду спрашивать с тебя по всей строгости революционного времени.
    - И за не выполнение будешь меня расстреливать дважды в день?
    - Нет, это ты слишком легко отделаешься, я придумаю, что ни будь оригинальней.
    - Смерть во время изнасилования?
    - Ага, от не до изнасилования!
    - Только не это!- Взмолился Игорь, - я буду паинькой и слушаться маму.
    Говорят, что в мире у каждого человека есть своя половинка, с которой он по настоящему будет счастлив, но, к сожалению, не каждому смертному суждено встретить её на протяжении всей жизни. Глядя на Игоря и Лену со стороны, можно было подумать, что они уже не один год в браке и до сих пор не надоели друг другу, а наоборот, каждая минута, проведенная вместе, только укреплялась более сильными, невидимыми узами любви…
    Она проснулась от звука любимого голоса, Игорь разговаривал по телефону.
    …- Да, хорошо, договорились, заезжай за мной через час, только сначала заедем в магазин… всё жду.
    - Ты куда-то собрался? - Спросила Лена, закончившего разговор Игоря.
    - Не «Ты», а «Мы». Малыш, ты когда-нибудь стреляла?
    - Только в компьютере и довольно таки неплохо.- Сказала она, поднимаясь с постели.
    - Ну, тогда тебе понравиться.- Дал заключение Игорь. – Собирайся, перекусим и в бой. Поедем в тир с моим товарищем и его подругой, после программа минимум - небольшая гулька на берегу моря и шашлычок.
    - В моих шмотках только по тирам шляться, тем более по песку.- Сказала она, глядя, как её любимый, облачается в камуфляж.
    - Манюня, всё продуманно, не переживай! ...

    - Алик, привет!- Сказал Игорь, садясь в «Тайоту» белого цвета, стоящую у подъезда его дома. – Познакомьтесь - это Лена.
    - Алик,- сказал водитель и включил зажигание.
    - Дружище, тормознёшь у магазина спецодежды, экипируем принцессу по всей программе.- Алик кивнул.
    Лена комплексовала по поводу своего нового имиджа, но после того, как они заехали за подружкой водителя, которая, также была облачена в форму пятнистого цвета, она успокоилась.
    Наташа, так звали подругу Алика, видимо не раз ездила с ними в тир, вела себя раскованно, постоянно подшучивая, то над Игорем, то над своим парнем, пытаясь подключить к этому движению и Лену. Лира не заметила, как втянулась в эти словесные баталии и ни в чем не уступала новой подруге. Подъезжая к стадиону одного из заводов города, на территории которого находился тир, заскочили на мини базарчик, которых предостаточно в приморской зоне, купили пару ящиков пива и сушеных кальмаров. И теперь с полным боекомплектом двинули на стадион.
    На территории у тира уже стояло несколько машин. Возле них собралось человек 10-12, все в униформе и в основном парами, за исключением нескольких человек.
    Приветственные крики и разного рода шуточки посыпались на встречу вышедшим из машины друзьям. После того, как обменялись дружественными приветствиями и представили Лену, весь коллектив направился в помещение тира. Внутри их встретил мужчина средних лет, невысокий, темный, с проседями в волосах. Одет он был в фуфайку и ватные штаны.
    - Опаздываете, господа, - сказал он, улыбаясь, здороваясь с шумной компанией. Посмотрел на Лену и добавил – Я смотрю, в вашем полку прибыло!
    - И в твоей зарплате тоже.- Смеясь, добавил Игорь.
    Около двух лет назад Игорь и Алик отдыхали на берегу моря в одной из турбаз, находящихся возле села Фонтанка, Коминтерновского района одесской области. Там познакомились с компанией охотников приехавших с женами и детьми на отдых.
    К вечеру все были изрядно пьяны, и разговор зашёл о том, кто лучше и точнее стреляет. Естественно, что на этом дело не закончилось, Игорю и Алику предложили немедленно ехать и расставить все точки над «И»…
    Так они попали в компанию заядлых стрелков, каковыми и сами являлись. И теперь время от времени собирались и стреляли на спор, победитель в такой стрельбе обычно получал порядком 500$.
    Правила игры были просты и в спорте назывались олимпийской системой (на выбывание).
    Каждый принимающий участие в поединках вносил за себя сумму в размере 50$ в общую кассу. Стрельба производилась из личного оружия одиночными выстрелами. Проводили жеребьёвку и парами по два человека выходили на огневой рубеж. Первый отборочный круг стреляли по банкам с пивом с расстояния 15 метров. Соревнующиеся по команде открывали огонь каждый по своей мишени, патронов на этом этапе разрешалось иметь три. Кто первый сбивал банку с пивом, проходил в следующий круг, а его соперник вылетал. Второй этап - по две банки и четыре патрона. И так далее, пока не оставалось два человека. Финалисты стреляли по банкам, прикрепленным бечёвкой к крюкам на потолке и раскачивающимся с расстояния 25 метров. В Финале количество патронов не ограничивалось. Победитель оплачивал из суммы выигрыша 10% за аренду тира.
    Перед началом турнира Игорь, из сумки взятой дома, достал револьвер «Кобра» и протянул его Лене.
    - Малыш, познакомься со своим новым другом.
    - Это мне? – спросила Лира, не зная как подойти к своему подарку.
    - Тебе, теперь осталась малость - научиться им пользоваться так же хорошо, как вы пользуетесь косметикой и другими женскими наворотами.
    Людей условно можно разделить на два вида: те, которые любят оружие и которые к нему равнодушны. По глазам Лены и её поглаживанию новой игрушки было понятно, что она относится к первому типу людей.
    - Смотри, малыш, не забудь, что я тоже есть на этом свете, а то я уже начинаю ревновать тебя к этой железяке! – сказал Игорь улыбаясь…
    Стрельбы подходили к концу. В финале в очередной раз встретились Игорь и «Усатый». Усатый мужчина лет 40-45 никогда не был охотником, а служил в частной охране телохранителем одного из крутых фирмачей Одессы. До этого же работал в системе МВД инструктором по спецподготовке кадров.
    Игорь всегда уступал ему в финале не из-за того, что недостаточно был точен или быстр, а просто благодаря таким проигрышам расположил к себе бывшего спеца и постоянно в разговорах на пикнике после тира, как бы невзначай выуживал у него полезную информацию. Больше всего его интересовала специфика работы и мышление ментов. Постоянно рискуя и играя с законом в азартные игры, он понимал, что надо знать психологию, стратегию и тактику тех людей, которые рано или поздно начнут его искать – если уже не ищут.
    Но в этот раз всё было совсем по - другому. В нем сыграл юношеский азарт, а точнее не хотелось уступать финал на глазах у любимой.
    По команде два соперника начали стрелять. Игорь произвел всего лишь один выстрел. Качающаяся мишень напротив него взорвалась фонтаном пивных брызг, и дуэль была закончена к огромному удивлению всех присутствующих. Игорь демонстративно подул в дуло своему «ЗИГ-зауэру» девяти зарядному пистолету, совместному изделию немецких и чилийских оружейников, как это делают лихие парни из вестернов.
    - Это просто твой фарт! - перекрикивая бурные возгласы окружающих, заорал Усатый. – Давай повторим! - требовал он.
    - Что-то я не помню повторений в прошлые разы, – спокойно произнес Игорь – или тебе просто жалко денег, пора бы и кому-то выиграть.
    Усатый был человеком не жадным, но очень азартным и не умел проигрывать, а может, не привык. Теперь его бесило, то обстоятельство, что все поздравляют не его, а его соперник изображает из себя великого стрелка.
    - Предлагаю ещё раз по пятьсот баксов!
    - Не вижу никакого смысла, - отвечал Игорь, понимая, что на этой ситуации он может заработать больше, стоит только подождать.
    - Ты просто понимаешь, что у тебя нет шансов!
    - Я только что доказал обратное.
    - Предлагаю штуку против твоих пятисот!
    - Ладненько, уговорил, - сказал Игорь, незаметно подмигивая Лене, – но только один раз.
    - Договорились, – сказал усатый, успокаиваясь.
    Спорящие ударили по рукам и приготовились к стрельбе. По команде прозвучали выстрелы и обе банки были поражены одновременно. Мишени сменили. Еще по выстрелу и еще по банке с пивом - упали простреленные на пол тира. В толпе начали делать ставки. Напряжение достигло предела. Усатый предложил стрелять с разворота, Игорь согласился. В этот раз удача была не одинаково благосклонна к стреляющим. Каждый из них сделал по два выстрела. Игоря банка была поражена, а вот банка его соперника упала на пол, не проронив ни капли. Когда подошли посмотреть, в чем дело, стало понятно, что пуля Усатого прошла в нескольких миллиметрах от банки и срезала бечевку. Усатому ничего не осталось делать, как признать своё поражение…
    Они гуляли по берегу моря. Лена прижималась к Игорю, обхватив его руками за талию.
    - А где ты так научился стрелять?
    - Это заложено у меня с детства, - говорил он, – с первого класса мы с друзьями после школы шли в тир и отстреливались там на все деньги, которые родители давали нам на булочки. Во дворах стреляли, начиная от рогаток, самострелов, заканчивая самопалами. После – училище; на уроках НВП стрелял с «мелкашки», был лучший среди курса. Выступал за училище и занял второе место, уступив лишь какому-то разряднику. Дальше работал в Ленинграде, где и начался мой самый главный курс обучения этому искусству. Мой инструктор бывший афганец, был фанатом стрельбы и не жалел усилий, что бы и мы освоили все доступные тогда виды стрелкового оружия.
    - А я могу так научиться?
    - Судя по твоему дебюту, то да.
    Лена, несмотря на то, что первый раз держала в руках оружие, умудрилась не только попасть в банку со второго выстрела, но и пройти в следующий круг. По правде сказать, в паре с ней была такая же «стрелоцало», как и она, но та, стреляла второй раз и тоже поразила мишень, но с третьего выстрела.
    - Мне ужасно понравилось держать в руках пистолет. Я чувствую, что это моё!
    - Не пистолет, а револьвер! - поправил её Игорь.
    - А какая разница?
    - Револьвер с барабаном, если ты заметила. Ладненько, не дуйся, я всему тебя научу, - сказал он и поцеловал ее, прижимая к себе. – Идем. Там, наверное, уже и шашлычок готов, да и я продрог, пора бы согреться. Тем более, что повод довольно таки неплохой - 1500 зелёных на ровном месте заработали…


    7

    - Они как сквозь землю провалились, - говорил один из шестёрок Дэера, по кличке Медуза. – Мы не спали всю ночь и ещё полдня торчали под этой халупой.
    - Я вам, блять, устрою, не спали! - орал Дэер, размахивая кулаком перед лицом напуганного братка. – Вам, баранам, сказали, что б не вздумали отваливать оттуда. Откуда вы знаете, что их нет? Может они до сих пор там водку терцают и трахаются.
    - Мы посылали местного алконавта. Тот за пузырь всё разнюхал. Их в хате нет, когда они свалили, эти пидары хозяева не помнят. Были в коме, спали и нихрена не слышали.
    - Куда же они делись? - Спросил Дэер более спокойным тоном, понимая, что это всё штучки Лиры. Игоря он в учет не брал, считая его ещё тем лохом.

    - Милая, пора просыпаться, - шептал на ухо Игорь, спящей Лире.
    - Почему так рано? – капризно спросила она, вытягиваясь на постели.
    - Малыш мой любимый, ты забыла, что сегодня мы едем за город.
    Вчера во время шашлыка, Алик пригласил их и Наташу к себе на дачу. Это предложение было принято на «ура». Но теперь не вызывало такого восторга у перебравшей вчера Лены.
    - Может, не поедем, - с надеждой в голосе спросила она.
    - Нельзя любимая, не в моих правилах нарушать данное обещание, - с этими словами он взял её на руки и понёс в сторону душа. Лена попыталась вырваться скорее из вредности, чем в знак протеста.
    - Я не люблю рыбу, - захныкала она, но это не помогло. Холодный душ хищно впился в её тело, она закричала, схватила Игоря руками и повалила на себя в ванну. Крики переросли в горячее дыхание и стоны влюблённой парочки. Вода перестала быть холодной и теперь приятно охлаждала разгорячённые тела. Переступив пик наслаждения, они с удивлением услышали настойчивые звонки в двери и мелодию звонка его мобилки.
    - Это они, - сказал Игорь и нехотя стал выбираться из ванны.
    Обмотавшись полотенцем, он выскочил в тамбур и открыл двери.
    - Ох уж мне эти молодожёны, - с наигранной завистью сказал Алик, обращаясь к рядом стоящей Наташе.
    - Приветик, - сказал Игорь друзьям, пропуская их в квартиру.
    - Я так и думал, что вы ещё не собрались, - проговорил Алик, глядя на Лиру в мокром халате. – Плавцы на утренние дистанции, - сделал заключение он. – Идем на кухню Наташа, попьём кофейку, пока эти ммм… спринтеры будут собираться.
    - Мы быстро, не переживай, просто трубу прорвало, - сказал Игорь с иронией.
    - Понятно, какую у тебя трубу прорвало, - донесся голос из кухни. - Та ты что! Глазам не верю, - кричал Алик из кухни, - у него нет грязной посуды – это сенсация! Лена наверно все руки стерла, пока его столовку отскребла!
    - Да уж, намаялась в разных позах, пока до ума довела, - двусмысленно отвечала Лира.
    - Точнее не до ума, а до безумия, - влез в перекрикивание Игорь.
    Через двадцать минут вся четвёрка ехала по направлению к Тилигульскому лиману, находящемуся приблизительно в километрах сорока от Одессы.
    Там, в с. Калиновка, Алик строил себе трехэтажную дачу. Гараж на нулевом ярусе и два этажа уже были отстроены, но условия для отдыха были только на первом этаже. Рядом в куренке жил бомж Саша, которого Алик кормил, а тот в свою очередь за предоставленное ему жильё и питание, охранял дачу и следил за хозяйством. Хозяйство заключалось в шести сотках земли, где Саша с разрешения хозяина возделывал огород и содержал домашнюю птицу. Алику это хозяйство не мешало, но по окончанию строительства дома на территорию занятую дарами земли он имел другие виды, а именно: бассейн и сад камней, который видел в каком-то модном журнале у западного или восточного миллионера.
    - Ну, как дела? – спросил Алик у открывающего гараж бомжа.
    - Все в порядке. Пару раз наркоманы пытались выставить дачу, но я вовремя всех разогнал! – набивал себе цену Саша.
    - Молодец, с меня премиальные!
    Пока Алик выгружал из машины продукты, Игорь и Лена решили пройтись к лиману, который находился в метрах пятидесяти от строения.
    Проблески мартовского солнца, запах ранней весны, не оставляли равнодушными любящую, ненасытную друг другом пару, которые, казалось, забыли обо всём на свете кроме желания быть рядом и никогда не разлучаться. Но от реальности оторваться было невозможно, мысли приходили на ум не всегда такие, какие требовали обстоятельства.
    - Любимый и что дальше? Еще пару дней пьянок и рано или поздно нам придется столкнуться с теми проблемами, которых мы пытаемся избежать, - сказала Лена, присев на бревно у берега Тилигуля и привлекая к себе Игоря. Он прикурил две сигареты, протянув одну своей избраннице, не спеша, затянулся, как бы что-то обдумывая, и серьёзно сказал:
    - Малыш, нас уже просчитали, это всего лишь было дело времени.
    - Как же нас могли просчитать? – С удивлением спросила Лира.
    - М-да, милый мой ребёнок, мне тебя ещё учить и учить, - сказал Игорь и замолчал.
    - Так объясни и не тяни резину! – вспылила Лена. – Я не так глупа, как может показаться!
    - Любимая, если б ты была глупа, то я не смог бы тебя полюбить! Не обижайся, я так же пытаюсь учиться и у тебя, не считая это зазорным. Вспомни старую поговорку: «Учиться никогда не поздно».
    - Хорошо, но всё же, где наш прокол, у этих алкоголиков?
    Игорь отрицательно покачал головой.
    - Намного раньше. Вспомни первую нашу встречу и пять твоих малолетних «быков». Ты считаешь, что они не помнят меня в лицо? А после того как я тебя кинул, ты разве не давала описание Дэеру для моих поисков? А твоя попытка снять меня с крючка после нашего общения в ИНЕТЕ и по мобильному телефону. Наша встреча в «Пассаже» и исчезновение с хаты на Кривой балке. Он хоть и не так умен, как ставится, но рано или поздно допрёт, что все гораздо проще – останется сложить кусочки мозаики воедино.
    - Весёлая картина. Ты прав мне ещё рано говорить про мозги.
    - Манюня! – Игорь рассмеялся. – Что тебя больше напрягает: то, что ты вовремя не въехала в ситуацию или проблемы с Дэером?
    - На Дэера мне чхать хотелось, я его не боюсь!
    Договорить им не дали. Со стороны Калиновки с отборным матом к ним приближались два местных аборигена, по всей видимости, хорошо поддатых и ищущих приключений на свою голову. Игорь окинул парочку взглядом, решив, что они не представляют угрозы. Перевел взгляд на Лиру, понял, что если у них не хватит мозгов пройти мимо, то они попадут ей под горячую руку. «Интересно как она себя поведёт,- подумал он, - будет скандалить или…»
    Все началось и закончилось в одно мгновение. Не успели они подойти, как его любимая и очень нежная малышка, превратилась в разъярённую фурию. Она вскочила с бревна и в одно мгновение ока нанесла быстрый удар ребром ладони в кадык ближайшему из двух любителей природы. Второй на долю секунды замешкался, глядя как, хрипя, валиться на землю его товарищ, и тут же прилёг рядом с ним, сжимая обеими руками своё мужское достоинство, по которому за долю секунды до этого, ласкательным движением прошлась Ленына нога. Игорь вскочил и оттолкнул развеселившуюся подругу, подскочил к первому туземцу, которого от смерти отделяли считанные секунды, он задыхался от удушья вызванного от провалившегося внутрь гортани кадыка. Зажав хрящ тремя пальцами правой руки, он резким рывком на себя поставил его на место, дыхание у посиневшего от нехватки кислорода страдальца восстановилось и он, что называется, ожил. На этом его работа не закончилась, т.к. пришлось оттягивать Лиру от второго любителя мата - она пыталась пинать его ногами, он в свою очередь искусно уклонялся и просил пощады. Зрелище было комичное: здоровый мужик, ползающий на четвереньках и держащийся одной рукой за свои гениталии, а другой что есть силы пытающийся очень быстро перебирать по земле, орущий в стиле «Люди добрые, помогите, убивают». Игорь не выдержал и засмеялся.
    - Малыш, да брось ты его, - просил он и пытался оторвать её от жертвы.
    - Счас! – с азартом сказала она, выписывая врагу очередной пендель.
    - Хватит уже! - отдернул за руку Игорь «развеселившуюся» подругу.
    Они шли в сторону Алика дачи, оставив на месте недавнего сражения в куче грязи и стыда довольных, что легко отделались «крестников» Лиры.
    - Милая, усвой одно правило, - говорил Игорь, - контроль над собой - это одно из важнейших качеств бойца. Что стоила эта победа? Ты просто отвязалась на первых встречных, подвернувшихся тебе под руку дебилах.
    - Но, они нам угрожали, - попыталась противоречить Лена.
    - Это не та угроза, из-за которой убивают людей. Нам предстоит еще не раз столкнуться с опасностью, и мы четко должны знать, когда и где, а главное как применять свои знания и навыки.
    - А как бы ты поступил на моём месте?
    - Постарался решить всё мирным путём.
    - Ага, видела я, как ты решал все мирным путём в «Золотой антилопе»!
    - Малыш, не путай работу и простую бытовуху. Но ради справедливости скажу, что на словах у меня контроль над собой, получается гораздо лучше, чем на деле…

    Пока Алик и Игорь устанавливали мангал, разводили огонь и готовили стол к сабантую, Наташа и Лена сидели на улице в вынесенных им из комнаты креслах, укутанные в плед.
    Встрепенувшееся солнце от дремоты, пыталось наверстать упущенное за зиму, разогревая не по-мартовски, просыпающуюся природу.
    - А как ты познакомилась со своим? – спросила Лена Наташу, наблюдая за тем, как Игорь с Аликом пытаются развести огонь, который постоянно гас, доводя друзей до ярости.
    - Это Игорь нас познакомил. Мы с ним познакомились в ИНЕТЕ, обменялись фотками, только вместо своей он выслал фотографию Алика.
    - Интересно, а почему не свою?
    - Тогда Алик развёлся с женой и сильно переживал этот разрыв. Игорь как его старый друг решил вылечить друга с моей помощью.
    - И, похоже, лечение было успешным!
    - У Игоря практически всё складывается так, как он задумает, - сказала Наташа.
    У Лиры эти слова вызвали приступ ревности, который она неумело попыталась скрыть. Наташа заметила захлестнувшие её эмоции и, улыбаясь, сказала:
    - Леночка, я люблю Алика, поэтому не накручивай себя по пустякам, тем более что я никогда не видела твоего таким счастливым. Он сам на себя не похож.
    - А как Алик познакомился с Игорем?
    - Они дружат ещё с Ленинграда. Вместе работали. Только Игорь в охране, а Алик программистом. Игорь тогда помог Алику уехать оттуда – так они и дружат…

    Компьютеризация была в полном разгаре, и программисты ценились на вес золота. Группировке, в которой был и Игорь, требовался спец по компьютерам. Из многих кандидатур выбор остановился на Алике.
    Алик работал на один из кооперативов торгующих компьютерами и другой оргтехникой, и уходить из него не собирался. Зарплата была по тем временам солидная, дающая уверенность в завтрашнем дне. Но жизнь его сильно изменилась после встречи с одной очень привлекательной особой.
    Они познакомились в Эрмитаже. Алик каждую неделю ходил туда, считая кощунством находиться в Питере и не побывать в самых знаменитых культурных центрах этого прекрасного города. Те, кто был хоть раз в Эрмитаже, знают, что даже если просто поверхностно пробежаться по залам, не останавливаясь у каждого экспоната, то на это уйдет целый день. Алик же задался целью не просто прошвырнуться по залам, а по мере возможности плотно познакомиться с прекрасным.
    В одно из таких посещений он действительно познакомился с прекрасным, только в виде девушки со стройной фигурой и огромными неестественно синими глазами. Это была одна из самых опытных и высоко оплачиваемых валютных проституток интуриста «Москва», которую специально наняли для знакомства и в последствии подставы Алика.
    Однажды утром Алик проснулся после очередной пьяной оргии с «любимой» в её квартире с уже остывающим трупом. Огромное количество алкоголя напрочь отключило память о произошедшем вчера. Девушка лежала в луже крови с ножевым ранением в области сердца. Сам он весь был перепачкан кровью. Паника заставила его убраться с этого места как можно скорей.
    А дальше всё по накатанной схеме, шантаж с фотографиями и переход Алика под крышу бандитов…

    - Предлагаю тост за появление в нашей компании прекрасной девчонки, которая наконец-то вырвала этого затворника, - Алик показал рюмкой в направлении сидящего напротив Игоря, - из небытия одиночества!
    - Не так уж там было и плохо, - попытался перебить его он. Но тут же вскрикнул от боли. Лена под столом наступила Игорю на ногу и, как ни в чем не бывало, продолжала слушать его друга.
    - Вы прекрасная пара, за вас! – добавила Наташа, и все чокнулись.
    - Теперь осталось только сыграть вашу свадьбу и окрестить ваших детей, - закусывая, проговорил Алик.
    - Только после вас, - ехидно проговорил Игорь и налил ещё по рюмке. – Предлагаю тост за настоящую дружбу и предлагаю видеться почаще, после того как сами станем семейными людьми и обзаведёмся парочкой прикольных киндеров.
    - Но это будет ещё не скоро, надо пожить в своё удовольствие, - сказала Наташа.
    - Сейчас начнется, - шепнул Игорь на ухо Лене, - не обращай внимания, это у них всегда происходит и редко когда пьянка обходиться без этой сцены.
    - Я считаю, что пора давно обзавестись детьми, - запальчиво начал Алик, - а ты со своим эгоизмом…
    Пока продолжалась словесная перепалка, в которой Наташино мнение разделял и Игорь, правда никогда не высказывал свои мысли в слух, он с Лирой закурил и, продолжая следить за развивающимся конфликтом, в полголоса разговаривал со своей любимой.
    - Завтра, Малыш, начинаем трезвый образ жизни. Я решил серьёзно взяться за Дэера.
    - Ты говорил, что поедем в Киев, – сказала Лена, переведя взгляд с ругающейся пары на Игоря.
    - Я много думал по поводу отъезда и решил, что это мы сделаем после того, как разберёмся с ним. Мне сама мысль претит бегать от кого-то, особенно от такого недоумка, как он.
    - Ты что, собрался попереть против его бригады? - удивлённо спросила Лена.
    - Я сделаю это с твоей помощью. Мы просто его кинем или подставим, - сказал он, разливая по рюмкам, - причем опыт в этом деле у меня есть, да и ты не девочка-припевочка. Впишем в это дело Алика и Наташу, они иногда мне помогали.
    - Ты им доверяешь на все 100%?
    - Конечно, нет, но главное, они мне доверяют, - сказал Игорь почти шепотом в самое ухо Лене, – я когда-то выдернул его из Питера, где он до сих пор работал бы на дядю Васю, в общем, он мне кое-чем обязан.
    Перебранка начала идти на спад и стороны перешли к капитуляции в виде поцелуев и обниманий.
    - Вот и чудненько, - сказал Игорь и поднял рюмку, - за мир в нашем ёбществе!

    8

    Игорь отсутствовал трое суток, готовя дальнейшую игру. На третьи сутки ближе к обеду он вернулся домой и довольно проговорил.
    - Все в порядке, малыш, нашим гарантом будет одна безделушка стоимостью порядком 250 тысяч зелёных.
    - Круто! – присвистнула Лира, - это где такие Игрушки валяются?
    - Мой товарищ один из лучших ювелиров модельеров одесской ювелирной фабрики. Во времена перестройки у них на фабрике был заказ сделать колье для Раисы Горбачевой. Это изделие было сделано и вошло в золотой фонд Советского союза, как единственное и не имеющее аналогов в мире, по своей сути это шедевр.
    - Так ты хочешь попросить Раису, что б она нам дала на прокат колье? – с иронией спросила Лена.
    - Нет, просто Коле, так зовут моего товарища, один из очень состоятельных клиентов заказал копию этого колье.
    - Не понимаю, а мы тут с какого бока.
    - Все необычайно просто. Изделие он должен сделать за месяц, а реально сделает его за две недели. Я возьму колье на пару деньков для того, чтобы пустить пыль в глаза, снимем деньги и отвалим.
    - Дэер не настолько туп, что б дать тебе деньги не получив колье.
    - Я понимаю, поэтому очень много будет зависеть от тебя…

    …- Малыш, давай договоримся: ты не лезешь на рожон, появляешься как заблудшая овечка и разыгрываешь сцену, которую мы спланировали, - говорил Игорь, – если пойдет что-то не так, то сразу дай мне знать, а я скоординирую наши дальнейшие действия.
    - Любимый, не переживай, всё будет сделано в лучшем виде.
    Они поцеловались, и Игорь посадил её в такси.
    Лира должна была разыграть следующую партию перед Дэером.
    Рассказать о том, как она виновата и в знак того, что поняла свою ошибку поведать ему, как можно кинуть Игоря на сделке.

    Дэер сидел напротив Лиры и смотрел в её глаза. Ему не нравилось то, что она пыталась войти в долю как равноценный партнёр, но это своего рода была гарантия того, что всё, что Лена говорит – правда.
    - Интересно, где я должен взять такие бабки?!- Раздраженно обратился он к ней.
    - Это не моё дело, но если всё выгорит, то в накладе никто не останется!- Невозмутимо сказала она, поигрывая брелком от ключей, подаренным ей накануне Игорем.
    - Ты видела это колье, а вдруг это чистой воды кидалово?
    - Пока я ничего не видела, но мы договорились, что перед сделкой он мне его покажет.
    - Так, может, имеет смысл, чтоб не лезть в кабалу и одалживать у «людей» деньги, просто кинуть его во время демонстрации тебе изделия?
    - Не думаю, что Игорь такой дурак и если что-то заподозрит, то всё может сорваться, и мы потеряем шанс, который выпадает раз в жизни.
    Дэер опять задумался, ситуация была заманчива, но сумма для него была через чур большая, чтобы выйти на такие цифры ему придется очень многим рискнуть. Еще и Лира требует равноценную долю, но с ней всё понятно - после прокрутки дела он просто её спишет со счетов, как и его «друга» по спорту…
    Дэер поднялся и начал собираться. Лира смотрела на него и не могла понять, что у него в голове, но чувствовала – наживка заглочена.
    - Так, что ты решил? - Спросила она, стараясь быть как можно безразличной.
    - Я подумаю, - сказал он и вышел из её квартиры.
    Лена набрала телефон Игоря.
    - Думаю, что он повёлся, что дальше?
    - Изделие будет готово через неделю, постарайся к этому времени расставить все точки над «И».
    - Сколько времени оно будет у нас на руках?
    - Три-четыре дня не больше. К этому времени мы должны всё прокрутить.
    - Я поняла, милый, я скучаю по тебе! - Сказала она, поглаживая указательным пальцем свободной руки по трубке телефона.
    - Я тоже, Малыш. Ничего, ради будущего потерпим, целую, пока, – сказал Игорь и положил трубку.

    Дэер просчитывал все ходы, но не видел ни какого смысла в том, чтобы отказаться кинуть Игоря во время показа Лире колье.
    Игорь в свою очередь перестраховался, и назначил Лене встречу в городской мэрии. Здесь у него работала старая знакомая. С ней года два назад у него завязался любовный, но не продолжительный роман, из которого Игорь вышел, что называется без потерь, а Аня до сих пор жалела о разрыве и всячески пыталась возобновить прошедшую любовь.
    Расчет был прост: ни один человек или группа лиц на приступ, где сидит мэр города, не пойдут, поэтому в плане безопасности это идеальный вариант.
    Игорь позвонил Лене и назначил встречу в баре мэрии, находившемся в подвале здания. По предварительной договоренности с ней должен был прийти один из людей Дэера под видом покупателя, чтобы удостовериться в наличии ювелирного изделия. Он предупредил её, что колье находится уже там, в надёжных руках и после просмотра останется там же во избежание попыток перехватить его с брюликами по дороге.
    Лира и Анищик Сергей по прозвищу Тмин зашли через центральный вход мэрии, где на них заранее были выписаны два пропуска, и спустились в бар. Игорь сидел уже там и пил кофе.
    После того как Лена представила Тмина как покупателя, Сергей изъявил желание посмотреть на товар. Игорь встал и вышел из помещения бара.
    Через пять минут он вернулся и положил перед «покупателем» коробочку. Открыв её, Лира и её спутник ахнули от ослепительного, всех цветов радуги блеска бриллиантов разной формы, огранки и величины. Колье было сделано из желтого метала; касты, в которых были закреплены камни, были выполнены из платины. Тмин, изображая из себя знатока всего ценного на этой планете, извлёк из кармана увеличительное стекло часовщика, вставил его в глаз (так они себе видимо представляли ювелиров) и с серьезным видом начал рассматривать камень за камнем. Игорь еле сдержал улыбку, глядя на эту картину. После скрупулезного изучения бриллиантов, он спросил о цене.
    - 350 тысяч, - сказал Игорь, прикуривая сигарету.
    - Но Лена говорила, что ты хотел 250, - удивлённо сказал Тмин, глядя на такую же удивлённую и ничего не понимающую мордашку Лиры.
    - Она меня не правильно поняла, - говорил Игорь, рассматривая кофейную гущу на дне своей чашки. – Я говорил о цене, в которую мне обошлось это изделие, но не о сумме по которой хочу его продать.
    - Но это слишком дорого! – Вскричал Тмин.
    - Во-первых, не кричи, ты привлекаешь к нам внимание, - Игорь был невозмутим, – а во-вторых, я вижу в тебе «знатока», и реально понимаю, что ты на нём заработаешь ещё двустволку!
    - Я не собираюсь продавать изделие, а беру его для своей коллекции.
    - В принципе мне всё равно, - сказал Игорь, закрывая коробку с шедевром, - будем считать, что сделка не состоялась, я отношу вещицу! – С этими словами он поднялся и удалился из бара.
    За пятиминутное отсутствие Игоря, Тмин позвонил Дэеру и проконсультировался, что делать. Попутно расписав во всех красках увиденное им. Дэер долго не колебался и решил, что риск оправдан, давая добро на продолжение переговоров.
    Когда Игорь вернулся, то понял, что достиг желаемого по лицу Лениного спутника. Он заказал себе ещё кофе и начал непринуждённо болтать с Лирой, не обращая никакого внимания на «покупателя». Тмин изображал на своём лице борьбу жадности и жажды наживы одновременно и, надо признать, у него это неплохо получалось. Потом, как бы взвесив все «ЗА» и «ПРОТИВ», он продолжил разговор.
    - Ладно, уговорил, - сказал он с нотками неизбежности, - придется соглашаться с твоими условиями, просто давно мечтал о таком!
    - Я никого не уговариваю, чтоб потом ко мне никаких претензий! - Сказал Игорь с угрозой в голосе.
    - Я понял, оговорим условия сделки? – еле сдерживая бандитский жаргон, выдавил Тмин.
    - Условия просты! Колье лежит здесь в горисполкоме, тащить его куда-то я не рискну. Поэтому деньги с твоей стороны и брюлики с моей и после разбегаемся.
    - Нет, так дело не пойдёт, - сказал Тмин, начиная свою часть сценария, разработанного Дэером. – А вдруг по выходу отсюда меня встретят твои знакомые, проще говоря, кинут?!
    - Я рискую тем же! - Подыгрывал ему Игорь.
    - В таком случае, это можно сделать через банк… ах да я забыл, что ты не собираешься выносить изделие из этого здания! Что же делать? – задумчиво произнёс Тмин, якобы выискивая подходящий вариант.
    - Нужен посредник, которому мы бы доверяли!
    - Точно! – и оба посмотрели на скучающую Лиру.
    Та поняла смысл их взглядов и заартачилась.
    - Еще не хватало! Мне достаточно того, что я получу за сделку, причем без всякого риска!
    - Лена, ты должна понять, что кроме тебя у нас нет общих знакомых, - уговаривал её Игорь, - а нам надо, как-нибудь разойтись!
    - Если ты не поможешь, то сделка не состоится, и ты тогда потеряешь свои комиссионные! – поддакивал Тмин.
    - Тогда я с каждого хочу на пару сотен больше! – разыгрывая из себя наивную дурочку, не понимающую, как рискует, начала соглашаться Лира.
    - Никаких проблем! - в один голос заверили её обе стороны.
    - Когда делаем намеченное? - спросил Игорь.
    - Чтобы собрать нужную сумму, мне понадобится дня три-четыре, - сказал Сергей. – Так что придётся немного подождать.
    - Согласен, сегодня понедельник, в пятницу встречаемся здесь в 12.00, только без разного рода штучек! Теперь оговорим роль Лены как посредника в этом деле.
    - Во время встречи у меня под исполкомом в машине будет ювелир, я приношу половину суммы и отдаю её тебе, ты в свою очередь отдаёшь колье Лене, она идет к ювелиру, тот проверяет камушки и если всё в порядке приносит вторую часть денег.
    - Только с условием, что ты остаёшься со мной, пока она не вернётся, – сказал Игорь Тмину.
    - Договорились, - сказал Тмин, пожимая Игорю руку…

    В квартире у Лены сидел Дэер с Тмином.
    - Значит так! – начал Дэер полный энтузиазма, - ты заносишь ему бабки, - тыкнул он пальцем в Тмина, - лох идёт их пересчитывать и возвращается с изделием и нашими деньгами. Лира выруливает с камушками во время этой сделки, ты подливаешь ему вот эту штучку в кофе, чай, в любую жидкость, - с этими словами Дэер достал из кармана небольшую ампулу и протянул её подельнику, - клиент отрубается, и ты отваливаешь за ней с бабками. – Я буду сидеть с парочкой братков в квартале от вас, если что-нибудь пойдёт не так, через пару секунд я буду на месте.
    - А если он не будет ничего пить? - спросил Тмин.
    - Будет! – Уверенно сказал Дэер и многозначительно посмотрел на Лиру. – Наша Леночка придет немного раньше и за свою долю приложит максимум усилий, чтоб лох пил.
    - А если кто-нибудь рядом сидящий увидит, что он вырубается и засадит хипишь? – не унимался Тмин.
    - Сразу он не отрубится, просто будет выглядеть конкретно пьяным, уже в этот момент можно будет брать башмалу и отваливать!
    - А вдруг он пойдет пересчитывать бабки и не принесет их назад? – спросила Лира, подыгрывая общему спектаклю.
    - Тогда Тмин скажет, что он так рисковать не согласен и пока ювелир не скажет Лире, что всё чики-пики, бабло должно находиться с вами. Хватит нервничать! Что, мало лохов перекидали? Подумаешь, сумма необычно большая, а всё остальное ничем не отличается. Лучше подумайте о том, сколько срубим! Да кстати, чтоб ни с кем не делиться, об этом знать больше никто не должен, братве я протру другую сказку. Сядете в машину, а через квартал я к вам пристроюсь сзади – всё понятно?
    - Да, - в один голос ответили Лира и Тмин.
    Дэер решил покончить ещё до дележа с обоими, на это у него были свои планы и расчеты. Думая о той сумме, которая ему достанется, он твердо решил завязать с криминалом и начать легальный бизнес…


    9

    Лена в назначенный день и время, сидела в баре исполкома и не находила себе места. Игорь опаздывал. За её спиной в дорогом костюме сидел один из знакомых Дэера. Это была самая большая неожиданность – Дэер страховался.
    По договоренности Лена, взяв изделие, должна была зайти в туалет и изменить внешность (для этого всё было приготовлено заранее), и выйти с исполкома неузнанная друзьями Дэера. Игорь же сказал, что сам позаботится о Тмине и деньгах…
    Время уходило, как песок сквозь пальцы. Вот появился Тмин, и она уже ни как не сможет его предупредить не о наркотике, приготовленном для него, ни о рядом сидящем контролёре!
    Тмин зашел в бар и обнаружил там Лиру в гордом одиночестве. На его лице появилось недоумение.
    - Где он? - подходя к столику, спросил он.
    - Не знаю, - не скрывая волнения, произнесла она.
    - И что будем делать?
    Лира не успела ответить, в бар зашел Игорь. Он подошел к столику, улыбнулся сидящим, поздоровался и присел.
    - Прошу прощения за незначительную задержку, но раньше никак не мог. – Игорь, произнося эту фразу внимательно, но не навязчиво посмотрел на Лену.
    Лена готова была провалиться сквозь землю от нелепости ситуации, от глупого опоздания Игоря и оттого что, все планы рухнули в один момент. «Если всё пойдет по сценарию Дэера, то постараюсь вырваться с колье и тем самым хоть спасу Игоря от попадания…», - о себе она уже не думала, вся её натура старалась защитить любимого человека.
    Игорь был невозмутим, настроение его было отличное. Перед сделкой он заказал кофе, закурил сигарету и только после спросил Тмина:
    - Ну что, деньги с собой?
    - Да, - похлопал он по кейсу лежащему рядом с ним, - а камушки?
    Игорь, не отвечая, запустил руку в карман куртки и положил перед Тмином коробку – тот открыл ее, убедившись в содержимом, и протянул Игорю кейс. Игорь заглянул во внутрь, достал наугад одну из пачек, вытащил из неё купюру и внимательно посмотрел на ассигнацию.
    - Ты ж, понимаешь, что я должен пересчитать и проверить деньги? – Рассматривая 100 долларовую купюру, он обратился к покупателю.
    - Здесь 175 штук – проверяй, мы подождём.
    Игорь взял кейс, оставляя коробку с колье на столе. Посмотрев на Лиру, он сказал:
    - Вы все равно не выйдете отсюда, пока я не проверю деньги, – это был блеф, но сказано было белее, чем убедительно. С этими словами он вышел из помещения бара.
    Пока Игорь отсутствовал, Тмин налил ему в кофе предназначенную жидкость. Лена была на гране истерики.
    Игорь вернулся назад через минут пятнадцать, продемонстрировал Тмину внутренность кейса и сказал.
    - Очередь за Леной, если через пятнадцать минут её не будет с остатком суммы, то кто-то здесь сильно пожалеет…
    Тмин и Игорь остались одни…

    Лира, держа в руках коробочку, поднялась и вышла, сразу за ней из-за соседнего столика встал и удалился «контролёр».
    Лира подходила к туалету, где были приготовлены атрибуты «камуфляжа». Перед входом в дамскую комнату её нагнал друг Дэера.
    - Это побудет у меня, – с этими словами он выхватил из рук ещё не успевшей спрятать Лиры коробку с изделием.
    - Но Дэер сказал, чтоб она находилась у меня! – попыталась противоречить Лена.
    - Планы поменялись, – усмехнувшись, сказал её собеседник, - я тебя жду, только быстро, – сказал он, давая пройти ей к дверям туалета.
    - Я передумала, пошли, – процедила она, чувствуя, как обида, ненависть и обреченность захлёстывает её изнутри,
    Выходя из исполкома, невдалеке она увидела машину Алика, который, по всей видимости, ждал Игоря. Оставался ещё маленький шанс предупредить его, но как, под каким предлогом?!
    Идущий рядом с Лирой «Контролёр», открыл машину, садясь за руль.
    - Садись, - сказал он Лире, открывая дверцу рядом с собой.
    Лира села в машину, не успев закрыть двери, она услышала радостный возглас:
    - Ленка, ты!
    К машине приближалась Алика подружка с видом человека встретившего старую приятельницу, которую не видела много лет. Лена, несмотря на протест водителя, выскочила из машины и бросилась на встречу к Наташе со словами «Валюха, привет!» - они обнялись.
    - Лена срочно садись машину, - прошептала Наташа на ухо Лире во время дружеских объятий.
    - Не могу, все провалилось, нужно предупредить Игоря! – еле сдерживая слёзы, сказала Лира.
    В этот момент из исполкома вышел Тмин, в руке его был кейс, он довольно улыбался. Водитель набрал телефон Дэера и сказал, что они едут.
    - Лира, садись в машину, - крикнул водитель, - Быстро!
    - Откажись, - процедила Наташа, стараясь не двигать губами.
    - Езжайте, я подъеду чуть позже, хочу поболтать с подругой.
    Водитель нажал повтор набора и доложил Дэеру об отказе Лиры.
    - Бабки и всё у нас, хрен с ней, пусть остаётся! – сказал Дэер, ему не терпелось насладиться победой.
    Машина тронулась с места, унося с собой последний шанс на изменение ситуации. Лена разревелась и рванулась в сторону исполкома.
    - Нет, - преградила её дорогу Наташа, - быстро уезжаем!
    - Он там! Пыталась вырваться Лена, - надо его забрать!
    Подъехал Алик, выскочил из машины, помогая своей подружке затащить Лиру вовнутрь.
    - Быстрее у нас нет времени на пререкания! - говорили они.
    - Всё… не так… как надо!- навзрыд пыталась объяснить Лена…

    Через 10 минут Алик въехал в один из боксов небольшой фирмы «Автосервиса», находящейся на углу улиц Фрунзе и Краснослободской.
    - Гуцал, привет, - сказал он, здороваясь с человеком в засаленном комбинезоне небольшого роста приблизительно такого же возраста, как и он.
    - Привет, пусть все вырулят из машины, - без вступлений начал он, - идите, попейте кофе минут пятнадцать.
    Наташа помогла выйти Лене, которая пребывала в состоянии транса, и они втроём направились к соседнему бару. Глаза Лиры напоминали два осколка мутного зеркала – не осмысленные и пустые.
    В баре заказали два по сто коньяка и чашку кофе для Алика.
    Лена выпила коньяк как простую воду не почувствовав ни вкуса ни крепости напитка. Заказ повторили. Мутная пелена глаз постепенно уступала место пережитому горю, и молчаливые слёзы покатились по щекам Лиры.
    - Ну вот, опять, - недовольно проговорил Алик и пошел ещё за порцией коньяка, - на выпей ещё, сколько тебе можно говорить, что всё нормально, Игорь не так прост…
    - Но всё пошло не так, и теперь я даже не знаю что с ним…
    - Перестань устраивать истерики, наша задача отвалить сейчас из города и как можно быстрее, от греха подальше.
    - А Игорь? Я без него не поеду!
    - Твой Игорь двинет по своему маршруту, - сказал раздраженно Алик, - и всё хватит об этом!
    - Хорошо, - успокоившись, сказала Лена, но если ты ошибаешься – я тебя убью! - По решимости в её словах и стали в голосе, было понятно, что она приняла решение и от него не отступиться.
    В этот момент в бар зашел Гуцал и подал знак, чтоб они вышли на улицу.
    - Всё в порядке, удачи! – сказал он и пожал Алику руку…

    «Тайота» с друзьями миновала КП гаи по киевской трассе и, набирая скорость, неслась в сторону столицы. Алик молчал, сосредоточившись на дороге, которая серой лентой стелилась под колёсами автомобиля. Лена достала телефон, включила его и хотела позвонить Игорю.
    - Не стоит, - не отрывая взгляд от дороги, сказал Алик, - никаких звонков, он сам позвонит, когда придёт время.
    - А вдруг с ним что-то случилось?
    - Если и случилось, то мобилка уже бесполезна, но не думаю, у нас на этот счёт есть свой определенный «маяк». Дай на минуту свою трубу, – сказал Алик, протягивая руку.
    Лена передала телефон, который тут же был выброшен в окошко.
    - Что ты сделал? – с недоумением спросила она.
    - То, что должен был сделать сразу, как только ты села в машину – но забыл, видимо старею. – Сказал Алик с неопределённой интонацией.
    - Леночка, не переживай! – Вступила в разговор Наташа, - думаешь, мы не переживаем – переживаем, но стараемся не зацикливаться на этом. Были такие ситуации – похлеще этих и всегда в нашу пользу благодаря Игорю.
    - Интересно, что может быть серьёзней того, что уже случилось?
    - Я думаю, что Игорь при встрече тебе сам расскажет…

    Интурист «Братислава» находился на левом берегу Днепра. Алик, плохо знающий город, блукал по Киеву уже добрый час и всё впустую. Складывалось такое впечатление, что все киевляне, у которых приходилось спрашивать дорогу, или сами не знали города, либо специально указывали такие маршруты, по которым и не стоило ехать. Раздражаясь от тупости жителей столицы и понимая, что попусту тратит время, Алик остановился у первой стоянки такси и заплатил одному из таксистов, чтоб тот ехал впереди и указывал дорогу. После этого они наконец-то были у «Братиславы». Оставив машину на стоянке гостиницы, они вошли в вестибюль интуриста. Минуя администраторов, прошли к лифтам и поднялись на тринадцатый этаж, нашли номер 1304. Алик прислушался. В номере было тихо, костяшками пальцев по двери он выбил незамысловатую дробь, из-за двери раздался голос Игоря: «Никого нет дома!»

    10

    …Ресторан «Пеликан» был списанным речным судном, навечно пришвартованным к правой стороне Днепра. Хороший интерьер, отличная обслуга и шикарная кухня привлекала сюда как киевлян, так и гостей столицы. Живая музыка на верхней палубе судна добавляла определенный комфорт и уют в обстановку.
    Наши друзья были изрядно пьяны, то и дело подзывая официанта к себе за столик, делая всё новые и новые заказы, которые, по правде говоря, уже просто не было куда ставить. Официант не перечил, ведь его чаевые с каждым заказом увеличивали зависть соратников по работе, которым достались более скупые клиенты.
    …- Так вот, - продолжал рассказывать Игорь, сидя в обнимку с Леной, которая после встречи в гостинице ни на секунду не отходила от него, – после того, как моя малышка вышла из бара, - с этими словами Игорь поцеловал пьяную и счастливую подругу в шею, - потащив за собой свой хвостик, я взялся за чашку с кофе. В этот момент за соседним столиком сзади у Тмина попросили прикурить (и спасибо этому человеку уже сказано), он развернулся, а я вылил кофе под стол…
    - Но откуда ты знал? – удивленно спросила Лена.
    - Малыш, где твои ключи? – вопросом на вопрос ответил Игорь.
    - Вот они, - ничего не понимая, положила на стол ключи Лира.
    Игорь взял в руку связку ключей и повертел в руках.
    - А что это за брелок? – спросил он.
    - Ты сам мне его подарил!
    - Так вот, в этом брелке Алик свил гнёздышко для маленького жучка, который постоянно кормил его вашими разговорами…
    - Деньги я поменял на заранее приготовленные куклы, пока якобы их пересчитывал, оставалось только снабдить их «рубашками» нужного достоинства. Демонстрация кейса убедила Тмина, что деньги на месте и после того, как я начал отрубаться, он взял кейс и вышел, дальше ты сама всё видела! Вот Дэер и попал на конкретную сумму…
    - Подожди, я ничего не понимаю, колье то осталось у него! – повышая голос, перебила Лена Игоря, - это ты… мы попали, а не он!
    - Ах да – колье! – стукнул себя Игорь ладонью по лбу, разыгрывая забывчивость, - мы таки попали, аж на пять штук зелёненьких! Когда я говорил за знакомого ювелира, я был абсолютно честен с тобой, за исключением маленькой детали. Я, после того, как ты мне позвонила и сказала, что Дэер повёлся, заказал Коле точную копию этого колье, но только вместо брюликов там были обычные, но очень хорошего качества фианиты. И если б идиот Тмин не был таким лохом, то он сразу бы это понял, а он как сорока попался на блеск пустышек, да и ты тоже! Здесь много зависело от места просмотра, и бар исполкома с его освещением придал отличную игру камням.
    Игорь откинулся с довольным видом и закурил.
    - А зачем Алик заезжал в «Автосервис»? – Не унималась Лена.
    - Просто всё время до сделки я ездил на своей машине, - начал свою часть рассказа Алик, - за тобой по пятам и слушал все твои разговоры; номера машины я сменил на другие, причем в машине был ствол на всякий случай. После того как мы тебя с Наташей посадили в машину, мне надо было поменять номера и избавиться от пушки…
    - А если б кто-нибудь из ментов вдруг тебя или нас остановили, предположим, для проверки и нашли бы ствол – что тогда?
    - Когда возишь с собой оружие без разрешения, то каждый день пишешь заявление в милицию, что якобы ты нашел пистолет или всё равно что, и едешь честно его сдавать властям. - Сказал Алик, - это прописная истина и Игорь, - он посмотрел на раскачивающегося на стуле и пытающегося пускать дым кольцами Игоря, - должен был тебя этому научить!
    - Ещё будет время, - сказал Игорь, не отрываясь от своего занятия.
    - А про меня вы и не вспомнили! – Надула губки Наташа. – Я как проклятая тень ни на одну секунду не выпускала из виду Дэера всё это время!
    - Как это не вспомнили! - начал оправдываться Алик,- просто ещё не дошли до этого места,- и он потянулся к ней для поцелуя.
    Наташа резким рывком убрала его руки, и пьяный Алик не удержавшись, грохнулся на пол со стула, и все рассмеялись.
    - И что мы теперь будем делать дальше? – Спросила Лена Игоря, – завяжем с этими играми? Денег вполне хватит на первое время.
    - Малыш, ты не поняла, для меня деньги – это пыль. Я занимаюсь лоходромом исключительно ради игры, удовольствия, адреналина.
    – Но, рано или поздно всему приходит конец, стоит ли так рисковать нашим счастьем?
    - Извини, Милая, но без этого я не могу!- Серьёзно проговорил Игорь.
    - И даже ради меня?
    - Даже ради себя. – Сказал Игорь и разлил спиртное по рюмкам. – Выпьем за то, что б наши будущие дети, - он сделал паузу и, ухмыляясь, посмотрел на Алика, - ни в чем не нуждались и никогда не пошли по нашим стопам!
    - Игорь, ты сволочь! - Сказала Наташа, понимая какую реакцию этот тост вызовет у её парня.
    После того как все выпили и закусили, Алик спросил Наташу:
    - Так, когда мы заведем уже наших киндеров?…
    - Ну вот, сейчас опять начнётся! – Теперь уже на ухо Игорю говорила Лена, - зачем ты это сделал?!
    Игорь не обратил внимания на её слова, он, улыбаясь, приготовился смотреть, как разгорается обыденный конфликт…




    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    1
    Я создаю материю отягощенную злом

  3. Вверх #3
    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    1

    Я смотрел, как хмурый ночной июнь собирается уступить место его союзнику - дождю, в котором состраданья не меньше, чем во мне к расе под названием - люди. Скука и тоска блокируют волю и стремление к приключениям. Бездействие губит. Моя ещё недавняя, пусть не долгая, но очень жирная и преуспевающая жизнь порядком поднадоела. Я обленился и впал в каждодневные пьянки, которые заканчивались либо драками, либо скандалами с моей любимой, с которой ещё не так давно, но в тоже время также далеко и чуждо, как мерцания светил с нашего ночного небосклона, пережил небольшое приключение, обогатившее меня и моих друзей…
    Дождь начал с незатейливого грустного мотива, вмиг подхваченного улицами Киева, топот пробегающих мимо меня людей, застигнутых стихией врасплох, выбивал такт перед началом предстоящего концерта Природы.
    Я посмотрел в глаза своего друга - он не в восторге от нашего образа жизни. Алик ходил со мной по просьбе Лены или Наташи, которые за последнее время спелись как две родные сестры. Мне не доверяли и правильно делали, вся моя жизнь игра и без неё я просто серая безликая масса, бесцельно движущаяся по течению, не знающая, куда занесёт нелёгкая. Вокруг мир кишит лохами, с которыми бы я с радостью продолжил общение, если не из-за денег (что не так важно), то из-за нехватки природного стимулятора, который выкидывается в кровь в больших количествах в виде гормона адреналина только в экстремальных ситуациях.
    Эх, любовь – сладкое и вязкое до предела вещество, делающее из меня какое-то растение довольное своим долгим, но безумно скучным миром существования! Пустить корни – не это ли ад? Привязаться к месту под Солнцем и влачить своё жалкое, убогое и до боли бесплодное прозябание…
    - Алик, идем, накатим, а то башню рвет, от всей этой погоды!
    Он долго не ломался, и мы пошли к машине, на которой нам доводилось ездить за рулём очень редко и только в одну сторону, до ближайшего бара, а назад в «коме» на заднем сидении.
    Несколько месяцев назад, когда наша четвёрка только попала в этот проклятый тупостью, колхозным пафосом и отсутствием всякого вкуса мир – город, который гордо называется столицей, мы познакомились с таксистом, возвращаясь с какой-то очередной оргии. Он подвозил нас домой и после обмена телефонами и обещаниями хорошо платить, «Маячок» согласился иногда приезжать и садиться за руль Алика машины.
    Как обычно, бросив машину на ближайшей парковке от места возлияния спиртных напитков, мы с другом направились в ближайший кабак. Нас встретил радушный и слегка уставший официант.
    - Вам отдельно или в общем зале? – спросил он, пытаясь оценить наши финансовые возможности - от этого определения будет зависеть дальнейшее его радушие.
    - Вместо того чтобы пялиться на нас, - зло бросает Алик, - нажми на лыжи и рули; если ты всегда такой быстрый как сейчас, вряд ли заработаешь себе не то, что на чай - на похороны.
    Да, Алик сегодня явно не в духе. Официант несется между столов ресторана в украинском стиле, жалея о своём глупом вопросе. Мы идем за ним, а я представляю, как будто ищу ту, которая ещё недавно была выхвачена мной из ИНЕТа…
    Просторный, неплохо освещённый зал, снующая обслуга в одеждах народных героев казаков - просто жуть, а искать другой ресторан, в котором все места забиты до упора приезжими, считающими своим долгом посетить хоть один кабак на Хрещатике и нами, джентльменами удачи, с полными карманами бабок - просто лень.
    Проходя мимо одного столика, я почувствовал взгляд профессионалки, вышедшей на подиум под названием: «Ищу лоха!». Немного позавидовав и не дав ей понять, что я ЗНАЮ, двигаю дальше в глубь помещения.
    Места неплохие, спины прикрыты перегородками и нашими взглядами, два места под стенкой столика за которым мы сидим свободны. Привычка иметь максимально широкий обзор, который из глубины кабинки до риска сужен…
    - Сначала принеси бутылку «Абсолюта» и что-то попить, а после будем разбираться в этой мазне! – специально нагнетая обстановку говорит Алик и тыкает пальцем в прейскурант услуг, поданный нашим гидом.
    - И фрукты! – добавляю я, скорее механически, чем от желания полакомиться. Закуриваю, выпуская в сторону мнущегося работника общепита дым. Жаль его – смотрит на нас расширенными глазами, не скрывая зависти и охоты угодить.
    – Может, выпьешь? – спрашиваю его, заранее зная ответ.
    - Нам пить запрещено.
    - Ну, тогда бегом за водкой, - говорит Алик, - побыстрячку!
    Официант исчез, и мы остались одни, дымя сигаретами.
    - Алик, ты чего сегодня не в духе?
    - А чему радоваться?! Ты на свою морду посмотри и всё поймёшь!
    - Моя морда согласилась с вашими соплями, которые все распустили по поводу отсидеться, перекантоваться, пожить в своё удовольствие! И я, идиот, повёлся как последний лох, – завожусь с пол оборота, но это уже тоже пройдено, обыденно и скучно, в общем, ничего новенького!
    - Так кто знал, что начнем умирать от рутины, – сбавляет обороты Алик.
    - Я предупреждал, а вы не верили, думали умнее всех! Теперь дома… нет даже не дома (какая же гостиница дом?) сидят две влюблённые дуры, обалдевшие от счастья…
    - Игорь перестань так о них гнать, или ты забыл, что они рискуют также как и мы!
    - Ты считаешь, что это риск сидеть и тупо пить водку – это риск?! Смотреть по сторонам и делать вид, что жизнь того общества, со дна которого мы поднялись, нас не касается. Ты считаешь, что, так как мы ведем эту жизнь, тратим бабки, долго останемся на плаву?
    - Я всё понимаю, но, за это время Наташа мне стала ещё ближе и роднее, пойти против её желания я не могу.
    - Просто нет подходящего дела, куда б ты делся! – Говорю я, давая официанту, принесшему поднос с водкой и каким то соком, сделать своё дело.
    - Ладно, забыли, выпьем, - говорю я, разливая по рюмкам водку.
    Не помню ни одного случая, когда не смог уговорить Алика. Иногда в некоторых темах, требовалось время и идея «найденная» им с моей помощью.
    Пока опрокидываем рюмки, вижу, как соратница по работе начинает делать неприметные приготовления к штурму наших «лоховских» морд. Допиваю, улыбаюсь ей, продолжая говорить с Аликом.
    - Дружище, вот посмотри на представительницу лоходрома этого убогого мира,- произношу я, прикрывая рот салфеткой, скрывая шевеление губ.
    Алик выдерживает паузу и оборачивается.
    - Ну и что?
    - Ничего, считаю, что они здесь настолько тупые, что развести её, будет легко, как дважды два.
    - Тебе видней, - без особого энтузиазма отвечает Алик. Его эта игра не заводит только по причине другой направленности - ему нужна работа в обеспечении процессом, а не сам процесс – там он гений.
    - Представим ситуацию, что тебе самому пришлось работать на разводе, что бы ты предпринял?
    - Ну, не знаю, может сначала, познакомился бы!
    - Гениально! – мне стало до истерики весело.
    Мы выпили ещё по одной, чувствую необычный прилив энтузиазма, только не пойму, почему необычный.
    - Сейчас посмотрим на твои способности, - поднимаюсь из-за стола и улыбаюсь лоходронщице.
    - Зачем это? – пытается остановить меня Алик.
    - Есть одна идейка! – и она заключалась в том, чтоб развести друга, а не её, втянуть его в азарт игры и тогда у меня появится союзник. Только вот, сколько времени уйдет на его раскрутку – посмотрим.
    Я подхожу к приятно улыбающейся девчонке возрастом не старше 25 лет, точнее сказать трудно, уж больно много на лице всякого рода «шпатлёвки» – камуфляж, так сказать рабочий.
    - Привет! – Говорю я ей, подходя к столику, по-идиотски улыбаясь.
    - Привет, - скромно отвечает она, слегка опуская глаза в порыве «стыда и скромности».
    - У тебя за столиком не занято – есть разговор. – Вижу, как по её лицу пробежала тень подозрительности, (нормальные люди говорят: можно поболтать и всякая такая чушь для ушей дурочек под именем женщины). Теперь нет никаких сомнений, что это ОНА. – Я из Ужгорода и никого здесь не знаю, мы с товарищем очень скучаем, будь любезна, составь нам компанию.
    - Почему именно я?
    - Потому что, красивей девушки в этом заведении я не наблюдаю, – бессовестно начинаю вешать лапшу, - понимаю, что лучше собеседницы для коротания времени нам не найти!
    - Может, ты меня принимаешь не за ту, кого ищете? – с некоторой обидой в голосе говорит она, изображая саму наивность.
    - Я не хотел тебя ни чем обидеть, внеси каплю нектара в нашу обыденную серую холостяцкую пирушку и ничего больше! - Чтобы сгладить недоразумение, достаю из кармана пресс небрежно скомканных денег, - я рассчитаюсь за твой столик. – Не давая ей опомнится, подзываю официанта и всовываю ему в руку несколько купюр.
    - Эта леди пересядет за наш столик! - говорю ему, - так, что принеси приборы.
    Поднимаюсь и галантно протягиваю ей руку, она ещё не оправилась от «смущения», но с такой же грацией опускает свои пальчики на мою ладонь и с видом королевы встаёт из-за стола. Мы идем в направлении нашей кабинки, я незаметно для неё зондирую окружающих, странно, но никто не тянет даже издалека на её крышу…
    - Познакомьтесь – Вова, - представляю своего друга и перевожу взгляд на неё. Пауза длится не долго.
    - Мила, - говорит она, обдавая Алика улыбкой Сирены.
    - Милая, что предпочитаешь пить? – включает своё обаяние Алик.
    - Если можно, немного шампанского.
    - Для такой красивой девушки, хоть звёздочку с неба! – Алик подзывает официанта.
    - Быстро шампанское и к нему все, что только придумаешь!
    На столе появлялись яства с необычной скоростью, видимо наша обслуга поняла, что мы те самые редкие, но всегда желанные клиенты любых заведений этого города.
    - Выпьем за представительницу прекрасного пола, которая осчастливила нас своим присутствием и внесла тем самым в нашу скромную и тихую обитель потоки свежести и солнечного света!
    Да, дружище, ты зря скрывал свои таланты, немного переиграно, можно и попроще, но в целом ничего. Главное не забыть похвалить тебя при удобном случае. Мила сидит и делает вид, что развесила уши, такая себе дурочка-простушка. Интересно, какой у неё на наш счет сценарий? Но пора и прикрывать тылы, пока я основательно не нажрался – играть стоит только по своим правилам (импровизация должна быть только от безвыходности и моей ищущей приключений натуры).
    - Я покину вас, - неуверенно поднимаюсь из-за стола и направляюсь к выходу. Первый порыв Алика был остановить меня, но после, скорей всего он понял или вспомнил, что это всего часть сюжета и я разыгрываю свою партию…

    2


    На улице стена дождя обрушилась на меня с невероятной ненавистью. Попытка прикурить сигарету не увенчалась успехом. Слева в метрах тридцати стояла наша машина, в неё надо попасть незаметно, по крайней мере, не сразу по выходу из «Гандэлыка», а с любого другого направления. Я двинул в другую сторону от неё, решив обойти квартал и выйти к тачке с другой стороны. Набираю номер, пытаясь перекрыть ликование дождя максимально допустимо, с учетом погодных условий поднимаю звучание голоса.
    - Дружище, я назад не вернусь, отвалил, заканчивай сам. Да, кстати, машину заберу, извини, – и разорвал соединение.
    Во время «караульного обхода» квартальчика изрядно продрог.
    Закуриваю в салоне и включаю радио. С такой нулевой видимостью я рисковал пропустить развязку - проверку Алика в роли разводящего. Хотя разводили его, и это было так же верно как то, что ночь обещала внести разнообразие в нашу убогую столичную жизнь.
    Завожу двигатель и перегоняю машину поближе к входу. Рядом со мной стоит ещё пару иномарок, в дальней из них сидели двое, также как и я, они внимательно всматривались во всех выходящих клиентов заведения. Время раздражало своей медлительностью, прошло минут сорок и никакого движения. Неужели я ошибся, нет, не мог, всё было как по нотам, плюс её поведение, манеры и разные мелочи, которые начинаешь видеть, только при условии того, что ты и сам в этом не первый день плаваешь.
    Телефон загнусавил до оскомины надоевшей полифонией. Я взял трубку и проговорил как можно спокойней.
    - Малыш, приветик!
    - Игорь, вы, где застряли, и почему у Алика не отвечает телефон?
    - Всё нормально, сидим в «Гандэлыке» на Хрещатике и пьём пиво.
    - Знаю я ваше пиво, допивайте и домой! Дай Альке трубку, с ним хочет поговорить Наташа.
    - Алик изучает прессу в заведении под номером «00», начитается, и мы перезвоним. Ладно, Маленькая, я тебя целую – скоро будем.
    Пока я сбрасывал лапшу на уши своей любимой, то увидел, как мой друг, в полной коме, под руку со своей «экзаменаторшей», выходит из дверей ресторана. Глядя на него, убеждаюсь в том, что экзамен он провалил основательно. Зная методы работы этих красавиц, абсолютно уверен, что его уже по уши напичкали клафелином или ещё какой ни будь дешевой гадостью.
    Дождь сбавлял обороты, понимая, что всех, кого мог, намочил и разогнал. Город погрузился в дремоту, только крики и возгласы загулявших компаний и отдельных парочек напоминали о том, что жизнь продолжается.
    На заднем сидении, стоящей передо мной «Субару» открылась дверь, оттуда вышел один из двух обитателей машины. Он подошел к «Миле», перекинулся несколькими фразами и взял «клиента» под другую руку, помог уложить его на заднее сидение. Сама же красавица в машину не села, развернувшись, она пошлёпала в сторону своей «работы». Создавалось впечатление, что у них тут не разовое кидалово, а прямо таки конвейер. Это меня немного удивило, но не больше. Я быстро оценил ситуацию и решил не лезть - пока.
    «Субару» снялось с места в разрез всем существующим правилам, развернулось посреди дороги, быстро набирая ход, начала удаляться. Я делаю тот же манёвр, ругая себя за то, что не оценил противника, и теперь они знают, что у них на хвосте кто-то есть. Радует на данный момент одно, что пока эти красавцы не выяснят кто я, вряд ли рискнут сунуться куда-нибудь на свою точку или выбросят моего мирно спящего друга на ходу.
    Теперь они сбавили темп и нырнули в частный сектор района «Нивки». Я слышал об этом районе не мало криминальных историй, в основном связанных с цыганами, проживающими здесь огромными «семьями». Только начинаю подумывать, не пора ли пойти на обострение, пока мы в глухом районе, отдаленно напоминающем наше «Палермо», как неожиданно машину впереди резко разворачивает, и она, поднимая фонтаны грязи, врезается в один из деревянных заборов вдоль дороги.
    Выскакиваю с очень нехорошим предчувствием и подбегаю к раскачивающейся тачке от яростного боя внутри.
    Картина в салоне для Алика явно была не радостная, но меня рассмешила своей неординарностью. Алик сзади душил водителя, обхватив его шею рукой; подельник же, по всей видимости, метался между своим другом, душащей его рукой и дверцами, в которые выскочить у него не получалось, потому что, «заклафелиненный клиент» при каждой такой попытке умудрялся схватить его за шиворот, тот падал назад и пытался отцепиться, начиная всё сначала…
    Некоторое время наслаждаюсь этим зрелищем, пока не понимаю, что дружище так долго не протянет - силы начали покидать его. Открываю дверь, вытаскиваю за волосы мечущегося представителя местного криминала и коротким обводящим локтевым ударом свободной руки в висок отключаю ему реальность. Собираюсь заняться вторым, но мой друг против этого решения.
    - Игорь, стой! – Кричит он мне, подключая вторую освободившуюся руку, продолжает его душить. Не понимаю, почему он так долго возится – всё можно было сделать гораздо проще. Ладно, у меня интерес к моему противнику, мирно спящему в грязи. Проверяю его карманы, достаю портмоне, понимая, что денег там нет или есть какие-то крохи, которые стыдно отнимать у убогих. Содержимое «лопатника» повергло меня в легкий шок. Не успев его открыть, на меня из нутрии уставилось наглое стриженое рыло в сержантских погонах – мент, только этого не хватало! Достаю «корочку», ложу её в карман и резко поворачиваюсь к машине, где всё еще продолжается сопение, кряхтение и прочие интимные звуки. Открываю двери со стороны водителя и начинаю понимать, в чем причина такой долгой борьбы. Одна рука моего друга попросту сдерживает руку мента, успевшего выдернуть «Макаров» из наплечной кобуры. Не размышляя, наношу колющий удар слегка раздвинутыми указательным и средним пальцами левой руки в глаза водителю. Болевой шок и потеря сознания - может быть и зрения, но мне это не интересно, забираю пистолет и ксиву водилы, помогаю изнемогающему от усталости Алику выйти из «Субару» и усаживаю его на переднее сидение нашего авто.
    - Ты, что это проснулся так быстро? – спрашиваю героя «Бородинского сражения», вставляя в его рот прикуренную сигарету. Руки Алика напрочь отказываются работать и висят как плети.
    - Я и не спал, – переводя дух и жадно затягиваясь, говорит он, - просто заметил, как она мне всыпала что-то в рюмку, и вспомнил твой вариант в исполкоме с Тмином. Видел, что наша машина стоит у входа, и слышал, как эти кретины ругались, что ты у них на хвосте.
    - Повезло, что так, при другом раскладе последнюю серию досматривать тебе пришлось только в спящем виде, а отстань я на немного и с твоей наличкой они бы смело заставили тебя нюхать корешки ромашек.
    - Сплюнь, скажешь тоже! – Моего друга передёрнуло, - что дальше делаем? Я так понимаю, что мы засветились? – С надеждой в голосе на обратное, спросил он меня.
    - Мало того, что засветились, так ещё и мое имя всплыло, а это уже хреново.
    - Я не хотел, просто в азарте боя – пойми… - начал оправдываться Алик.
    - Всё в порядке, но на будущее помни – контроль самое главное! Слушай, а какого хрена ты с ними сцепился, я думал сделать всё чуть по-другому?
    - Один из этих хмырей сказал, что притормозит и стрельнет тебе по колёсам, ну я решил не дать им этого!
    - Умница! Правильно оценил ситуацию! – хвалю я Алика, понимая, что заговор против наших Малышек состоялся, - а теперь галопом в гостиницу и срочно снимаемся!
    - Почему, мы ж под липовыми ксивами?
    - Боже, какой ты иногда наивный! Ты думаешь, наш Одесский базар был похож на Киевское скрежетание? Как только менты придут в себя, они тут же начнут пробивать гостиницы и другие аналогичные места, наши морды быстро попадут на все афиши в городе.
    - Почему так круто?
    - «Вася»! У них потеря табельного оружия, а у нас завладение им, – я засмеялся, в голову пришла шальная идея! – накажем уродов,- сказал я и двинул в сторону центра.
    Вот и главпочтамт. Я остановил машину, достал удостоверения представителей власти и запомнил содержимое документов, вышел и направился в сторону почты.
    В холле было очень много людей, несмотря на ночь, я пробежался по ним взглядом и нашел того, кого искал.
    В углу с грязной сумкой, в засаленных вещах стоял бомжеобразного вида человек, по его лицу было видно, что он не лишен здравого рассудка и, скорее всего, грамотен…

    Я провел бомжа глазами до опорного пункта при главпочтамте и вышел на улицу – посылка нашла адресат.
    Мы мчались в сторону «Братиславы». Алик немного отошел от бурных событий своего «экзамена» и мы ржали над нашей шуточкой. Я представлял себе рожи ментов, когда на них свалится бандеролька с «Макаровым» и подробное описание их внештатной подработки, с полным раскладом, фамилий, званий, «Девочки Милы», а также, марка, цвет и номер их японской «подружки». Теперь у нас будет время уехать из этого проклятого города.
    - Алик, мотивируем нашим красавицам неожиданный отъезд тем, что мы нарвались на людей Дэера. Пусть это не убедительная лож - но сборы, зато, будут быстрые, без всяких пререканий.
    - Интересно, что там было дальше, после нашего отъезда из Одессы?
    - Ничего интересного, просто грохнули его и все дела. – Сказал я, понимая, что эта сказка была бы самой желанной, но несбыточной. У меня по этому поводу было два варианта: либо он сразу исчез из города, и теперь пытался найти нас, или его нагрузили кредиторы тем же заданием. Точно знаю, что за такие бабки не убивают – после спросить будет не с кого…


    3

    Мы находились под Чопом – небольшом городке на западе Украины, до Венгерской границы оставалось несколько километров. Документы - всё было на руках.
    Долбаная Венгрия со своим стремлением вступить в Евросоюз немного подпортила нам нервы благодаря добавившейся куче бумаг, которые нужны нам для «транзита», но, в общем, не испортила того настроения, которое присутствовало у нас с момента отъезда из Киева.
    Документы делались профессионалами своего дела, для чего нам пришлось «немного» поднапрячься. Теперь, глядя на мой паспорт гражданина Латвии, ни у кого не должно было остаться даже малейшего сомнения, что я истинный латыш, путешествующий на машине со своей женой и друзьями. В отличие от меня, мои спутники мало соответствовали прибалтийской крови. Латыши – одна из самых высоких рас в мире. К тому же в 90 случаях из ста - светловолосые. И только я один отвечал этим «стандартам», по правде сказать, за времена советской власти, мало осталось людей с «чистой» кровью без всяких примесей, эти стандарты, мягко говоря, давно в расчет не принимались. Другое дело если б я имел паспорт, допустим, гражданина Армении с фамилией типа Аратюнян, вот тогда это вызывало у многих неподдельный интерес благодаря моей внешности. И потом пойди, доказывай им, что в старину все кавказские национальности были рыжие с голубыми глазами, и только нашествие монголо-татарского ига внесло некоторые коррективы в их национальные особенности.
    Вереница из машин и автобусов двигалась, очень медленно, до КП таможни оставалось каких-то метров пятьсот, но они превратились в вечность. Впереди нас через две машины стоял лайнер «Mitsubishi Maraton» с нарисованной во всю длину обеих бортов морской волной. Эта волна хорошо знакома жителям г. Южного одесской области и многим Одесситам: автобусы порта Южного, завсегдатаи границ многих государств, в основном перевозят спортивные команды порта или их делегации.
    Это была судьба! В нашей машине было четыре «ствола», которые мы собирались оставить здесь у самой границы, не рискуя тащить их с собой.
    «Maraton» открыл двери, выпуская к придорожному летнему кафе, к последнему гривневому островку в этом государстве спортсменов.
    - Сборная по кикбоксингу одесской области! – сказал я, разворачиваясь к нашим спутницам, – девочки, есть идея.
    - Откуда ты знаешь, что это кикбоксеры? – спросил Алик.
    - Дружище, ты же знаешь, что всё, что связано с боевыми искусствами моя слабость, поэтому и знаю… Ладно, дело сейчас не в этом! Пока они стоят в очереди за всякими там хот-догами, девчонки берите пакет с пушками и к ним. Пацаны взрослые и легко попадутся на ваши глазки. Только не вздумайте сказать с какой вы машины. Лучший вариант – сначала узнайте, куда они едут, и попросите передать этот свёрток друзьям в том же городе. Скорее всего - это Дебрецен, там летом крутят Кубок Мира по кикбоксингу. В общем, наврите, что-нибудь, мне ли вас учить.
    Мы с Аликом наблюдали из машины, как наши красавицы пристроились в хвосте очереди и через минуту уже болтали и смеялись с двумя представителями команды. Это не удивляло. Безупречные фигуры и мордашки, одеты по последнему писку моды, да ещё и без сопровождения – тут никто не устоит.
    - А если они откажутся? – спросил Алик, не отрывая взгляда от происходящего возле закусочной.
    - Куда они денутся!
    - А вдруг автобус шманать начнут?
    - Хватит каркать, спортсменов просто так не шманают, меня беспокоит другое – людское любопытство, как бы они не всунули в пакет свои носы.
    - Не думаю, упаковка «валын» делалась на совесть, не зная в каком месте, мы будем её прятать, – напоминает Алик.
    За время разговора очередь к границе двинулась и медленно начала ползти вперёд. Сигналы транспорта призывали всех, кто его покинул, быстрее вернуться и занять свои места. Лена и Наташа пошли вслед за спортсменами. Вот Лена, как бы невзначай, передала на ходу кулёк одному из двух новых знакомых, они попрощались у дверей автобуса и он, выезжая на обочину, минуя впереди стоящую очередь, двинулся в сторону границы…
    - Всё оккей - мальчики просто цыпки! – сказала Наташа, устраиваясь на заднем сидении.
    - А куда они так рванули без очереди? – спросил Алик, обращаясь к соблазнительницам малолеток.
    - Тренер команды договорился, чтоб их, как представителей входящих в состав национальной сборной страны, пропустили в не очереди.
    - Круто! Так куда они едут?
    - В Дебрецен, как ты и говорил! – отвечает мне Лена, обнимая меня сзади и целуя в шею…

    - Так, спокойствие подъезжаем к таможне! Особо не дёргайтесь у нас всё чисто – нервничать будем через пару метров на границе!
    - Игорь, хватит нас пугать и так не по себе, – сказала Наташа, нервно прикуривая сигарету.
    - С таким мандражом мы точно границу не пройдём, - глядя на свою подругу и пропитываясь её состоянием, начал бубнить Алик.
    - Заткнитесь! – зло прошипела Лена и в салоне воцарилась звенящая тишина, готовая перерасти в панику. Я начал сильно сомневаться по поводу нашего решения выехать отдохнуть за границу – но было уже поздно.
    Таможенница подходила к нашей машине с лицом палача уставшего от повседневной, нелюбимой работы.
    Пока происходил формальный досмотр и проверка наших деклараций, в которые и было внесено аж по 1000 долларов на брата, что в принципе соответствовало правде. Все свои деньги мы оставили в РЕАЛ банке, абонировав там сейф. В этом было что-то комичное - название банка, точь в точь передавало один из терминов Интернета. В бардачке на самом видном месте лежало ещё четыре штуки, но их я туда положил специально, чтоб отвлечь таможню от более глубинной проверки.
    Если верить в счастливую звезду, то мы родились именно под ней: миновали таможню, даже не открыв бардачок. Все собрались духом и немного успокоились, впереди была граница.
    Это была проверка нашим липовым документам, включая визы и всё остальное. И тут всё прошло гладко – благодаря машине впереди. У них что-то не срослось с документами или черт его знает с чем, ребят «упаковали», не дав им даже опомниться. Мы с трепетом ждали нашей участи, но погранец проштамповал нам паспорта, даже не глянув толком на них.
    - А что с этими ребятами не так? - показывая на опустевшую машину рукой, спросил я пограничника, набравшись наглости.
    - Этих красавцев разыскивал ИНТЕРПОЛ уже несколько лет, а я их узнал! – гордо произнёс прыщавый хранитель границы.
    - Ну, ты молодец, а что они натворили? – продолжал надоедать я ему.
    - Хватит задавать вопросы – проезжай! – спохватился герой дня и дал команду пропустить нас…


    4

    Пересекли Венгерскую границу ещё с меньшим напряжением и волокитой чем ожидали от мадьяр. Дорога стала напоминать глянец, а наше движение по ней как скольжение по льду. Неужели мы так и не научимся делать всё не через одно место, без воровства стройматериалов и откровенной безалаберности. Забитые, затурканные народы не имеющие толком ничего, раскручивают свою экономику и поднимают уровень жизни куда быстрей чем мы – долбаные славяне, у которых единственная отличительная черта - алкоголизм и щедрость. Правда, последнего конкретно поубавилось, но первое непоколебимо растёт, всё ниже и ниже опуская возрастную планку любителей залить себе «слипы» с утра пораньше.
    Алик за рулём и на спидометре уже за 180. Я и сам бы не удержался почувствовать скорость на таком зеркальном покрытии дороги, но только не на чужбине с липовыми правами. Легко проскочив границу, ещё не повод наглеть, не равен час, какой-нибудь местный ГАИшник придерётся к правам и тогда уже не отвертеться.
    - Любимый, не едь так быстро или мы все из-за тебя влетим в неприятности, – требует с заднего сидения Наташа, читая мои мысли.
    - Девчонки, - разворачиваюсь и становлюсь на сидение коленями, - как насчёт того, чтоб сделать привал и купить пару бутылочек пива и всякой мишуры на чужбине?
    - Мы за, только тогда не успеем догнать автобус, - говорит Лена, - и к тому же у нас нет местной валюты!
    - Это разве проблема? – Вставляет своё веское слово Алик, - у нас баксы и они, слава богу, везде в ходу.
    - Дружище, тогда тормози у первого попавшегося м… в общем ты понял. Насчет автобуса не переживайте, мы найдём их на соревнованиях.
    - Угу… - кивнул Алик, соглашаясь, толи сделать остановку или про автобус – я так и не понял.
    Мы проехали ещё полкилометра, и на дороге появилось подобие нашего минимаркета, в котором был бар, о чем свидетельствовали столики, стоящие на улице, как и у нас под рекламными зонтами «кока-колы». Алик сбавил скорость и съехал с дороги.
    - Мда! Ничем не отличить от наших наворотов, - подходя к бару, со вздохом сказала Наташа, - а я то думала ЗАГРАНИЦА - ЕВРОСОЮЗ.
    - Ната, смотри не одной знакомой буквы.
    И действительно Лена права - каракули на табличках и стёклах маркета даже приблизительно не дают понять, что здесь написано, только зонты и реклама надоевшей фирмы была узнаваемая до рвоты в глазах.
    В баре никого не было и только скучающий бармен и официантка, сидя у стойки, уткнулись в скайнворды. Мы подошли к ним и начали коверкать русские слова и жестами пытаться выразить то, что мы от них хотим. Через пять минут удалось заказать три пива, чипсы и чашку кофе.
    Не успеваем сесть на улице и получить заказ, как к кафе с дороги съехало два джипа с украинскими номерами, и остановились у бара. Из них высыпала толпа наших «новых Украинцев» со своими подружками. Венгерский воздух наполнился западянским акцентом. Теперь я знаю, как узнавать славян заграницей. Те, кто громче всех кричат или разговаривают – это точно соотечественники.
    - Мы не говорим на русском, - шепчу я, наклонившись за столом.
    - Почему? – одновременно спрашивают все.
    Ответить не успеваю, мимо нас проходят две пары хохлов и с издевкой бросают:
    - Що повылуплялысь!?
    По Алика лицу вижу, что он собирается ответить и пинаю его под столом ногой, а сам в это время как ни в чем не бывало улыбаюсь придурку, пытающемуся оскорбить нас своим вопросом.
    - Дывы, яж казав, що воны тут вси тупы!
    Я сдерживал смех из последних сил! Мой друг ещё минуту назад пытающийся организовать конфликт, теперь сам давился, не в силах больше выносить тупость «карпатских фанфаронов».
    - Почему мы должны были молчать? - спросил Алик, как только джипы покинули место стоянки.
    - Ради удовольствия, а вообще мололи что, - говорю я, вытирая слезы, выступившие от смеха, и шепотом добавляю, - а кого ты здесь разводить собрался, мадьяры на наше русское курлыканье вряд ли поведутся.
    - Вы о чем там шепчетесь? – с подозрением спрашивает Лена. – Только попробуйте влезть куда-нибудь – доиграетесь!
    - Только не надо нас пугать – мы о своем, о женском! – Парирует выпад Алик, жестом подзывает официантку, пытаясь с ней рассчитаться, а заодно замять начавшийся разговор. Как неудивительно, но на неё зелёный цвет купюр не производит магического действия, как это принято у нас, она упорно игнорирует доллары и требует форинты или на крайний случай евро.
    - Она меня уже достала! – после непродолжительной жестикуляции жалуется Алик. – Если тут везде так, то хрен знает, что нам ещё предстоит увидеть!
    - Да плюнь ты на неё, вон обменник есть - подожди немного.- Подхожу к окошку обменного пункта и выясняю, что за один американский доллар здесь дают 250 форинтов. Сразу меняю 1000 баксов, взамен получаю на руки гору разноцветных фантиков.
    Въехали в Дебрецен. Пока дружище рулит в поисках гостиницы, мы втроём лазим по салону и собираем местную валюту, которая, после недолгих рассмотров превратилась в горы скомканных бумажек летающих по салону. Одним словом, из детского возраста мы так и не вышли – видели бы венгры с каким пренебрежением мы относимся к ихнему госзнаку – расстрел гарантирован!
    Центральная улица не больше нашей Дерибасовской, с той лишь разницей, что по ней разрешено движение автотранспорта. Небольшой скверик в начале разделяет дорогу на два односторонних потока. Наш знакомый автобус с кикбоксёрами стоит припаркованный возле недорогой гостиницы, в которой, как я понимаю, кинула якорь команда. Останавливаться в этом гадюшнике не хочется, что не говорите, а привыкнуть к роскоши цивилизации не составляет ни какого труда. Мы миновали земляков и остановились чуть дальше, напротив огромной гостиницы «Плаза», предназначенной для таких как мы нищих иностранцев.
    В холе «ночлежки» бар, ресторан, боулинг и казино. Мои спутники тут же повеселели и в один голос поведали о том, что их это вполне устраивает.
    Двухместные номера от 100 евро и выше. Мы не зажираемся и снимаем два самых дешевых номера. На первое время хватит, а дальше родина мать – жди нас опять, для пополнения закромов наших карманов.
    Расквартировались и после непродолжительного совета решили позаботиться о возвращении нашей собственности, которая больше полусуток провела в обществе цвета Украинского спорта.
    По дороге к намеченной цели замечаю, что нет ни одного представителя власти. Мы выделяемся из толпы своим внешним видом, который на пять пунктов дороже любого местного аборигена.
    - Заметили, что только мы и ещё такие же, залётные, одеты с иголочки? – задаю вопрос, глазеющим по всем сторонам с открытыми ртами девчонкам.
    - И что в этом плохого?
    - А то, что мы как белые вороны, нам не стоит привлекать к себе внимание лишний раз.
    - Игорь у тебя паранойя, - ставит мне диагноз Наташа, - тут нас никто не знает.
    - Это ненадолго! – говорит Алик и я, почему-то чувствую, что он прав.
    Мы заходим порознь и в этом есть свой смысл. Девчонки справляются у администратора, прилично говорящего по-русски, в каких номерах остановились спортсмены, а я и Алик, минуя холл первого этажа, поднимаемся наверх.
    На втором этаже бурное движение, отовсюду слышна русская речь, шуточки, крики и топот носящихся по коридору подростков. Вроде всё спокойно, но это может быть ширма. Мы садимся на втором этаже в кресла и делаем вид, что живём здесь же. За нами поднимаются Лена и Наташа; я, глядя на них, жалею, что вообще втянул их не в женские игры. Но это минутный порыв, какого чёрта у меня проснулась совесть – непонятно!
    Малышки скрылись за дверями одного из номеров и отсутствовали минут 15 не больше. Выходя из номера, они миновали нас и спустились на первый этаж.
    - Пора, - Алик пытается подняться.
    - Сиди, - шепчу я и вижу, что не ошибся.
    Не обращая внимания на нас, из номера выскочили «знакомые» с автобуса и начали спускаться по лестнице, хихикая и подгоняя друг друга.
    - Побежали провожать. – Высказываю своё предположение другу.
    - Что будем делать?
    - Ничего, пусть провожают, но думаю, что гостиницу светить не стоит. Речь идёт даже не о нашей безопасности, просто достанут нас своими визитами, в таком возрасте меньше всего думают о приличиях и совсем не той головой.
    Мы движемся по улице, в сторону «Плазы», я проклинаю то, что наши телефоны на территории Венгрии превратились в бесполезные игрушки, и мы не можем поддерживать связь.
    - Они так и думают рулить с малолетками до самой гостиницы? – Теряет терпение Алик.
    - Спокойно, дружище, – посмотрим.
    По дороге, остановившись под предлогом осмотра местной архитектуры, Лена незаметно даёт понять, что всё в порядке и нам не стоит беспокоиться.
    - Ходят с четырьмя пушками на руках и считают, что это нормально. – Начинает пробирать и меня.
    - Ага, и эти дебилы разве, что в засос с ними не целуются!
    - Дружище, ты как маленький ребёнок, нашел к кому ревновать – к детям им от силы по лет 17-18!
    - Все они дети пока до постели дело не доходит! Вспомни себя, ты, во сколько лет первый раз с тёлкой переспал? – не унимается Алик.
    - В четырнадцать, но у меня особый случай, там не я с ней, а скорее она со мной… - я не успеваю договорить.
    В это время девчонки со своими провожатыми дошли до небольшой площади невдалеке от нашего отеля и попрощались со своими ухажерами…


    5


    Конец третьего дня пребывания в Дебрецене мы коротали в боулинге. Ничего нового и интересного за это время не произошло, и произойти не могло. Я опять начал хандрить, склоняясь к той мысли, что мир это огромная тюрьма, со своим нудным однообразным внутренним распорядком. Вокруг морды разных национальностей, заплывшие жиром от изобилия. Пороки и никчемное превосходство - это всё, что можно различить в глазах большинства туристов окружающих нас.
    - Пойду в номер, отдохну. – Говорю я, поднимаясь из-за стола у дорожки, по которой мой друг с малышками бегают с шарами на перевес, в кроссовках выданных на входе образца двадцатилетней давности, пытаясь культурно отдыхать.
    - Любимый, останься, - пытается остановить меня Лена, но я только отмахнулся.
    - Играйте, я устал…

    Я лежал в неосвещенном номере и курил, думая о том, что пора бы вернуться в Одессу. Мне не хватало адреналина и постоянного чувства опасности – такая жизнь как сейчас расслабляет. Картинки ещё недавно пережитых событий проносились у меня перед глазами как в немом кино. Наркоманы или трудоголики мучаются куда меньше моего – в этом я был уверен, а ещё уверен в том, что моя жизнь закончиться очень быстро от того образа жизни, который веду сейчас.
    Вначале меня стимулировал риск, после любовь. Отняли риск - улетучивается любовь. Я с горечью признавался себе, что те чувства, которые вспыхнули посредством игры, испарились не без участия Лены. Она была, чем-то вроде соратницы по оружию, если можно так выразиться, но как только попыталась перевести нас обоих из «боевых действий» в мирные просторы, чувства начали улетучиваться. И вот я лежу в тёмном номере, анализируя свой внутренний мир, и понимаю, что не рождён не только для любви, но даже для дружбы. Вся моя дружба заключается в том, что я просто использую друзей по мере необходимости в своих играх, которые до конца никому неизвестны. Высшая форма эгоизма, завуалированная налётом порядочности и самоотдачи. Действия переросли в бездействие и мне уже никто не нужен.

    …- Игорь поднимайся! – услышал я сквозь сон и открыл глаза. Меня тормошил Алик. Его лицо было красным от возбуждения и принятого алкоголя.
    - Что случилось? - пытаюсь сообразить, что от меня хотят.
    - Быстрей одевайся!
    - Объясни в чем дело, - зло бросаю я, механически накидывая на себя вещи.
    - Помнишь западянцев, сразу после границы – на джипах?
    - Ну, и?
    - Так вот есть классное дело, можем конкретно заработать!
    - На чем, на украинском сленге?
    - Всё объясню по дороге!

    Я сижу за рулем в машине, недалеко от стоянки «Плазы» и слушаю, как все на перебой пытаются превратить мои уши в личные микрофоны. В общем гуле понимаю одно, что базар по сравнению с салоном нашей машины просто отдыхает.
    - Так, хватит орать! Может всё-таки кто-то один расскажет!?
    - Короче, когда ты отвалил, - начинает Алик, - через минут двадцать зарулили эти западянцы со своими тёлками в полной коме. Ну, мы начали, как и в первый раз, косить под не русских. Наташа отвалила в туалет…
    - Сижу в кабинке, - перебивает Алика Наташа, - слышу, кто-то заходит. Я уже собралась выходить, а тут базар на украинском двух тёлок. Стало интересно, о чем они будут трещать. Я конечно не полиглот, но из разговора поняла, что завтра, а точнее сегодня рано утром они едут на какую-то крупную сделку, которая принесёт их парням немалые деньги.
    Я окончательно проснулся от предчувствия будущей игры.
    - Может для них немалые деньги это пару штук баксов, - пытаюсь, скорее из вредности, поставить под сомнения сказанное Наташей, но, вспоминая джипы, на которых передвигаются эти красавцы, убеждаю себя в обратном – главное это не тупое прозябание в роскоши и достатке. – Хорошо, полностью с вами согласен, но вы должны выспаться, а я буду смотреть, чтоб никто мимо нас не проскочил.
    Самое нудное в моей «работе» это ожидание. Вначале «лоходрома» я иногда не выдерживал и торопил события пару раз, чуть не попав под раздачу. Время научило ждать. Прокалываются те, кто спешит, но мне такие варианты ни к чему. Сколько людей томится на зонах по много лет, проклиная себя за нетерпение или игнорирование разных мелочей, которые в свою очередь обернулись немалыми сроками, а для некоторых и местами на кладбище – мелочей в моём деле нет. Каждый этап по-своему прекрасен.
    Достаю пакет со стрельбой, не спеша, начинаю его распаковывать. Мда, дружище, не пожалел бумаги, кульков и тряпок в масле. Начинаю приводить в порядок оружие, перебираю его и тщательно чищу, избавляясь от излишней оружейной смазки. За этим занятием проходит пара часов – спешить некуда.
    Утро приближается мелодичным перекрикиванием птиц и приятной прохладой. В салоне в унисон сопит тройка «боулингистов». Интересно, если придется стрелять, смогут ли девчонки нажать на курки? Одно дело дырявить банки с пивом, другое дело смотреть потенциальной жертве в глаза, которая угрожает ответить тем же. Никогда ни на кого не рассчитываю, может быть, поэтому и выбрался в своё время из Питера живой…
    Наша машина стоит возле ворот стоянки отеля. Тонированные стёкла оберегают салон от лишних глаз. Мне хорошо видны джипы будущих «лохов». По моей скромной оценке такие тачки стоят не меньше 50-60 штук зелёных – интересно, какой бизнес позволяет ездить на таких машинах?
    Не успеваю толком развить пару версий происхождения денег, как из дверей «Плазы» выходящих на стоянку, вышло четыре пары «карпатских фанфаронов». Четверо довольно таки высоких, крепких ребят в сопровождении своих спутниц…

    Я еду за джипами на очень приличном расстоянии, город пуст, следить за ними и оставаться незамеченным очень тяжело. Время 6.30 утра. Мы выезжаем за город и начинаем двигаться в противоположном направлении от границы.
    Бужу Алика, мирно спящего на переднем сидении.
    - Возьми ствол и разбуди девчонок, - говорю я, жестом останавливая его попытку проверить оружие, - всё проверено, - он, не обращая на мои слова никакого внимания, производит проверку своего давнего друга, штурмового пистолета фирмы Генца, с обоймой вмещающей двадцать патронов и разворачивается к девчонкам…
    Через девятнадцать километров от Дебрецена наши клиенты поворачивают направо в небольшой городок, название которого я под страхом смерти не вспомню из-за огромного количества букв режущих ухо. Единственная реклама на английском языке говорит о том, что здесь курорт с термальными водами /серные источники/ в аквапарке.
    Мы движемся по центральной улице напичканной четырёх – пятизвёздочными отелями – курортный бизнес поставлен на широкую ногу.
    Джипы останавливаются напротив летней площадки бара, очень навороченной гостиницы под названием «Будапешт». Из них вышли представители мужской половины «экскурсии», оставив своих красавиц в машине, направились в гостиницу, один из них в руках держал небольшой свёрток.
    - Что будем делать? – нервно спрашивает меня Алик, - может, пошлём девчонок, чтоб посмотрели?
    - Нет, будем сидеть здесь. Уверен, что нас вспомнят, стоит только попасться им на глаза. Причем, чем бы они ни занимались, в коридоре это делать не будут.
    За пару минут до семи часов утра к гостинице подъехала ещё парочка машин, только с венгерскими номерами. Судя по тому, с какой скоростью их выбежали встречать работники гостиницы, люди были серьёзными и хорошо известными в этом городе.
    Из «Мерседеса» вышел охранник и открыл дверцу на заднем сидении, помогая выйти почтенному старцу с аккуратной седой бородкой, он нёс небольшой кейс, прикреплённый к его запястью наручником…
    - Прямо как в кино! – восхитилась Лена. – Я так понимаю, что это наши клиенты!
    - Сто процентов! – прикуривая дрожащей рукой, сказал Алик.
    - Интересно, что там у них? – Наташа, то ли от нетерпения или нервов, прикручивала и после снимала глушитель со своего пистолета, повторяя это снова и снова.
    Мы были на взводе! И это понятно. Меня сейчас интересовал другой вопрос: что за игру ведут наши карпатские друзья и как с ними поступить? Что не говорите, а в незнакомом государстве, с неизвестными законами и повадками представителей местной власти очень тяжело представить себе, где безопасней всего попробовать завладеть чужим имуществом. Уверен, что вопить «Милиция!» или что-то в этом духе они не будут, но у «лохов» численное превосходство и похоже, что лохами будут те, кто на них наедет…
    Я завожу машину и двигаю в сторону дороги, ведущей к границе.
    - Ты куда, они ещё внутри!
    - Игорь, что ты делаешь! – слышу я, продолжая движение.
    - Не переживайте!
    - Как не переживать! – кричит Алик, пытаясь выдернуть ключи из замка зажигания. – Мы их потеряем!
    - Куда они денутся?! Всё равно им придется ехать в сторону границы. Торчать перед гостиницей опасно! Вдруг нас вычислили или проверят не пасёт ли их кто-то – менты, например.
    Мы выехали на дорогу, за эти пару минут я уже решил какие действия предпринять дальше и поделился ими с друзьями. Они слушали внимательно, запоминая свои роли в этом спектакле. По серьёзным сосредоточенным лицам вижу что, каждый полностью готов к своей части работы и прокола быть не может, но идеальных сценариев не бывает…

  4. Вверх #4

    По умолчанию Падший «бог»

    Падший «бог»

    Всегда кичился своей неуязвимостью в отношении чувств. Каждая очередная победа, добавляла в личную коллекцию новое разбитое сердце. Никаких угрызений совести и других неизвестных остаточных явлений после «охоты» я попросту не ощущал.
    Искалеченные судьбы, разбитые иллюзии и уничтоженные миры, убеждали лишь в превосходстве над остальными. Своего рода мания величия, взращенная на благодарной почве ЭГОизма.
    Со временем пришло утверждение - Я бог! Конечно не тот, что самый главный - просто бог своего маленького мира. И как каждый Бог, я начал создавать свои правила. Труды не прошли даром – я безраздельно владел империей…, скорее это был Ад для тех, кто попадал в периметр абсолютной власти и унижения. Теперь я знал, что чувствовал Денница – самый сильный и, в конце концов, падший ангел. Невозможно избежать искушения и не предать всё, ради владения «всем», что ты «создал» сам.
    Ощущение безнаказанности, толкало на поиски очередных «подданных». Простые победы перестали радовать – правила Мира усложнялись. Теперь в радиусе поиска были, только умные, не податливые, с собственным «Я» жертвы. Уничтожать Личности оказалась намного приятней, тех простеньких «возношений» в начале моего пути, над глупыми пустоголовыми, верящими в любовь идиотками.
    Проблема всех женщин всё же в том, что они, слыша слово «люблю» (главное произнести его вовремя, не с бухты-барахты, а под нужные «декорации» и прочую романтическую чепуху – удар должен быть одиночный и точно в цель) на подсознательном уровне ослабляет их защиту. Там где должна быть логика, появляется «женская глупость», которая работает со мной как союзник и против собственной хозяйки…
    Очередная жертва была немного старше меня, не очень красива и со множеством недостатков. Но блеск её независимости, с переливами эгоизма, незаурядного мышления, окрашенный всеми цветами и оттенками неуважения к расе под названием «люди», заставляло вступить в очередную фазу игры…
    Прорваться через все её заслоны и прочие баррикады отчуждения оказалось очень не просто, и от этого я завелся не на шутку. Игра заставила отречься от всего, и даже от параллельных побед, которые до Неё ни на секунду не переставали радовать меня Бога своего Мира и правил…
    Огромное количество времени и сил ушло на подготовительный процесс – но это стоило того. Коллекция ждала самую «большую» и Единственную в Мире жемчужину…

    …Я говорил ей «Люблю» и не раз, как это было раньше…

    …Жемчужина менялась на глазах, я готов был ликовать от ощущения приближения к объекту «желания»…

    …Осталось поставить точку, но в этот момент я осознал, что всё, что происходило – это был хорошо расписанный сценарий такого же бога…

    …Попытки вырваться из стальных силков напоминали пойманную рыбу, бьющуюся в последней агонии перед появлением на поверхности воды в сетях бездушного ловца…

    …Боль пронзила сначала гордыню, а после неумолимо бросила меня в жернова под жутким словом «Любовь»…

    …Мой мир распался – я потерял всё и даже того Единственного «человека», перед ногами которого слышался звон ещё недавно большой и гордой империи.

    Ей не нужна была любовь – просто победа… Мирок разрушен и я марионетка в руках более сильного бога или дьявола…
    Время движется неумолимо, но не лечит рваную рану в душе и только мысли приходят одна страшней другой…

    …Человек ничтожен и если и бросит его гордыня в «верх» к высотам наслаждения и блаженства, то всё равно удар будет сильным и безжалостным о Землю…
    …Земля – пристанище для убогих, зарвавшихся тварей с ничтожным именем «люди»…


    /конкурсная работа/
    Я создаю материю отягощенную злом

  5. Вверх #5

    Стерва
    Аватар для Найт
    Пол
    Женский
    Адрес
    Одесса
    Сообщений
    3,507
    Репутация
    678
    Записей в дневнике
    8
    Рассказ хороший, но, ИМХО, нужно внимательно просмотреть стилистику, т.к. есть несколько моментов, на которые напарывается глаз.

    Здесь
    Проблема всех женщин всё же в том, что они, слыша слово «люблю» (главное произнести его вовремя, не с бухты-барахты, а под нужные «декорации» и прочую романтическую чепуху – удар должен быть одиночный и точно в цель) на подсознательном уровне ослабляет их защиту
    Нужно немного перестроить фразу -

    Проблема всех женщин всё же в том, что они, слыша слово «люблю»
    на подсознательном уровне ослабляет их защиту
    смысл до и после скобок не совсем увязывается.

    Здесь
    Игра заставила отречься от всего, и даже от параллельных побед, которые до Неё ни на секунду не переставали радовать меня Бога своего Мира и правил…
    Между "меня" и "Бога" - запятую или тире неплохо бы...


    И еще здесь
    …Человек ничтожен и если и бросит его гордыня в «верх» к высотам наслаждения и блаженства, то всё равно удар будет сильным и безжалостным о Землю…
    ИМХО, немного фразу нужно перестроить, на усмотрение автора...

    Искренне желаю рассказу победы.
    Иногда банан - это просто банан:)

  6. Вверх #6
    ИМХО, немного фразу нужно перестроить, на усмотрение автора...

    Искренне желаю рассказу победы.
    Ничего меняться не будет, на то он и мой стиль...

    За пожелание спасибки!
    Я создаю материю отягощенную злом

  7. Вверх #7
    User banned Аватар для may
    Пол
    Мужской
    Сообщений
    380
    Репутация
    20
    а не проще было дать ссылку на все это?

  8. Вверх #8
    Эксперт крышесносности

    Аватар для Мэри_Поппинс
    Пол
    Женский
    Адрес
    ЮАР
    Сообщений
    158,381
    Репутация
    225943
    Записей в дневнике
    5
    Меркурианец,
    Ощущение безнаказанности, толкало на поиски очередных «подданных». Простые победы перестали радовать – правила Мира усложнялись. Теперь в радиусе поиска были, только умные, не податливые, с собственным «Я» жертвы. Уничтожать Личности оказалась намного приятней, тех простеньких «возношений» в начале моего пути, над глупыми пустоголовыми, верящими в любовь идиотками.

    Надо жить прощая людям наше мнение о них. :wink:
    Смирилась с тем, что жизнь прекрасна. )))

  9. Вверх #9

  10. Вверх #10
    Частый гость Аватар для T_X
    Адрес
    Последний из Белых Волков
    Сообщений
    538
    Репутация
    18
    зацепило за живое +100
    иду в магазин за марочным вином и еще раз вдумчиво перечитаю
    ЧЕРТОВСКИИ жизненно РЕСПЕКТ



    иногда мы сдаем карты иногда нам
    Жизнь странная штука чихнешь и ее нет....

  11. Вверх #11
    Всем спасибки за понимание...
    Я создаю материю отягощенную злом

  12. Вверх #12
    6

    …Недалеко от поворота вдоль дороги растет невысокий кустарник, который в состоянии скрыть передвижение взвода бомжей пробирающихся на территорию врага с целью устроить грабежи в местных альтфатарах.
    Я лежу в тени кустарника и курю, контролируя все машины, идущие в сторону Украины. Дорогу видно отлично. Несмотря на утреннее время, со стороны границы неплотным, но стабильным потоком движутся «покорители» чужбины. В основном это представители России и Украины. Четвертый день на мадьярских просторах, а я реально чувствую ностальгию. Кто бы мог подумать, что я буду думать о грязных улицах моего родного города, как о чем-то прекрасном и очень желанном. Не ценим мы то, что видим каждый день и начинаем понимать лишь тогда, когда теряем. Ловлю себя на том, что, разомлев от воспоминаний об Одессе, мне неожиданно захотелось сделать, что-нибудь хорошее для родного города…
    Единственный подарок, который я действительно могу подарить городу – это не возвращаться в него…
    Вдалеке узнаю силуэты знакомых джипов, они на большой скорости приближаются к месту моего лежбища. Я достаю «ЗИГ-Зауэр» с заранее прикрученным глушителем и готовлюсь произвести один выстрел, от которого и будет зависеть развитие дальнейших действий. Первая машина поравнялась со мной, и я плавно вдавил спусковой крючок. Водитель с трудом справился с управлением и съехал к кустарнику на обочину, за ними пристроилась и вторая машина. Всё выглядело вполне естественно – пробито заднее колесо. Минуту они стояли на обочине и не открывали двери, скорей всего, пытаясь осмотреться. Я молил бога, чтоб нервы Алика не бросили его на штурм машины раньше времени.
    Дверцы джипов открылись как по команде, оттуда вышла четвёрка парняг и стала вглядываться в кустарник. Не обнаружив ничего подозрительного, они разрешили выйти своим подружкам размять кости. Всё шло, как было запланировано. Я медленно начал пробираться сквозь кустарник в сторону машин. Мы договорились, что перейдём к активным действиям только после того, как наши клиенты будут заканчивать бортировать колесо. Это тот момент, когда все перестанут переживать насчет опасности и будут убеждены в случайности вынужденной остановки.
    Наступил момент истины. В двух шагах от меня стоял рослый темноволосый парень в кругу своих спутниц, развлекая их разного рода приколами. Остальная тройка находилась возле первого джипа и заканчивала ремонтные работы. По всей видимости, оружия у них не было. Поведение и беззаботность всех говорили только об одном, что ребята ещё не «попадали» и были больше чем уверены в своём превосходстве. Меня это вполне устраивало – так ведут себя не профессионалы.
    Я вышел из кустов и направил ствол в грудь женскому клоуну – он поперхнулся и замолчал. Одна из девчонок побледнела и собралась кричать - прикладываю глушитель к своим губам, давая понять, что крики здесь неуместны и знаком приглашаю их сесть в машину. Они молча подчиняются. В это время появляется Алик с Наташей и Леной. Его штурмовой слонобой может уговорить кого угодно и поэтому тройка «слесарей» мирно без сопротивления покидает место ремонта и уходит с моими друзьями в глубь кустов. Через минут пять оттуда возвращаются Лена и Наташа, оставив Алика одного со своими новыми друзьями. Теперь им предстоит конвоировать и представительниц прекрасной половины украинских «туристов».
    Я остаюсь один с «женским клоуном» и жестом прошу его раскошелиться. Тот молча достаёт портмоне и вытаскивает оттуда пять сотенных купюр евро и ещё какую-то мелочь, считая меня за обычного грабителя. Не спеша, перекладываю пистолет в левую руку и с наслаждением наношу ему несильный, но увесистый удар кулаком в челюсть, после опять повторяю свой жест.
    - Що тоби треба? – с опаской спрашивает он.
    - Кейс, – говорю я, стараясь максимально изуродовать слово неизвестным произношением. Он тупо смотрит на меня и делает вид, что не понимает. Наношу ёще один удар и упираюсь глушителем в коленную чашечку оппонента, давая понять, что больше вопросов не будет. Он сразу становится сообразительней и начинает жестами, вперемешку с украинскими словами пытаться объяснить мне неразумному «иностранцу», что интересующая меня вещь находится в другой машине. Выпускаю его из салона и иду за ним следом, в этот момент из кустов появляется Лена и взглядом спрашивает как дела. На долю секунды отвлекаюсь и тут же расплачиваюсь за свою ошибку. Впереди идущий «клоун», неожиданно разворачивается, демонстрируя не только скорость, но ещё и неплохие задатки бойца, бросает мне руку в область живота с зажатым в кулаке ножом. Моя реакция не подводит, но времени на правильную защиту нет. Я попросту подставляю левое предплечье под лезвие, сталь рассекает плоть на моей руке в районе «упрямых» мышц, и я спускаю курок. Мой противник с криком валится, на землю держась за четырехглавую мышцу бедра правой ноги. Наступаю ему на руку с ножом, навожу на его переносицу пистолет и восстанавливаю тишину. Отхожу в сторону, давая ему подняться, жестом предлагая закончить начатое движение. Он с трудом поднимается, превозмогая боль, и открывает двери намеченной цели. Из-под заднего сидения извлекает полный целлофановый пакет, доверху забитый пачками с евро. Моё настроение улучшается.
    Мы пробираемся сквозь кусты, в два ручья заливая их кровью. Выдаю беззлобный пендель впереди хромающему подранку и скорость передвижения увеличивается.
    Алик сидит возле связанного коллектива и спокойно курит. Увидев меня, он подскакивает, но я жестом даю понять, что всё нормально. Он связывает раненого «клоуна» и мы направляемся в сторону джипов.
    - Посмотри, что у них есть в аптечках, - тихо говорю я другу, чтоб нашу речь не слышали лежащие за кустами курортники.
    - Аптечки зафаршированы по всей программе! – говорит Алик после осмотра машин.
    - Пойди, наложи этому уроду жгут на ногу, а то ещё откинет копыта от потери крови, пока их найдут.
    Пока Алик занимается профилактикой поверженных лохов, я определяю степень своих повреждений. Рана поверхностная, вены и сухожилия не задеты. Лена обрабатывает мне руку и накладывает повязку. Смотрю на неё, чувства переполняют меня, прижимаюсь к ней, наслаждаясь сладостью её губ в продолжительном поцелуе.
    Мы садимся в джипы и едем к месту, где Алик оставил свою машину. Мои вещи в крови и стоит перед границей сменить одежду в уже знакомом мини маркете. Времени в обрез, неизвестно когда найдут наших крестников. Мобилки всей восьмерки мы забрали и выкинули по дороге, это тоже прибавляло немного времени…

    Подъезжаем к границе, настроение отличное, если учесть, что наш куш составил 200 000 евро. Как ни обидно говорить, но пушки пришлось оставить на вражеской территории, мы их припрятали недалеко от границы. Тащить с собой оружие через «врата родины» – это верх глупости.
    С легкостью минуем венгерскую границу, на украинском посту встречаем нашего недавнего «героя кардона». Он узнаёт нас и, кивая на замотанную руку, задаёт немой вопрос.
    - Нажрался, как свинюка, - неопределённо отвечаю я, и перевожу разговор на другую тему, - так что, награду получил, за поимку тех пряников? – по его лицу вижу, что от мертвого осла уши быстрее получишь, чем награду от нашего правительства и пытаюсь ему пожаловаться на власти Латвии, которые к русским относятся ещё хуже. Он сочувствует, и мы расстаемся хорошими друзьями…
    Мы в реальности отчизны, дорога заставляет об этом вспоминать с каждым ухабом, считающим своим долгом влететь нам под колёса. Невероятно, но разница в каких-то 5км и все декорации сменились как по волшебству. Только волшебник-декоратор - не добрый, со знанием дела, набрасывающий небрежные мазки грязи и отчуждения на ландшафты своего произведения.
    Мы въезжаем в Ужгород – город, который старше моей Одессы почти в пять раз, но маленький и невзрачный. Здесь особо задерживаться не стоит, неизвестно откуда наши недавно «кинутые» друзья.
    Центральная улица небольшая, по середине которой возвышается гостиница «Закарпатье» - бывший интурист, а теперь двери открыты любому смертному, имей он только денег на оплату номера.
    - Остановимся, - говорит Алик и подъезжает к гостинице.
    - У нас мало времени, не стоит!
    - Игорь, мы должны хоть перекусить, - настаивает мой друг, и я вижу, что он не одинок в этом желании.
    - Уговорили, но только не здесь, а чуть дальше от города. Девчонки, сходите в гостиницу, узнайте, где это лучше сделать.
    Наташа с Леной рады поводу вылезти из машины, времяпровождение в которой уже всем порядком надоело.
    - Алик, - начинаю разговор, пока нет девчонок, - дружище, пойми правильно, пока мы вместе, то очень рискуем. Хочешь, не хочешь, но нам пора расстаться, по крайней мере, на время, до приезда в Одессу.
    - Я думал об этом, но боялся, что ты неправильно поймёшь.
    - Мы не первый день вместе и странно, что ты ещё сомневаешься в моей реакции.
    - Игорь, у нас конкретная сумма денег, мышление у многих меняется и от меньшего количества нулей.
    - Уговорил - проехали. Значит всё в порядке, мы также понимаем друг друга. Тогда нам остаётся малость, а точнее один шкурный вопрос. Стоит разделить деньги и пробираться в Одессу порознь, так больше шансов, что хоть одна из двух половин доберётся до места.
    - А что будем делать с зеленью? - напоминает Алик, о тех деньгах, которые мы оставили в РЕАЛ банке, сумма немалая – свыше 100 000 долларов.
    - Они никуда не денутся, снять их могу только я или ты – я тебе вполне доверяю, так что смотри сам.
    - Хорошо, пусть это будет наша пенсия – типа НЗ, а как же ты без тачки? – проявляет заботу Алик, - может, заедем, купим, слава богу, этого добра сейчас везде хватает.
    - Нет дружище, здесь это делать нельзя, да и сидеть за рулём 900 километров меня не прельщает, я покатаюсь общественным транспортом…
    Мы рассказали вернувшимся подружкам о нашем разговоре, они приняли это не то, что бы с радостью, по крайней мере, с пониманием.
    Решили, что прощания будут недолгими. Пока наши спутницы прощались между собой, кажется, даже всплакнули, мы с Аликом поделили деньги и оговорили дальнейшие действия в Одессе. Самое главное - это было выяснить обстановку и мой друг пообещал этим заняться, информацию он умел извлекать, начиная с СЕТИ и заканчивая языками его «друзей», которые для меня были табу, свои источники он оберегал очень серьёзно…

    …Кто был летом в Закарпатье, поймет, какая красота открывается перед глазами человека, даже если он сидит в рейсовом автобусе «Ужгород-Львов».
    Лена мирно спала у меня на плече, мало интересуясь видами из окна. Нервное напряжение последней пары суток окончательно измотали её, она отключилась, не успев толком сесть на наши места.
    Открывающиеся ландшафты напомнили мне северную Осетию, такая же красота…

    …Мы ехали по дороге, от селения Дзинага (120км от Орджоникидзе /Владикавказ/) в Минводы. Наш микроавтобус был с грузом, который предназначался для определённых кругов Питера. Я и два моих товарища любовались горами, как могут это делать только люди никогда не видевшие ничего подобного раньше. Вдалеке из-за гор виднелась вершина Кароугомского ледника, завораживая своим величием и неповторимостью. Дорога пугала близостью к горным обрывам, которые скатывались к подножию реки Урух. Местные жители, перекинувшие груз из соседнего и пока еще входящего в общий состав государства, с которыми нам пришлось иметь дело, рассказывали, что на протяжении 50 лет все люди, попадающие в реку, погибали и ни одному не удалось спастись. Неглубокая, но очень быстрая река; находясь возле неё, поневоле пропитываешься уважением к силам природы. Гул потока вперемешку с шумом катящихся валунов по её дну заглушал любые звуки и для того, что бы общаться с рядом стоящим приходилось орать друг другу на ухо.
    Минуя один из самых живописных перевалов, мы были остановлены представителями местной власти. Ничего серьёзного, просто в очередной раз пришлось рассчитаться с любителями лёгкой наживы. Не успеваем отъехать от места остановки, как дорогу нам преграждает два задрыпаных «Жигуля», давно переживших все сроки эксплуатации. Я успеваю крикнуть водителю, чтоб он не сбавлял газ. Перед тем как влететь в груду метала, кидаю взгляд назад – машина с ментами исчезла. Дальше как в кошмарном сне. Наш микроавтобус, перегруженный под завязку разного рода железом, несётся юзом в сторону обрыва. Пока водитель пытается справиться с управлением и спасти никому ненужные жизни, вижу бегущих в нашу сторону пятерых осетин. Автобус на тормозах влетел в небольшое ограждение, отделяющее дорогу от бездны и заглох, в любую минуту готовый сорваться в никуда.
    Мой товарищ через открытое окно, открывает беглый огонь по приближающимся горцам. Не ожидая от нас подобных действий, нападающие валятся в дорожную пыль и пытаются отвечать тем же. Стекло рядом со мной разлетается, обжигая мне бицепс на левой руке градом стекла. На подобного рода царапины обращать внимания попросту нет времени, единственная мысль в голове - это чтоб они не додумались стрелять нам по колёсам, тогда уйти от них можно и не мечтать.
    - Заводи! - Кричу я водителю, но он тупо трясёт головой и выглядит, мягко говоря, странно. Бедный пацанёнок, первая же «командировка» и сразу попасть в такую мясорубку.
    - Заводи идиот, заводи! – Ору я, срывая горло…

    - Игорь, Игорь проснись! – Будет меня Лена, я открываю глаза. Автобус стоит, водитель и люди с перепуганными мордами смотрят на меня.
    - Что случилось?
    - Ничего, усмехается Лена. Просто тебе, что-то приснилось, и ты напугал весь автобус. Да, с горлом у тебя всё в порядке! – усмехается она…


    7


    Мы въезжали во Львов. Автобус остановился и дал мне с Леной окунуться в жару и пыль города. После чистого воздуха Карпат, мы задыхались от жары и смога.
    Таксист заломил цену и довольный своими пассажирами рванул в сторону вокзала.
    - Что-то мне не хочется возвращаться в Одессу, – шепчет на ухо Лена, прижимаясь к моему плечу на заднем сидении.
    - Я думал, ты скучаешь по городу.
    - По городу да, но не по встрече с Дэером.
    - Не переживай, Малыш, нам не придётся вечно бегать, рано или поздно мы расставим все точки над «И».
    - У нас много денег, давай уедем далеко, далеко и оставим всё как есть.
    - Нет, Малыш, я не в состоянии бегать, живя вечно оглядываясь. Этот мир мой и я буду бороться за каждый сантиметр его пространства.
    Крытые пироны вокзала были серыми и унылыми. Мы прогуливались по привокзальной площади (если её можно вообще назвать площадью), обняв друг друга, и наслаждались тем, что утомительная восьмичасовая дорога через Закарпатье в автобусе позади. До поезда оставалось два часа.
    Я бывал в Львове в детстве, но воспоминаний практически не осталось. Помню лишь, как отец отвел меня в цирк на представление «Цирк на воде». Тогда это была довольно таки престижная программа, вытеснившая все другие воспоминания об этом городе. И вот теперь я, пытаясь вспомнить, разворошить хоть какие-то воспоминания о моей беззаботной детской жизни, ходил, стараясь проникнуться воздухом этого города. Но вокзал своей обыденностью присущей всем перевалочным пунктам не давал тот толчок, который мог открыть врата воспоминаний.
    Мы зашли в магазин, кишевший отъезжающими и отбросами этого мира, кормящимися с привокзального «Клондайка» - кто чем. Отсутствие кондиционеров, работающие холодильники и падающие лучи солнца в окна торгового зала, а также устойчивый отвратительный смрад немытых тел и перегар завсегдатаев, превратили помещение в адскую сауну. Моя маленькая сморщила носик и со словами я жду тебя на улице, выпорхнула из магазина, предоставив мне самому запасаться провиантом на дорогу. Как покупатель я был не привередлив и очень быстро пополнил наши запасы едой и спиртным.
    Выхожу на улицу и наблюдаю, как моя красавица в сопровождении двух «шкафчиков» направляется в противоположную сторону от вокзала, один из них её «нежно» придерживает под локоть.
    Первая мысль, которая пришла ко мне в голову, что это менты, но я тут же отбросил её. Если это проверка документов, то у нас с ними всё в порядке (липа была сожжена сразу после границы), тем более что здесь работает линейная милиция, влачащая существование в опорном пункте при вокзале, и маршрут был бы проложен именно в него.
    Может, это наши недавние крестники – непохожи, да и это мало вероятно, так быстро просчитать маршрут обидчиков никому не под силу.
    Я двинулся за ними. Идти с двумя полными под завязку едой и спиртным пакетами было очень неудобно (слава богу, что наш более ценный багаж, мы оставили в камере хранения, правда, из других побуждений), я знаком подозвал такси. Таксист попытался повыпендриваться по поводу дороговизны каждого метра движения, узнав что, дорога, по всей видимости, будет недолгой, но, увидев в моей руке зажатый полтинник местной валюты, заткнул свою пасть и больше не возражал.
    Троица прошла ещё метров пятьдесят и свернула в переулок больше напоминающий задворки преисподнии – это был тупик. Таксист и Лена как по команде поняли, что это обычный гоп-стоп, но каждый отреагировал по-разному. Лена попыталась вырваться, и это у неё не получилось, а таксист, пренебрегая заработком, остановился и тупо забубнил:
    - Мы дальше не поедем и мне это нахер не надо!
    - Заткнись, тварь, и сворачивай в переулок! – гаркнул я на водителя, на долю секунды потеряв контроль над собой - дам сотку, только не останавливайся!
    - Там дальше тупик и они явно с ней не в туалет идут! – начинает сотрудничать со мной водила, услышав пароль номиналом в сто гривен.
    - Не бойся, держи полтинник, - всовываю в руку побледневшего водилы купюру, - дождёшься, получишь второй.
    Лена первая заметила меня, я подаю ей знак, чтоб не сопротивлялась и продолжаю движение в их сторону с видом человека ищущего место, где бы справить нужду. За это время моя малышка отдаёт телефон и какую-то «мелочь» из сумочки. Один из двух гопстопщиков развернулся ко мне.
    - Куды ты лизешь? – загнусавила его отвратительная рожа с каким-то слащавым переливом в интонации.
    - В туалет иду.
    - Вали з витцы, – делает шаг в мою сторону джентльмен удачи, мерзко сплёвывая сквозь зубы.
    - Не могу, очень хочется, - говорю я, замечая, что у Лены к боку приставлен нож – это озадачивает, любое моё действие может спровоцировать второго урода державшего «перо» к самым неожиданным поступкам и обидней всего, что при любом раскладе к нему я никак не успею из-за приличной дистанции между нами.
    У меня заныл порез на левом предплечии, первый раз за всё время я понял, что лучше отдать малое, чем потерять всё. Не одни бабки в мире, моя гордость, холеное самолюбие не стоят и мизинца той малышки, в которую сейчас упиралось лезвие ножа. Пора было идти на попятную, я открыл рот, чтоб смягчить ситуацию и даже готов был добавить свои деньги, лишь бы разойтись краями. Только Лена неожиданно для всех, в том числе и для меня, ударила стоявшего рядом с ней обладателя ножа коленом в пах, тот согнулся от боли и выронил «швайку». Мне ничего не оставалось делать, как подъёмом ноги попробовать на твёрдость промежность рядом стоявшего борца за поддержание санитарии в этом переулке. Он упал на колени с взглядом человека, получившего известие, что его сексуальная ориентация с этой минуты немного изменена без согласия пациента. Миную тело застывшее в диком экстазе, пытаясь помочь Лене с её проблемой, но мои старания напрасны, она, не давая опомнится противнику, наносит ещё один удар, но теперь уже подъёмом ноги по носу стоявшего на четвереньках, он в изящном пируэте опрокидывается на спину и выдаёт фонтаны крови, тем самым, ставя моему нежному котёнку «отлично» в зачетку уличных баталий…
    …Такси останавливается у вокзала. Не дожидаясь, пока мы покинем салон, сразу после получения полного расчета, таксист выскакивает из машины и мчится к кучке таких же ловцов пассажиров, сгорая от нетерпения поделиться увиденным.
    Я не спешу войти внутрь вокзала – прикуриваю, наслаждаясь победой и взглядами кастрюльщиков. Лена тоже не спешит, вижу по её реакции, что ей нравиться быть победителем – чувство непередаваемое, но в нашем промысле особо никому не похвастаешься.

    Поезд «Одесса - Львов» подали за сорок минут до отправления. Мы, не спеша, дошли до нужного вагона, и предъявили билеты. Проводница смерила нас оценивающим взглядом (который классифицировать я так и не смог) и пропустила нас в вагон.
    Вагон был чистеньким и душным, те немногие открытые окна не могли спасти нас от реальности лета.
    Я открыл окно в нашем отсеке, давая тому немногому кислороду проникнуть в наш временный, маленький мирок под названием купе.
    - Малыш, у нас нижние полки, сумку кидаем под нару, и постоянно один находится возле неё, на перекур по одному.
    - Спасибо, что ты мне об этом сказал, - ехидничает она, - а то я глупенькая не догнала!
    - Пойду, узнаю, есть ли у них здесь холодильник.
    - Зачем? - спрашивает Лена, разбирая пакеты с продуктами, - у нас тут всё в таких упаковках, что холодильник это всё лишний напряг.
    - Я коньяк охладить хочу.
    - Коньяк, кстати, не охлаждают.
    - Знаю, но мне глубоко начхать на то, что делают все – я люблю холодный. – С этими словами беру из пакета три бутылки коньяка и двигаю по коридору вагона, где изнемогая от жары и тяжести поклажи пробирались нервные и потные пассажиры.
    Проводница посмотрела на меня, а точнее на мою руку, сжимающую десятку и коньяк «Артавазд» в инкрустированных металлом бутылках.
    - Так у меня там вода, - начала набивать себе цену проводница, - и что я буду с ней делать, кто потом купит тёплую воду?
    - Я уже купил три бутылки, - нагло заявляю я, и всовываю ей в руки «квитанцию о покупке», - причем воду пока не надо.
    Этот взгляд повторился, который нас встретил у вагона. Я почему-то занервничал, уж больно знакомый он какой-то, и опять не смог определить его суть. Проводница заставила меня насторожиться и стряхнуть с себя оцепенение беззаботности, оставшееся где-то на перроне Львовского вокзала. Я вышел из вагона и закурил, до отхода поезда оставалось пять минут.
    Я вспомнил про Алика и то, что неплохо бы ему уже отзвониться. Интересно, с какой стороны они меня ждут? То, что въезд в город контролируется - это арифметика, которую я когда-то учил и на этот счет у меня свои мысли, которые реализую чуть попозже. Судя по людям, вагон пуст практически больше чем на половину, но дорога впереди длинная и на других станциях ещё подсядут попутчики, а как было бы прекрасно так и ехать до Одессы.
    - Интересно, а почему ты вдруг изменил своим принципам и начал пить коньяк? – спрашивает Лена, накладывая мне на тарелку, любезно предоставленную проводницей, закуску.
    - Не знаю, что-то пробило немного поизвращаться.
    Мы сидели напротив друг друга и поедали вкуснятинку из наших запасов, время, от времени проглатывая очередную порцию коньяка.
    За окном начало темнеть, спасительная прохлада, врывающаяся к нам в окно, радовала своими порывами и приносила облегчение. К этому времени мы уже были навеселе и даже решили, что секс в дороге – это часть неординарности, а значит, его присутствие не помешает…

    Лена спала, по-детски свернувшись калачиком, на её лице застыла улыбка, которая мне так безумно нравилась. Я докурил сигарету, выкинул её в окно и потушил свет. Ко мне вернулась тревога по поводу нашей проводницы. Что же было в её улыбке такого, что меня насторожило – что-то очень знакомое, но что?
    На одной из остановок в часа три ночи, в двери нашего купе постучали, я встал и отрыл замок. Возле дверей стоял небольшого роста парень кавказской национальности, на вид ему было лет тридцать-тридцать пять. Что-то в нем было не так – зрачки. Если при таком неярком освещении у вас не расширенны зрачки, то 90% того, что вы под действием наркотика. По его некоторым движениям я даже определил группу наркотика – опиаты.
    И тут у меня всё связалось воедино: оценивающий взгляд проводницы, теперь попутчик наркоман, а значит, есть и ещё его напарник – они редко работают по одиночке. Как я мог забыть про эту прослойку криминала? Только из-за того, что редко пользуюсь поездами.
    Расклад до банального прост, что я внутренне улыбнулся – это просто поездные воры. Чаще всего представители кавказского региона - грузины, а точнее мегрелы.
    Роль проводницы заключается в том, что она просто выискивает пару лохов пожирней, в смысле с деньгами, на одной из остановок в поезд садятся её подельники (редко следуют с исходной станции) и она их подселяет к лохам в купе. Парочка работает отдельно, но в один карман. При пиковом же раскладе (если лох заподозрит или поймает с поличным) параллельно страхуют и помогают друг другу отвалить ещё до прихода ментов, которых, кстати, вызывает сама же проводница (не сильно спеша). В этой работе столько гнили и крысятничества, что уважения среди других воров, такие команды особо не ждут. Каждый норовит обмануть своего подельника, и больше всех попадает дурочка проводница. Причем очень большой процент таких «работяг» попросту в «глухой системе» и работает строго на «раскумарку» - откуда там принципы или понятия!?
    Мы обменялись взглядами - он понял, я знаю, но автоматически доигрывал свою партию.
    - Здравствуйте, - произнёс мегрел хрипловатым голосом с приятным акцентом, - можно пройти?
    - Зачем? – Я подумал, что приключений с меня достаточно, и решил завершить всё в начале, а не доводить до более серьёзных действий.
    - У меня билет в ваше купе, – внутренне спокойно отвечал он. Мой ответ немного потряс его, но не больше.
    - Покажи, – потребовал я, не давая ему пройти.
    - Что за недоверие, - возмущенно, но, особо не поднимая голоса, произнёс он, и выудил откуда-то из заднего кармана брюк билет – протянув его мне.
    На билете было указанно всё как положено и наш поезд, вагон, место, но вот только число следования было просрочено. Если даже попадётся недоверчивый лох, то он, не как я, посмотрит только на места и вагон, не придавая дате значения.
    - Ты, браток, немного опоздал на поезд – на пару суток! – выхожу полностью из купе и закрываю за собой двери, показывая ему число на билете.
    - Это ошибка! – пытается достойно выйти он из сложившейся ситуации.
    - Ошибка, но не твоя, а вашей красавицы, потому что она меня приняла за лоха…
    - Не понимаю! – продолжал идти в отказ мегрел.
    - Ну, так вызывай ментов и пожалуйся им, что я тебя не впустил в купе, только не проводницу - она меня не уговорит.
    - Ладно, братуха, я тут по работе, дай хоть зайти в купе подождать друга.
    - Зайдёшь к своей красавице – я тоже по работе… - отрезаю просьбу, зная, что если дам ему зайти, то напряга будет чрезвычайно много…


    8

    - Милая, проснись, - пытаюсь растормошить нежный клубок, целуя его в щёчку.
    - Что уже приехали?
    - Да, Малыш, и нам стоит поторопиться!
    Лена нехотя поднимается и начинает собираться.
    - Оставь всё, я сам уберу, иди умойся и приведи себя в порядок…
    Мы выходим из поезда и закуриваем. Моя не совсем ещё проснувшаяся Малышка оглядывается по сторонам и начинает хныкать.
    - Это же не Одесса, зачем мы здесь вышли?
    - Любимая, ты хотела выйти там, где вероятно нас ждут?
    - Ты думаешь, что нас могут ждать на вокзале?
    - Всё может быть, я не дождался звонка Алика в намеченное время и теперь не знаю, что и думать. Идём поищем на чем бы нам добраться до города.
    Перед зданием станции стояла парочка кастрюльщиков в ожидании клиентов. Нам не составило никакого труда договориться с одним из них, и вот мы уже мчались по направлению к Одессе.
    Я понимал, что ехать в квартиру к себе или Лене означало сразу попасть под раздачу, которая автоматически приведёт наши жизни к общему знаменателю (после того как мы вернём деньги). Снять номер в гостинице или любой другой вариант, где требуются документы, означало то же самое. Нам нужно было затеряться среди огромного количества приезжих в не очень дорогой, но приличной турбазе.
    - Вези нас на «Каролина Бугаз», - говорю я водителю, неожиданно вспомнив, что там турбаз от разных предприятий, как свиней нерезаных и они всегда полны отдыхающими, как из Одессы, так и приезжими из других городов. Так что, даже если там будут хоть все бандиты города, то навряд ли кто ни будь заподозрит нас в том, что мы не курортники…
    Мы ехали от базы к базе и всё не могли определиться. Одни из них были сильно дорогими и здесь легко можно было нарваться на старых знакомых, другие через чур дешевыми и просто не хотелось залазить в откровенное болото.
    К выбору мы с Леной пришли обоюдно – база была средненького уровня, но в то же время с необходимыми удобствами и питанием.
    Мы зашли в небольшой двухместный домик, приняли душ и завалились спать.
    Я проснулся близко к обеду и решил пойти на обед и убедиться, что на этой территории нет наших знакомых.
    Столовая обещала желать лучшего, но еда была довольно таки сносная. Среди людей, пришедших на обед, я не встретил ни одну знакомую морду, но это не означало, что всё чисто. Многие из отдыхающих могли не пользоваться столовой.
    На территории базы был небольшой бар и магазинчик, где я получил недостающую информацию и заодно прикупил немного сладостей для моей Малышки.
    - Где ты уже лазил, - спросила меня Лена, не успел я переступить порог.
    - Ходил по территории, смотрел, что к чему, заодно одному крокодильчику-сладкоежке прикупил немного корма.
    - Это я крокодильчик?! – Вскочила с кровати Лена и бросилась в мою сторону.
    Её реактивность, отменная реакция и скорость меня не раз поражали – редкий дар, достающийся не всем - врождённый воин.
    Мы немного побесились и после того как порядком устали и взмокли, решили идти на море купаться.
    Такого рода игры я затевал с ней часто, невольно во время шуточных конфликтов, я ненавязчиво передавал те знания, которые в последствии могли пригодиться ей в серьёзных ситуациях – мой Малыш была достойной ученицей, теперь я начинал понимать слова многих моих учителей – «талант от бога».
    Вода в море была теплой и не приносила особого удовольствия. Мы немного поплавали и развалились на горячем песке, пытаясь хоть немного принять на себя порцию загара. В отличие от наших соседей по пляжу мы выглядели как белые вороны с аристократической бледностью по всему телу.
    - Малыш, сегодня отдыхаем, а завтра займёмся делами, - прикуривая себе и Лене сигареты, начал я. - Ты с утра поедешь на «седьмой» и прикупишь нам парики и всё необходимое для максимальной смены внешности, будем считать, что отдых закончен и приступаем к серьёзным действиям по безопасному возвращению в город.
    - Так поехали вместе.
    - Нет, это очень опасно. Я займусь приобретением транспорта – нам нужны колёса…

    На утро я заказал два такси к нашей турбазе, и мы с Леной разъехались по намеченным маршрутам.
    Я остановил машину недалеко от Гуцала мастерской и устроился в баре напротив, решив сразу не заходить к нему, а предварительно глянуть всё ли в порядке.
    У его бокса было пару машин, несколько человек в комбинезонах суетились возле них – всё было спокойно, но я пока не видел Валика.
    Вот он вышел из бокса и присел рядом с одной из машин. Гуцал о чем-то говорил, по-видимому, с клиентом, тыкая пальцем в колесо, объясняя какие-то рабочие тонкости. Я набрал его телефон, продолжая наблюдать за ним. Из его комбинезона донеслась мелодия звонка. Не отрываясь от работы с клиентом, он ответил.
    - Да, Игорь, привет!
    - Привет, Валик! – в его лице я не уловил ничего подозрительного, - как дела?
    - Нормально, а вы где?
    - Я недалеко. Видел Алика?
    - Нет, а вы что, не вместе?
    - Временно нет. Я к тебе где-то через пятнадцать минут подъеду, ты будешь на работе?
    - Да, подъезжай, извини, я занят – жду. – Произнёс он и разорвал соединение, продолжая общаться с клиентом.
    Его поведение и то, что он не стал сразу перезванивать, говорило о том, что всё в порядке. По крайней мере, его не просчитали, а значит, мои шансы увеличивались – тяжело находиться без поддержки…

    …- Привет, рад тебя видеть! – поздоровался Валик и присел напротив меня за столик, который я предварительно обустроил бутылкой коньяка и мелочевкой-закуской. – Ну, что новенького? – спросил он, скручивая пробку с бутылки и разливая коньяк по рюмкам.
    - Да вот зашел к старому другу в гости, думаю, может ему скучно.
    - Игорёха не рассказывай сказки, - Валик хохотнул, - знаю я твои гости – выкладывай, что надо!?
    - Нужна тачка, причем чистая и сегодня, - перехожу к делу, закусывая коньяк лимоном, - что у тебя есть на данный момент?
    - Ты в своём репертуаре! – не удивляется Гуцал, - как всегда всё сразу и именно сейчас!
    - Ты знаешь – в накладе не оставлю…
    - Мог бы и не говорить – не первый год общаемся, – перебивает меня Валик, разливая ещё по рюмке, - короче, на данный момент есть неплохая «Бэха», в приличном состоянии.
    - Мне нужно с тонированными стёклами.
    - Не проблема, что ещё? Может чтоб, бронированная и с вертикальным взлётом, говори, не стесняйся!
    - Это лишнее, но салон машины должен быть «Табу», - настаиваю я.
    - Оккей - оформление?
    - Генеральная и больше ничего.
    - Всё понятно, похоже, здесь скоро станет жарко, - говорит Валик, предполагая, что может вытекать из этого.
    - Как получится - короче, сколько ждать?
    - Сегодня к девяти вечера ты получишь всё, что тебя интересует, а теперь извини, благодаря тебе у меня появились срочные дела!
    - И неплохой заработок, и ещё комплектов пять «шипов»! – подмигиваю Гуцалу, и мы расстаемся.
    Я не стараюсь предупредить Валика насчет молчания даже самым близким знакомым, это только обидит его. В каждом мире, где присутствует неплохой бизнес за счет криминала, стараются меньше знать и больше делать, разговоры подобного плана попросту неуместны.
    Не смотря на то, что мы не только связаны работой, но ещё с очень юношеских лет дружили, никогда за всё это время не позволяли себе лишнее. Могли вместе отдыхать, пить и шляться по тёлкам, говорить на любые темы, и только всё, что связанно с обратной стороной нашей жизни всегда корректно умалчивалось в разговоре. Можно только догадываться и не больше того.
    Времени до вечера у меня было предостаточно, я потратил его с пользой для дела. Для начала купил себе ещё одну мобилку, которая должна мне помочь в той игре, которую я наметил на завтра и два стартовых пакета для телефона, также бинокль…

    …«Бэха» была черного цвета и выглядела очень прилично.
    - Ну, как? – спросил меня, улыбаясь, Валик.
    - Отлично, есть какие-то подводные камни, о которых я должен знать?
    - Игорёк, ты меня обижаешь, тачка чистая и бумаги тоже, не первый день замужем.
    - Спасибо, дружище, здесь та же сумма, что ты назвал, но только не в зелененьких, а евро – это моя тебе благодарность!
    - Тех процентов, что уже накручены было бы вполне достаточно, - сказал Гуцал, засовывая себе свёрток в карман.
    - А пересчитать?
    - Ха, но ты даёшь, мало того, что я мантулил весь день как проклятый, а ты меня заставляешь ещё кучу «плакатов» слюнявить! Игорь, ты меня извини, но друзья так не издеваются друг над другом!
    - Подумаешь, какие мы нежные! Ладненько, спасибо тебе, как-нибудь вырвемся на отдых, только дела немного разгребу.
    - Договорились, кстати, «шипы» в бардачке, - ответил Валик, и мы попрощались. - Только смотри аккуратней – тачка зверь! – предупреждает он меня на прощание.
    Характеристики машины действительно были очень высоки, я нёсся по трассе не чувствуя скорости и только мощный движок и неровности дороги напоминали о движении.
    Нет приятней ощущения скорости и чувства власти над такой машиной, которая подчиняется твоему самому маленькому желанию в управлении.
    Я вспомнил своё первое свидание со своим другом по имени «ЗИГ-Зауэр», такое же приятное чувство обладания – непохожее ни на что. До того всё оружие, прошедшее через мои руки не давало такого чувства, и только этот девяти зарядный малыш внушил мне искреннюю привязанность, а после и благодарность, не раз выручая меня в бесчисленных передрягах…
    Я свернул на одну из заправок в изобилии находящихся по всей трассе и заправил полный бак.
    Может это излишняя предосторожность, но я решил сделать только один звонок со старого номера и распрощаться с ним навсегда.
    - Привет, Игорь, - прозвучал голос моего друга, - ты, где пропал?
    - Привет, ждал твоего звонка, вообще-то мы договаривались, что ты мне позвонишь.
    - Извини, закрутился, а ты где?
    - Еду в поезде, завтра утром буду, встречай «Черноморец», как там дела?
    - Всё нормально, от Дэера ни слуху, ни духу, по всей видимости, он подался в бега.
    - Ладненько, завтра поговорим, как Наташа?
    - Всё в порядке – спит!
    - Приветик ей от меня и Лены - всё пока!
    - Хорошо, передам - пока!
    Я закончил разговор, все, что надо мне было известно…


    9


    «Черноморец» опаздывал на пять минут. Лена выглядела просто идеально, если учесть какие метаморфозы произошли с ней после примерки всех купленных ею «прибамбасов» перевоплощения. Уверен, прошел бы мимо и не заметил, что это моя любимая. Одно расстраивало, что её незаурядная внешность всё равно привлекала внимание мужской половины вокзала.
    Мы приехали на час раньше и наблюдали как за двадцать минут до прибытия, к вокзалу подъехал Алик в сопровождении бригады Дэера, самого же Дэера с ними не было.
    Три машины в каждой по четыре «шестёрки», они перекрыли все отходы с вокзала и постарались раствориться с толпой, оставив за рулём каждой тачки по человеку.
    Я находился на приличном расстоянии от вокзала, стараясь заранее не светить свою «Бэху» - беру один из телефонов и набираю Лену.
    - Ну что?
    - Пока не звони, он в «плотном» сопровождении, - ответила она.
    - Не ложи трубку, как только выпадет возможность, предупреди.
    Прошло немного времени.
    - Поезд прибывает на вокзал, - сказала Лена, - звони, они немного от него отошли.
    Я взял второй телефон и приложил его к свободному уху, раздались гудки.
    - Он сейчас возьмет телефон, - предупредила меня в другое ухо Лена.
    - Алик, - начинаю я быстро, не давая ему времени ответить, - меня, как ты понимаешь, в поезде не будет…
    - Игорь, один подходит к нему со спины, - продолжает наблюдение Лена.
    - Дружище, сделай вид, что это звонит кто-то из твоих старых знакомых…
    - Привет, Саша! – Подыгрывает Алик.
    - Короче, меня интересует, что с Наташей? Если она у них кивни…
    - Он кивнул, - тут же донеслось эхо Леныного голоса.
    - Понятно, тебя держат вместе с ней?
    - Да! – Жизнерадостно отвечает он.
    - Жди, скоро я вас вытащу оттуда! Всё, а теперь всматривайся в лица пассажиров и искренне пытайся нас среди них найти, только не переживай и будь готов ко всему.
    - Хорошо, - отвечает Алик, и я слышу в его голосе надежду.
    - Да, последний вопрос, Дэер тоже там – кивни…
    - Игорь, Дэер с ними, - подтверждает Лена, слушающая наш разговор.
    - Всё, дружище, пока, - сказал я, отключив один из телефонов.
    - Малыш, иди ко мне, только не спеши, у нас есть немного времени.
    Лена плюхнулась на переднее сидение и закурила.
    - Что дальше?
    - А дальше, мы покатаемся за ними. Прошло ещё минут двадцать, и у меня зазвонил телефон.
    - Да, Алик, привет! Извини, дружище, но не доехали немного.
    - Я тебя встречал, что случилось?
    - Да нажрался с Лирой до ручки и зацепились с чертями в вагоне, поэтому были сняты с поезда и остаток ночи провели в местечковом райотделе.
    - Что теперь?
    - Всё в порядке, нас только выпустили, возьмём билеты на один из проходящих поездов, и, надеюсь, доберёмся до Одессы без приключений. Дружище, я подвязываю свистеть, а то батарея телефона на последнем дыхании, отрублю его, чтоб хватило на ещё один звонок тебе, все удачи – жди! – Договорил я и отключил телефон.
    - Всё как я и предполагал! Малыш, прикури мне сигарету.
    В это время из центрального входа вокзала появился Алик со своей свитой…

    …- Да, Малыш, не те мы шмотки покупали для камуфляжа, - говорил я Лене, оглядывая в бинокль местность в которую привезли Алика.
    Окраина села в Ширяевском районе, невзрачный одноэтажный домик с небольшой растительностью вокруг и всё это на холме.
    - Да к ним днём особо не подобраться, - говорю я, продолжая изучать местность, - а ночью собаки не дадут. Блядь, у нас без оружия практически нет шансов! Тем более их там дохрена!
    - Не нервничай, - пытается успокоить меня Лена, - что-нибудь придумаем!
    - Хрен мы, что придумаем! – раздражаюсь я ещё больше, - ещё немного и наша машина начнёт привлекать внимание, мы здесь как два тополя на плющихе! У этих уродов все преимущества и численное и местоположение подобранно со знанием дела, а может просто повезло, не думаю, что Дэер этот дом специально покупал, вымутил с кого-то – гнида!
    - Милый, успокойся, ещё есть время!
    Мне вдруг стало стыдно, что я раскис – тоже мне мокрица!
    - Маленькая, выйди из машины, видишь неплохие заросли сирени, укройся там и наблюдай за домом, если что не так или любые изменения, сразу звони.
    - Хорошо, а ты куда?
    - Прошвырнусь по деревне.
    - Зачем?
    - Честно говоря, не знаю, так осмотрюсь, посмотрю, что с другой стороны дама твориться.
    Я ехал по дороге между убогими домишками поднимая огромные клубы пыли, злость распирала меня – прямо хоть вооружайся рогаткой и иди на штурм хорошо экипированной бригады.
    Небольшой сельский магазин и пивной бар выглядели как-то необычно, может из-за моей полной убеждённости, что цивилизация до этих мест не добралась.
    Останавливаюсь напротив бара и выхожу из машины, заранее поменяв свою внешность. Возле входа околачиваются пару пролетариев, по мордам вижу, что колхозникам было вчера хорошо и теперь это «хорошо» работает против них.
    - Здоров, мужики! – Начинаю заводить знакомство среди местной интеллигенции, - а где тут можно помыть машину?
    - Давай на пузырь, я помою, - говорит один из страдальцев, первый понявший выгодность дела.
    - Нет родной, так дело не пойдёт, - показываю народу, кто диктует условия, сначала драишь – после пьёшь!
    Небольшая заминка и дело налажено – двое таскают воду, а один грязной тряпкой, без всяких моющих средств уродует мне машину. Я курю в теньке небольшого деревца и думаю, как бы непринуждённо снять информацию о домике Дэера.
    - Колёса мыть? - спрашивает «мастер тряпки».
    - Всё мыть, - отмахиваюсь я от него, продолжая думать.
    А почему я переживаю о деликатности снимаемой информации? Даже если вся деревня завтра начнёт рассказывать про меня и Лену, то в принципе глубоко начхать на это. Тачку Гуцал Валик перекрасит и поменяет номера, а наши лица – их в природе нет.
    - Всё чисто и блестит, - доложил виртуоз местной мойки.
    - Пошли, - говорю я и направляюсь в сторону бара, сзади меня семенит тройка трудяг с довольными мордами в предвкушении процедуры выздоровления.
    В помещении неожиданно прохладно и довольно таки чистенько. Неяркое освещение простых ламп накаливания, скорее в целях экономии, чем для интима. Я подхожу к стойке бара и заказываю бутылку водки и сладкую воду всем своим видом напоминающую стратегический запас химреактивов для ведения изнурительных боёв с колорадским жуком.
    Мы сели за столик, мои новые знакомые очень быстро приговорили бутылку и с надеждой в глазах посмотрели на меня.
    - А что у вас здесь в селе не видно таких машин как у меня? – задаю я вопрос, не понимая суть взглядов. – Что, ни у кого денег нет на дорогие авто?
    - Почему нет, у многих есть, - отвечает один из троих.
    - Что-то я не видел, вот ко мне друзья приезжают домой, так сразу две машины такие могут под окнами стоять! – тупо хвастаюсь я.
    - У нас тут один крутой из города недавно дом купил, так у него каждый день здесь куча машин!
    - Интересно, а че он тут забыл в деревне?
    - Говорят, он колхозные земли на пять лет в аренду возьмёт и будет здесь хозяйство поднимать.
    - А председатель не против? – удивляюсь я, вкладывая в руки одному из моих новых друзей деньги на водку, - иди, возьми ещё пузырь, а то, как-то слабо пробирает. – Два раза повторять просьбу не пришлось.
    - Это точно! – говорят его друзья, - даже не полегчало!
    - Ну, и что председатель? – возвращаю я разговор на нужную тему.
    - А что ему, деньги получает, а сам нихрена не делает и все без работы, может это и к лучшему, что всё так!
    - Так они что по корешам? – пытаюсь разобраться в ералаше рассказчика.
    - Почти каждый день вместе по полям шляются – одни тары-бары пока, - начал заплетаться язык у моего знакомого и всё больше и больше его теперь интересовала барменша преклонного возраста, мне еле удавалось удерживать нужную тему в разговоре.
    - Председатель сам живёт?
    - Что? – спросил он, не понимая, что от него хотят.
    - Ты говорил про председателя, - стараюсь не раздражаться я. Выпито всего две бутылки, а местные аборигены уже в коме – старые дрожжи дело тонкое. – Где он живёт?
    - Сука он, отправил жену с дочкой на корабле, а сам Катьку доярку ебёт…

    …- Малыш, ты ещё не соскучилась? – спросил я, когда Лена села в машину.
    - Очень, особенно по стульчику – думаешь легко два часа на корточках просидеть?!
    - Маленькая, ты ж у меня очень волевой ребёнок – за что и люблю!
    - Короче, - переходит на деловой тон Лена. – Дэер дома я его видела и очень много шестёрок, многих я знаю – серьёзные уроды!
    - У нас другой расклад, есть шанс обойтись малой кровью…


    10

    Я набрал номер телефона Алика.
    - Братуха, буду только завтра утром – встречай!
    - Что-то случилось?
    - Нет, просто решили посмотреть местные достопримечательности.
    - Понятно, - сказал он, сделав паузу, сразу чувствовалось, что на том конце провода его консультируют, - а билеты уже взяли?
    - Нет – зачем? Мы тут на каждый второй проходящий поезд в любой момент сядем, - продолжал я свою игру, - если надоест, то и сегодня.
    - Так, когда точно тебя встречать?
    - Хрен его знает, ты ж всё равно недалеко, позвоню, когда будем подъезжать.
    - Но не раньше утра?
    - Нет – всё пока.
    Я положил трубку и прикинул, что это заставит Дэера немного понервничать и поломать голову, а прокручивать сразу пару вариантов игры, не каждому дано. Любая внесённая помеха в его мышление тут же отразится на скорости и логике восприятия реальности и естественно прибавит нам козырей.
    - А теперь, Малыш, начнём воплощать в жизнь наш план. – Сажусь на заднее сидение машины, освобождая ей место за рулём.
    Мы остановились перед «хоромами» председателя. В отличие от большинства домов этого села – невзрачных, обветшавших, он был двухэтажным и что называется, представлял собой пик местной архитектуры.
    Лена вышла из машины и подошла к воротам. Я устроился поудобней на заднем сидении и приготовился терпеливо ждать реализации намеченного нами плана.
    В её задачу входило под видом поиска земельного участка, дома, под любым предлогом попасть в квартиру председателя и выяснить, кто в ней находится. Дальше всё зависело от обстоятельств, на всякий случай мы просчитали несколько вариантов дальнейших событий. Зная людей, председатель не упустит момента заработать на залётной красавице, причем вся земля – это его епархия.
    Лена вдавила кнопку у калитки и хоть звука не было слышно, по лаю собаки стало понятно, что звонок работает. Через пять минут двери открылись, и моя Малышка обольстительно начала говорить в приоткрытую дверь. Мне с места, где находилась машина, не было видно, с кем она разговаривает, но это был представитель мужского пола, в этом я не сомневался по кокетливым выкрутасам моей малышки. Прошло пять минут разговора, и калитка закрылась, оставив стоять Лену у ворот. Я занервничал, думая, что получился, мягко говоря, прокол. Но нет, не прошло и минуты, и двери вновь распахнулась, впуская Лену вовнутрь двора. По-видимому, хозяин дома ходил закрывать или привязывать собаку.
    Оставалось ждать, я улёгся поудобней на заднем сидении и решил немного вздремнуть, понимая, что времени на первый этап уйдёт немало. Перед тем как провалиться в неспокойный сон переключаю звонок телефона на режим «вибро», в противном случае любой случайный дозвон мог выдать моё присутствие…

    Телефон «нудился» в моём кармане и просил меня продрать глаза.
    - Да, Малыш, что расскажешь? – сказал я в трубку чуть севшим со сна голосом.
    - Заляг на заднем сидении и не отсвечивай, - сказала Лена и положила трубку.
    Моя маленькая справилась с первым этапом даже быстрее, чем я предполагал – суть первого этапа - загнать машину во двор.
    «Бэха» нежно тронулась с места и въехала через открытые ворота в просторный двор частных апартаментов. Лена закрыла машину и двинулась в сторону дверей дома, заботливо распахнутых перед её носом хозяином.
    Наступило моё время. Я тихо открыл дверцу и выскользнул во дворик. Собака, привязанная за домом, не переставала лаять с момента появления «чужой» у них в доме, и не могла привлечь внимания ко мне. Просачиваюсь за входную дверь, где только что скрылась Лена с толстым хмырём, прислушиваюсь - голоса раздавались с верхнего этажа. Времени было предостаточно, решаю сделать небольшой обход первого яруса.
    Комнаты были светлые, просторные, по местным меркам очень серьёзно обустроены. В одной из комнат висело охотничье ружьё - эта находка меня порадовала. Я снял его с ковра и тщательно проверил – оно было пригодно для стрельбы, но вот патроны найти не получалось.
    На верху играла музыка, слышался смех Лены, она не упускала ни единого шанса лишний раз пошуметь, отвлекая хозяина дома от возможных шорохов и звуков, которые случайно мог произвести я.
    Наконец в одном из отделений старого, по-видимому, ещё дедовского шкафа в прихожей, наталкиваюсь на предмет своего поиска. Это была коробка со стандартными патронами на утку. Честно говоря, я не охотник и мало что смыслю в номерах дроби, но Дэер и его команда явно не утки и с такой винтовкой сильно не навоюешь, но выбирать не приходилось – спасибо и на этом.
    Зарядив ружье и поднявшись наверх, обнаруживаю прикольную картину – председатель местной богадельни с завязанными глазами пытается найти Лену, играя с ней в слепого кота или кошки мышки. Мой малыш носится по комнате вокруг разгоряченного старого кота и щекотит его то подмышками, то в районе живота, доставляя старому борову неописуемую радость.
    Я стоял и раздумывал, стоит ли моей милой девочке мешать такому весёлому времяпровождению. Она увидела меня и одним рывком сняла с хозяина дома повязку. Он ещё несколько секунд продолжал веселиться, а после почему-то скис и уставился на меня, как солдат на вошь.
    - На стул и тихо! – показываю направление движения дулом ружья.
    Лена хватает за шиворот протрезвевшего от страха недавнего собутыльника и толкает его на стул.
    - Нам от тебя ничего не надо и если не начнёшь дёргаться, то встретишь свою старость спокойно и без всяких проблем со здоровьем, - нежно подбираюсь к его оцепеневшему сознанию, - в противном случае, четвертую твою тушку прямо здесь! – зашипел я на него, делая безумные глаза. Лена, стоя за спиной жертвы коварства, чуть не брызнула хохотом. – Ты меня понял!?
    Тело, сидящее на стуле превратилось в мел, и закивало, упорно пытаясь не потерять сознание.
    «Ещё чего доброго его инфаркт хапнет», - подумал я и немного сбавил обороты.
    - Короче, какие у вас дела с Дэером?
    - Я не знаю никакого Дэера, – выдавил из себя живой труп.
    - Верю, спросим немного по-другому, – показываю свою доброту, – какие у вас дела с Юрой – твоим новым другом?
    Люди поражают меня всегда быстротой своего мышления, когда под угрозой их жизнь. И здесь тоже не пришлось долго объяснять о ком речь или называть фамилию Дэера, мне дали расклад на всё без исключения. Информация выдавалась кратко, но со всеми нюансами данного вопроса – вот что значит руководящий работник, четко и ясно!
    В двух словах, Дэера потянуло в сельские пенаты не из-за любви к природе (в чем я и не сомневался), а для отработки своего долга.
    По рекомендации с облисполкома его загнали сюда и мало того ещё и дали денег. Даже никогда не сталкиваясь с сельским хозяйством, я понял, что в скором будущем, он не только рассчитается с кредиторами, но и ещё принесёт им и себе немалую прибыль.
    - Теперь мне нужно знать, когда и как вы встречаетесь?
    - Созваниваемся, и он приезжает ко мне, - немного спокойней начал отвечать наш друг.
    - Он приезжает к тебе с охраной или сам?
    - Его ребята всегда остаются в машине, я не люблю, когда у меня в хате много народа.
    - Это замечательная привычка! – обрадовался я, - теперь слушай меня внимательно! Сейчас позвонишь ему и наплетёшь, что с города приехали очень серьёзные люди по вашим делам и его присутствие необходимо. Предупреждаю, что если он не приедет или что-то заподозрит, я из тебя душу выйму – всё понятно?
    - Да, - бодро ответил председатель, понимая, что при таком раскладе ему ничего не грозит - пока, по крайней мере.
    По всей видимости, я не ошибался, думая, что тут крутятся большие бабки. Как только председатель начал протирать Дэеру лапшу, довольно таки внушительным голосом, явно не пресмыкаясь перед ним, а, наоборот, доминируя в разговоре, у меня начали появляться мысли не относящиеся к данному делу.
    - Всё, он будет через пятнадцать минут, – докладывает посвежевший любитель доярок.
    - Ты откроешь ворота и впустишь его одного, попытаешься предупредить или выкинешь какой-нибудь финт, то сразу попрощаешься со своим мерзким прозябанием.
    - Не стоит повторять по сто раз! – Уверовав в свою безопасность, начинает наглеть дедуля.
    - Ты не барзей, а делай все, как тебе сказали! – опять начинаю выкатывать глаза из орбит. – Если спросит, чья машина – скажешь твоих гостей. Говори, чтоб поднимался на второй этаж и пропустишь его в дом, сам зайдёшь за ним, но не впереди него. Смотри дядя, ничего не перепутай и не забудь закрыть за ним калитку.
    - Если услышишь хоть один выстрел до того, как кто-то войдёт в дом, сразу выскакивай в окно выходящее на огороды и через них уходи без оглядки, – шепчу на ухо Лене, ощущая в её теле невероятное напряжение.
    - А ты?
    - Встретимся в городе у Гуцала – помнишь его? – она кивнула. – Вот и чудненько! – делаю радостное лицо, понимая, что при такой картинке, выйти отсюда мне не суждено.
    Малышка сильно мандражирует во время обсуждения наших местоположений и дальнейших действий. У меня самого на душе не спокойно, Дэер опасен, малейшая оплошность и нас нарежут на ремни при этом, долго не давая умирать.
    Лена вооружается огромным тесаком для мяса, занимая позицию за дедовским шкафом. При входе в дом её не будет видно с дверей и, пропустив Дэера и хозяина наверх, она окажется у них за спиной.
    Я занимаю позицию на втором этаже у окна выходящего на ворота, около лестницы с твёрдым намереньем всадить первый заряд в хозяина дома, если тот попытается предупредить своего компаньона.
    Возле ворот останавливается тачка Дэера, и раздаются призывные сигналы.
    - Ты всё запомнил? - спрашиваю я хозяина дома, – тогда вперёд!
    Вот и Дэер вышел из машины и подошел к воротам. Его походка, надменный, уверенный взгляд, говорили о том, что все жизненные неурядицы его не сломили. Он был в легкой свободной курточке, а это могло означать только одно, что он вооружён.
    Из дверей дома появился хозяин и двинулся к калитке. Время начало растягиваться как в замедленном кино, я слышал стук молота в моей груди и этот грохот поглотил все звуки этого убогого мира…
    Я создаю материю отягощенную злом

  13. Вверх #13
    Частый гость Аватар для Messir Woland
    Пол
    Мужской
    Адрес
    planeта tHe-мля
    Возраст
    28
    Сообщений
    735
    Репутация
    33
    кто то асилел?
    Как поживает твоя отбивная? :)

  14. Вверх #14
    11


    Мы смотрели друг на друга, не скрывая своих «дружеских симпатий». Дэер стоял на лестнице на пол пути между первым и вторым этажами и смотрел то на меня, то на ствол направленный ему в грудь.
    - Привет, давно не виделись!
    - Привет, - выдавил из себя Дэер, пытаясь оценить свои шансы.
    - Не думаю, что ты такой дурак и попытаешь своё счастье в ущерб своей жизни, – говорю я, читая его мысли.
    - Что дальше? – внутренне собирается он, понимая, что все козыря на моей стороне.
    - Вспомни фильмы, - говорю Дэеру, - медленно двумя пальчиками извлекай свою дрымбалку и кидай её сюда! Никаких предупреждений не будет, я без зазрений совести выпишу билет туда, куда не отправили тебя твои кредиторы.
    Пистолет Стечкина грохается у моих ног, поднимаю чудо советских оружейников, ни на секунду не упуская из вида «товарища по спорту».
    - Лицом на ступеньки, руки за голову!
    Он медленно ложится, я слышу глухое рычание у него в мозгах и беспомощную ненависть.
    - Лена, обыщи его, - с появлением в руках оружия, мне стало намного спокойней, вернулась уверенность в благоприятном исходе намеченного мероприятия.
    Моя маленькая откладывает свой тесак и принимается щупать своего бывшего босса. В кобуре, на ноге под штаниной она находит маленькую птичку «Колибри» - неплохой дамский пистолетик, но абсолютно отстойный, им разве что перед носом шпаны размахивать.
    - Верёвка в доме есть? – спрашиваю притихшего хозяина дома.
    - Есть где-то, - неопределённо отвечает он, - надо искать.
    - Малыш, снимай с него ремень, - киваю я Лене в сторону селянина.
    Поиски верёвки только даром заберут время. Ещё в Питере мой инструктор учил нас связывать своих обезоруженных врагов подручными средствами. При желании могу обездвижить две руки и одну ногу противника простым кулёчком от пачки сигарет.
    Пока связываю Дэера, Лена страхуя меня, упёрлась в его затылок стволом новой игрушки «Колибри».
    - Поднимайся, - говорю, закончив нехитрый, но надёжный финт с ремнём на запястьях его рук.
    - Короче, расклад такой, - начинаю без вступлений и обмена любезностями, - ты звонишь своим красавцам и говоришь, чтоб сюда привезли Алика и Наташу. Если всё пройдёт гладко, то мы отвалим, не создавая лишних конфликтов. В противном случае, я кончаю тебя, и сам дарую друзьям отдых от твоей команды!- Блеф конечно дело тонкое, но здесь я немного переиграл и Дэер это понимает, но в отличие от меня ему сейчас не до споров или никому ненужных угроз.
    В фильмах обычно такие сцены сопровождаются градом угроз со стороны того, кто на данный момент бессилен и не может в силу обстоятельств поквитаться – то в кино. Здесь любое кинутое слово может заставить меня поменять своё решение, в корне забыть о своих друзьях и просто избавиться от такой угрозы как Дэер. Поэтому наше общение протекает без лишних слов и суеты.
    Моё отношение к дружбе до сих пор настолько туманно и неопределённо, что не знаю, пошел бы я на помощь не люби моя натура приключения с присутствием в крови большого количества адреналина.
    - Мне нужно позвонить, освободите мне руки.
    - Ты нас вообще за кретинов принимаешь, - начинает меня злить примитивизм Дэера, - я сам за тобой поухаживаю, только вот маленькой моей скажу пару слов…
    …Лена кивнула, вывела председателя из комнаты, и растворилась с ним в доме, даже не удостоив наши уши, ни единым словом своего серебряного голоса.
    - Ну что, Юра, мог, порвал бы меня на части? – Высказываю, не лишенное истины, предположение, - плохо, наверное, оказаться на месте лоха? Ничего, не переживай, все мы рано или поздно оказываемся в подобных ситуациях. Твоя задача сейчас остаться в живых и не напороть боков! Скажешь своим орлам, что их встретит у калитки покупатель, пусть передадут моих друзей ему.
    - Какой покупатель? - хмуро уточняет Дэер.
    - Я, родной! Скажешь, что Наташу и Алика мне за долги отдал.
    - Так мои тебя все в табло знают, я нашел наши фото столетней давности.
    - Это неважно – не узнают.
    Я играл в Тимура и его команду, которая помогает калекам не только пилить дрова и носить воду, а также по желанию клиента набирать номера на его собственном мобильном телефоне, удерживать трубку у уха, пока тот разговаривает.
    Разговор был окончен, всё складывалось так, как я планировал, второй этап подходил к концу. Через пять-десять минут Алик с Наташей будут здесь, и мы выберемся отсюда без лишних осложнений.
    Я начал одевать перед зеркалом снятый на время «камуфляж», и Дэер подал признаки жизни, глядя на моё занятие гримёрным делом.
    - Теперь я понял, как ты спрыгнул с той хаты!
    - Что такое? Знал бы, что тогда в квартире вместо телефонного мастера стоял я, сварганил бы мне некролог, не задумываясь, зная все последствия этой встречи!?
    - Я просто не знал, с кем имею дело!
    - Только не стоит себя успокаивать и тешить иллюзиями! Ты простой бандюган с прямолинейным мышлением и у тебя не хватило мозгов на просчёт всех тонкостей данной игры.
    - А кто ты?! - голимый кидала, дешевка, сраный Робин Гуд, а сам кидал тёлок на лево и на право.
    - У меня для лоха нет определения пола, но коль ты об этом заговорил, ответь, не ты ли кормился сам с работы тёлок, которых ещё и умудрялся трахать?!
    - Это у нас по понятиям, - начал раздражаться Дэер, чувствуя мою правоту.
    - По понятиям загонять малолеток в кабалу и не только не давать им заработать, а ещё и гордиться своим дешевым превосходством над их убогостью и безысходностью положения!? Я, если кидал, то кидал лишь тех, у кого рыльце было в пушку и ни о чем не жалею…
    У дома послышался шум подъезжающей машины, и раздались противные сигналы какой-то затёртой мелодии.
    - Наши задушевные беседы о понятиях продолжим позже, а теперь будь хорошим мальчиком и заткни свой пятак.
    Я был готов к продолжению партии. И теперь уже назад дороги не было. Я засунул ствол за пояс в штаны со стороны спины и подошел к Дэеру.
    - Молись о том, чтоб всё прошло тип-топ и пожелай мне удачи. – С этими словами я ударил Дэера по сонной артерии и вышел из комнаты, оставив его смотреть свои некрасочные бандитские сны. По дороге предупреждаю Лену, что вторая фаза подходит к концу, и вышел во двор.
    За калиткой слышались гундосые разговоры, музыка из салона авто. Я открыл калитку, нос к носу столкнувшись с Тмином, он посмотрел на меня и спросил: «Где Юра?». Возле него стоял Алик с Наташей и парочка бычих заточек с явными признаками дебилизма.
    - Бухает с дедом, - ответил я в тон ему, давая понять, что вежливость и другие этикеты мне чужды, - давай сюда эту парочку и отдыхайте пацаны!
    Я открыл калитку пошире и пропустил во двор друзей. У Алика руки были связаны впереди и на них накинули какую-то тряпку, Наташа же была полностью свободна. Скорей всего, её не расценивали как угрозу.
    Я хотел уже закрыть дверь калитки, но Тмин поставил ногу, препятствуя моим действиям.
    - Что ещё, - недовольно спросил я, внутренне подготовившись к атаке.
    - Я тебя знаю, - сказал он, - ты с какой бригады?
    - Ты ошибся брат я не с бригады, - спокойно ответил я и попытался убрать его ногу.
    - Не спеши, передай Дэеру, что мы его ждём. – Во время произношения этой фразы, я увидел, как его глаза начали округляться, он попятился назад, судорожными движениями пытаясь вырвать пистолет из наплечной кобуры.
    Моя реакция превосходила движения противника застигнутого врасплох. Я выхватил пистолет из-за спины и одним выстрелом в голову привел его к общему знаменателю.
    Два быка успели нырнуть за машину практически одновременно на рефлекторном порыве. Я знал, что нужно дожимать их максимально быстро, пока они не очухались. Одним рывком я перепрыгнул через бьющееся в предсмертной агонии тело Тмина и вскочил на капот их тачки.
    На меня смотрели перекошенные от ужаса и ощущения неминуемой смерти глаза моих врагов. Один из них всё же успел выхватить пистолет и в упор выстрелить в меня. Моё счастье, что эффект неожиданности не дал стреляющему сделать точный выстрел и пуля прошла в нескольких сантиметрах от моего уха. Через секунду всё было кончено, но на этом приятные неожиданности не прекратились. Я услышал звон разбивающегося стекла и бросился к дому.
    Алик уже успел освободиться от пут и теперь носился по двору в поисках подходящего оружия.
    - Дружище, на улицу, там всё найдёшь, - крикнул я ему, влетая в двери дома.
    На встречу мне бежала Лена.
    - Дэер оборвался, - испуганно крикнула она, - что у вас?
    - Потом, - выпалил я, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице, ведущей наверх.
    В одной из комнат, было выбито окно. Дэер, покрывая все мысленные рекорды по бегу по пересечённой местности, несся через соседние огороды, не обращая внимания на собак и соседей, пытающихся стать у него на пути.
    - Лена, что с селянином?! – крикнул я, выскакивая из дома.
    - Он не колется!
    - Хрен с ним, все в машину. Алик открывай ворота.
    Алик, вооруженный трофейным оружием и успевший экипировать не только Наташу, но и заменить оружие Лене, бросился к воротам.
    Пока мы всё это делали, усаживались и заводили «беху», времени ушло не больше трёх-четырёх минут, ещё оставался шанс отрезать Дэеру дорогу к своему курятнику.
    «Беха» снялась с места, оставляя позади себя клубы пыли, гору трупов и нашу надежду раскрутить председателя на деньги (чем и занималась Лена).
    Мы выскочили со стороны недавнего наблюдательного пункта, откуда осматривали тюрьму моих друзей. Дэер был на пол пути от нас до своей крепости. Я начал увеличивать скорость, на сколько это позволяла дорога. Дэер был наш, но неожиданно в игру вступили его бойцы, заметившие своего авторитета, преследуемого на машине…


    12


    …Ситуация резко изменилась не в нашу сторону. Алик опустил стекло и начал стрелять по бегущему Дэеру.
    - Не трать патроны – бесполезная стрельба!
    - Игорь, он же уйдет!
    - Теперь, дружище, нам пора думать, как отвалить!
    В нашу сторону на полном ходу двигались два джипа, зафаршированные под завязку шестёрками спасшегося урода. У некоторых из них я замечаю АКсу.
    Резко нажимаю на тормоза и в мгновение разворачиваю машину в противоположное направление.
    Они подобрали своего предводителя и продолжили преследование. Одно счастье, что никто по нам не стреляет.
    - Почему они не стреляют?!
    - Деревня, им тут ещё работать, не хотят светиться - идиоты! Алик, если дотянем до трассы, пересядешь за руль, за ним от тебя толку будет больше.
    - Не проблема!
    Я бы уже сейчас отдал руль, но дороги села не давали даже на секунду расслабиться. Две тени нависали сзади, в любую секунду готовые превратить нас в пыль дороги.
    - Игорь, быстрее, какого хрена ты ползёшь как черепаха?!
    - Алик, заткнись, я не такой ас, как ты!
    Село закончилось, но до трассы оставалось ещё несколько километров.
    - Приготовьтесь, сейчас начнётся! Девчонки пригнитесь!
    - Мы будем стрелять!
    - Я бля, кому-то счас постреляю! – не выдерживает Алик, - патронов мало, быстро залегли.
    Не успел Алик договорить, как раздалось пару коротких очередей. Пока меня это не напрягало. Дорога всё ещё была отвратительная, и до трассы нам ничего не угрожало, но с каждой секундой мы приближались к неминуемой смерти. Пока мы будем выезжать на трассу, нас попросту расстреляют в упор – короче шансов не было.
    Вдруг я вспомнил о нашем спасении.
    - Алик, открой бардачок!
    - Гуцала подарок! – Радостно вскрикивает он, доставая одну из пачек «шипов» - небольшие железные шарики с четырьмя шипами, приваренными таким образом, что как бы они не упали, один из них всегда смотрит вверх, а три остальные служат опорой. Хитроумно сложены в пачки по 20 штук, просто кидай пачку на ходу, и они сами лягут веером под колёса твоим преследователям.
    Алик высовывает руку в окно с упаковкой спасения и кидает его через крышу нашей «бехи» под колёса первого джипа. Либо машина была к нам слишком близко или Алик переборщил с силой, но только упаковка шипов влетела в лобовое стекло джипа и разлетелась по обе стороны дороги. Водитель машины от неожиданности и звука трескающегося стекла, резко нажал на тормоза и дал второй машине влететь себе в задницу. От сильного удара сзади, тормозов и неразберихи в куче пыли мы выиграли небольшой отрыв и спокойно вылетели на главную дорогу.
    Преследователи отстали в трех минутах от нас, а это довольно таки прилично, учитывая наши скорости.
    Я с радостью на ходу передал Алику руль и приготовился к продолжению «Марлизонского балета».
    В очередной раз я вспомнил Валика Гуцала добрым словом – тачка зверь, летела как пуля, с каждой минутой увеличивая дистанцию между нами и нашими преследователями. В кабине стало шумно от радостных возгласов. Все закурили, жадно глотая дым, каждый старался поделиться общей радостью, впечатлениями и жалобами о тех минутах, днях, которые пережили порознь друг от друга.
    Лена и Наташа сидели в обнимку, и если б я не знал этих малышек, то вполне уверовал в их лесбийскую любовь.
    Достаю из-под сидения бутылку водки, купленную в сельском баре (знал, что пригодится), она тут же начала пользоваться повышенным спросом среди нашей соскучившейся друг по другу четвёрки. Мне первый раз довелось пить с горла, до того момента, сколько не пробовал так и не научился, а сейчас сказывается сильный стресс и огненная влага приятно обжигает пищевод и вносит небольшую разрядку в атмосферу и кипящий от перенапряжения мозг.
    Алик сосредоточен на дороге и наших преследователях, которые превратились в маленькие, почти невидимые фигурки, но от водки не отказался. Зная его, особо не переживаю, он рождён был за рулём у бортового компьютера – это те две вещи, которые он знает, умеет ими пользоваться безукоризненно.
    - Дружище, мы можем полностью от них оторваться?
    - Нет, если бы не наш фарт перед выездом на трассу, они бы до сих пор висели у нас на хвосте.
    - Тогда выбора нет, придётся с ними разобраться раз и навсегда, но это надо сделать ещё до въезда в город!
    - Почему? – после моих слов в воцарившейся тишине задаёт вопрос Лена, – нельзя ли как-нибудь в следующий раз?
    - Да, Игорь, что это за номера? Мы только с одной беды выскочили, а ты нас уже в другую толкаешь! – Помогает подруге Наташа.
    - Кто, родные мои, вам сказал, что мы выскочили из переделки?
    - Ну, так въедем в город, а там нырнём в Ленпосёлок и растворимся во множестве переулков частного сектора, я этот район хорошо знаю.
    - Наташа, с чего ты взяла, что ты до КП доберёшься?
    - А кто нам помешает?
    - Ты думаешь Дэер не отзвонился братве и ментам, да нас уже на подступах к городу будут крыть, как птицу на огороде!
    - Откуда такая уверенность?
    - Я не один день провёл с ментами в обнимку, одного вы знаете, вспомните тир, думаете, я зря всегда уступал «Усатому» и не выигрывал – информация и мозги дороже любого оружия!
    - Что ты предлагаешь? – Своим вопросом Алик хмуро соглашается со мной.
    - Думаю, надо найти на трассе тихий закуток, ведущий на поля, желательно с посадкой вдоль дороги.
    - И что ты думаешь, у нас есть шансы против автоматов?
    - Там их всего два, но это не главное, нам достаточно ничего не мудрить, а просто проиграть венгерский вариант с лохами западянцами, причем они тоже были на джипах – это хороший знак!
    - Надо оговорить все детали во избежание проколов.
    - Короче, слушайте, как я себе это представляю. Сейчас, Алик, при первом подходящем варианте поворачиваешь на поля, там протягиваем до максимально подходящего места и тормозим. Так, как от Лены в стрельбе толку меньше, чем от Наташи, она садится за руль и протягивает на полкилометра дальше. Мы заляжем с двух сторон дороги, если будет где спрятаться, ты с Наташей с одной стороны, я с другой. На дороге замостим пару комплектов «шипов». Залечь нужно будет так, чтоб после остановки машин они были не напротив вас, а чуть впереди, а я лягу на месте предполагаемой остановки. Лена оставляет машину и возвращается назад и при случае помогает нам. Вы открываете первые беспорядочную стрельбу по обеим машинам – только сильно не высовывайтесь, особо можете не целиться, главное чтобы они поверили, что мы все с одной стороны и тогда им придётся залечь за машинами. Мне останется лишь зайти со спины и покончить с этим концертом.
    Мы пересмотрели свой боекомплект и убедились, что только у Наташи в трофейном «Парабеллуме» полная обойма, я поменялся с ней оружием и на всякий случай взял у Лены её «Колибри».
    Вот и удачное место для поворота, не успеваю сказать Алику, он видит его одновременно со мной, резко тормозя, начинает закладывать сложный поворот.
    По закону подлости посадка реденькая, а с другой стороны ничего, только паханое поле, а это очень серьёзно меняет наши планы.
    - Игорь, что дальше? – слышу нотки истерики в голосе Алика.
    - Спокойно, тянем дальше, выжимай с тачки, что возможно, нам нужно время на подготовку!
    Мы минуем одно поле, я в глубине души надеялся, что нас попросту не заметят и проедут дальше, но широченная завеса из пыли, как маяк во тьме судам, указывает наше направление. Есть и плюсы в этой ситуации, пыль не даст рассмотреть наших приготовлений.
    Наконец я вижу идеальное место для встречи гостей, с одной стороны посадка густо поросшая кустами, а с другой стороны параллельно дороге небольшой канал и ни одного деревца, вряд ли кто-нибудь подумает, что найдётся идиот, прятаться в таком неприкрытом месте.
    - Алик, тормози, смотрите, ничего не придумывайте, а то будем нюхать корешки ромашек здесь все!
    - Игорь, пора бы уже доверять нам! - возмущается Алик.
    - Малыш, ни при каком раскладе сюда не возвращайся! – шепчу на ухо Лене, севшей за руль, пока Алик изображает из себя сеятеля, обильно посыпая дорогу «шипами», - как только утихнет стрельба, езжай дальше и не останавливайся, я сделаю так, что они не смогут за тобой ехать в любом случае.
    Её глаза выразили такую душевную боль, и нежелание уезжать, что я не выдержал и закричал:
    - Всё, теперь быстро отваливай!
    Времени оставалось пару минут, пыль давала свои преимущества, и мы ещё раз быстро всё проиграли.
    Я лежал в какой-то непонятной жиже, с отвратительным запахом гниения, но это не мешало, лучше в дерьме по уши, чем в гробу с головой.
    И вот уже я слышу звук приближающейся смерти, не знаю, откуда взялось это предчувствие, но оно не покидало меня с первых секунд, как нас начали преследовать.
    Гнусная штучка жизнь: не ценил её, всё лез на рожон, думая, что неуязвим и очень удачлив и вот вся моя уверенность разбилась о маленькую преградку под названием предчувствие, а может, было, что терять…
    Звук тормозов вернул меня в строй и не оставил даже капли сомнений в исходе предстоящей разборки…



    13

    …Мне ничего не было видно. Слышу, как хлопнули практически все двери, нарвавшихся на «шипы» машин - отборную ругань Дэера. Они были настолько тупы, что даже не додумались осмотреться, а просто считали, что теперь шансов догнать нас у них никаких.
    Всё происходило в каких-то двух метрах от меня. Алик так и не начал стрелять и при таком сценарии я первый должен был попасть к вратами ада. В моей голове пронеслась вся моя яркая, но бесполезная жизнь. Вот, отступил от правил и положился на кого-то! Алик не понимает, после того, как обнаружат меня, прочешут всю окрестность и на два трупа станет больше.
    Я лежу на спине весь покрытый дерьмом полей, и только голова и руки с пистолетом торчат из этой неприятной гнуси, готовый в любую секунду подороже продать свою жизнь.
    Секунды растянулись в эпохи, если так будет в аду, то я, пожалуй, задержусь на этом свете максимально долго.
    Вот появляется голова, а после и туловище одного из шестёрок Дэера. Я прицеливаюсь, проклиная Алика и Наташу так, что если б они слышали, то с перепугу открыли огонь или попросту застрелились. Он останавливается прямо напротив меня, не подозревая, что в моих руках его жизнь, сплёвывает, глядя куда-то в даль, и начинает расстегивать ширинку. Слюна падает в нескольких сантиметрах от моего лица, ему осталось только опустить глаза и не заметить меня будет невозможно.
    Если есть на свете бог, то он услышал те молитвы, которые я неумело произносил вперемешку с проклятиями – со стороны посадки прозвучало одновременно два выстрела, я услышал крик одного из подстреленных уродов. Еще два выстрела и любителя полевых клозетов как ветром сдуло. В ответ на Алика с Наташей обрушился шквал огня - им сейчас приходится не сладко. Я в очередной раз молил бога, чтоб Дэер не бросил свою бригаду на штурм в сторону посадки, но мои опасения были напрасны.
    - Все за тачки! – командует Дэер своей гвардией, по топоту ног слышу, что два раза ему повторять не придется. Один из его бойцов с калашом переусердствовал и лег на спуске к речке-вонючке недалеко от меня – это была удача!
    Стрельба из беспорядочной стала прицельной. Я вылез из жижи и пополз к обладателю автомата, тот, так был увлечен посыланием коротких очередей в сторону посадки, что я ничем не рисковал.
    Перекладываю «Парабеллум» в левую руку, контролируя ею стрелков за джипами, а правой наношу прямой удар костяшками указательного и среднего пальцев на руке в затылок противнику. В суматохе никто не замечет, как торчащая из придорожной травы голова их товарища ныряет в сторону склончика…
    …Выглядываю из травы и навожу дуло «калаша» на сидящие ко мне спинами живые мишени, предварительно включив режим стрельбы длинными очередями…
    Обойма закончилась очень быстро, пока не опомнились остатки мишеней, начинаю расстреливать их с «Парабеллума».
    Дэер и его водитель успевают спрятаться за передком первого джипа в мёртвой зоне недоступной для наших выстрелов.
    В азарте боя у меня закончились патроны, отбрасываю ненужную железяку и достаю «колибри», но эта гнусная птичка не хочет производить ни единого выстрела. Осечка за осечкой. Как назло, пару минут назад, выстрелы со стороны Алика тоже прекратились – патронов нет, недалеко от меня лежит парочка оприходованных мной стервятников, но высунуть нос мне попросту не дают. Даже если мне удастся выскочить, в одно мгновение выхватить оружие из рук трупа не такая простая задача, при такой попытке шансы на жизнь равны нулю.
    - Что, тварь, патроны кончились?! – кричит Дэер, выглядывая из-за капота.
    - На тебя хватит! – пытаюсь блефовать я.
    Дэер выходит из-за джипа, начинает осторожно двигаться в мою сторону, не сводя с меня дуло своего оружия.
    - Взять второго? – спрашивает Дэера водитель.
    - Они никуда не денутся, - спокойно отвечает Дэер, - главное - это он, только не стреляй, за ним куча бабок, должок мне и моим друзьям!
    - Алик, отваливайте! – Кричу я, срывая горло.
    - А ты!? - Доносится из посадки.
    - Я в прошлом!
    У меня ещё остаётся маленький, но шанс, пока я нужен Дэеру живым со мной будут обходиться корректно. Поднимаюсь, не давая этим уродам даже мысли, что я валялся у их ног, тут же нарываясь на корректность Дэера в виде хорошего обводящего удара ногой в голову.
    Похоже, мой ангел хранитель, устав оберегать меня, плюнул на всё и ушел в заслуженный отпуск. Я сейчас больше всего напоминаю тренировочную грушу, по которой барабанят сразу несколько бойцов. Дело своё они знают, удары ложатся так, чтоб ни дай бог, я не потерял сознания, а мог полностью насладится прелестями экзекуции.
    Одна мысль – молчать! Не в том смысле, что не говорить о каких-то вещах, выдавать информацию, а просто тупо молчать во время побоев, пыток и тогда есть шанс, что твоя воля не будет сломлена. Но стоит только открыть рот и проронить хотя бы стон, и тогда всё из тебя вытащат, все жилы, получая удовольствие от твоих мук. Лучший вариант переносить боль - это придерживаться принципа мазохистов – желать себе большей боли и глядишь, тогда ещё и получишь предсмертное удовольствие.
    Я слышу, как ломаются мои рёбра, понимаю, что почки это та роскошь, которая уже не особо нужна. Мне всё равно, моё сознание наблюдет за всем происходящим со стороны. Боли нет, только глухие удары по ещё недавно моему полному сил телу и неимоверное желание выжить. Хотя, кому будет нужна такая жизнь, при которой будешь желать себе только смерти.
    Раздаётся два выстрела и ещё два, слышу я очень плохо, но зрение на правом глазу ещё частично сохранено. Вижу, рядом со мной валяться два тела моих экзекуторов.
    Надо мной появляется ангел, с обличаем моей малышки. Она напоминает человека, страдающего приступами лихорадки. Крупная дрожь пробегает по её телу, в глазах ужас, толи от моего вида, толи от первого опыта убийства. Как бы там ни было, я пытаюсь ей улыбнуться, но она отворачивает голову, я слышу (точнее вижу), что она заходится в истерическом плаче.
    Через пять минут истерики, Лена уже сидит надо мной и пытается обтирать мне лицо неизвестной жидкостью, скорее всего позаимствованной в одном из джипов Дэера.
    - Зачем вернулась? – выдавливаю из себя вопрос, осколками тех зубов, которые ещё остались.
    - Молчи, всё потом, - говорит она, продолжая ритуал омовения…
    - Уходим… не через КП… менты… братва… - собирая последние силы, говорю я и проваливаюсь в бездну…


    ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

    1
    Я создаю материю отягощенную злом

  15. Вверх #15
    Не проще ссылку дать на это "творчество"?
    Иногда ты ешь медведя, а иногда медведь ест тебя.

  16. Вверх #16
    ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

    1

    …В нескольких километрах от с. Ириновка, шести километрах от Ладоги на «дороге жизни», на опушке леса стояло четыре деревянных сруба непонятного возраста. В одном из них расквартировали нас, бойцов из нового набора.
    Пока мы вчетвером ехали в Питер, успели подружиться в дороге и даже узнать, кто, чем дышал, до того, как попал на вербовку в «охрану кооператива».
    Один боец из Ильичёвска, только отслужил на Змеином острове, один из Измаила два года в Крыму в спецподразделениях и мы, два одессита, призеры города в соревнованиях при закрытых дверях…

    - Вы просто дерьмо! – говорил нам инструктор в первый день приезда, построив всех перед домом, - всё, что вы прошли до этого – забудьте, если не хотите пойти на корм червям! Все ваши навыки спецов, бойцов и прочего гавна, только помогут вам быстрей расстаться с жизнью, если вы это не поймёте, то вы уже трупы!
    Его слова настолько напоминали видео боевики в те времена, только входившие в моду, что мы не выдержали и рассмеялись. Он глянул на нас и сделал вид, что не заметил откровенного наплевательства на его слова.
    - Большинство из вас ещё подсолнухи, не видевшие жизни и солнца, прискорбней всего, что многим уже и не суждено будет в этой жизни насладиться этими прелестями – назад дороги нет…, - его слова прозвучали как-то по-отцовски грубо, но в тоже время с любовью предка, отдающего своих детей на неминуемую погибель.
    В те секунды мы не прочувствовали этих ноток в его голосе, даже если не ошибаюсь, пытались подшучивать над его словами, но реальность пришла буквально на следующие сутки.
    В этот день мы ещё пили привезённую с собой водку с теми, кто уже провёл здесь определённое количество времени. Из разговоров ничего толком понять было нельзя, единственное, что стало ясным, эта местность часто бывает «обложена» и в связи с этим здесь постоянные перебои с табаком, алкоголем и продуктами питания. Эта тарабарщина людей, истосковавшихся по прелестям цивилизации, мало давала нам представление о том, куда мы попали.
    - Ещё и кабан, зараза, повадился выкапывать картошку, тварь, никак подстеречь не могу! – в пьяном угаре жаловался один из собутыльников по кличке Смыга. Оказалось, что здесь помимо срубов имелся и небольшой огород, которым занимались немногие находящиеся здесь женщины.
    - Так давай его поймаем!
    - Как ты его поймаешь?
    - Выкопаем яму и прикроем ее, чем ни будь, а сверху насыплем той же кожуры от картошки!
    - А что, давай! – подхватили все, приняв моё предложение, как самое толковое за этим столом (после пятой или шестой бутылки водки).
    Через час земляных работ, многим уже ничего не хотелось, если б не уже выкопанная большая часть от задуманного, то давно все бросили это неблагодарное занятие.
    Мне самому порядком надоел заработок мозолей на общественных началах, и я под предлогом сходить в лес «по большому» с радостью покинул место предполагаемого вольера неблагодарному свинтусу.
    Моя «куриная слепота» и огромное количество алкоголя изрядно подпортили видимость реального мира в период ночи. Поэтому своё движение в сторону леса я продолжал исключительно по приборам, вытянув обе руки вперёд. Не успеваю сделать и пяти шагов среди деревьев, как мои руки влетели в непонятную субстанцию, тёплую и покрытую волосяным покровом. Спьяну, сразу не разобравшись, я приблизился своей излучающей перегар заточкой к морде непонятного монстра, дыхнувшего на меня в две ноздри ещё более отвратительным запахом, мой перегарише по сравнению с ним был просто «Channel №5». Секунда заминки и тут до меня доходит, что я в лесу, который может кишеть жуткими тварями. Отдергиваю руки от морды неизвестного природе вурдалака, ощущая, как мои волосы даже подмышками с перепугу стали дыбом, и с диким криком бросаюсь к ближайшему дереву. Не переставая орать, оказываюсь на самой верхушке, какого-то хвойного дерева, продолжая оповещать лес нечеловеческим криком, что здесь ещё не вся живность известна местным обитателям. Мой недавний знакомый (как потом оказалось прирученный лось – любимец местной команды) в таком же ужасе покидал место нашей встречи, не разбирая дороги, сломя голову или что там у них, ударяясь о встречающиеся деревья, прокладывал себе дорогу в противоположную сторону.
    Взобраться на дерево высотой метров двадцать пять - тридцать оказалось не проблемой в сложившейся ситуации, а вот снять меня оттуда оказалось намного труднее. Дерево практически метров пятнадцать от земли не имело ни одной ветки и только его крона, приютившая меня, была обильно поросшая хвоей. После, мне предлагали любые деньги, за то чтоб я повторил этот подвиг и взобрался на верхушку еще раз, но даже желание заработать никак не помогало осуществить эту задачу.
    На следующее утро после всех ночных приключений, я вышел из дома и присел на околице, наслаждаясь первыми лучами солнца и свежим лесным воздухом, неизвестным мне уроженцу города по вполне понятной причине. Вдоволь насладившись прелестями утра и нахапавшись экзотического кислорода, я достал сигарету и решил, что без привычной капли никотина, моя лошадь долго не протянет. Табачный дым наполнял легкие, возвращая меня мыслями в родной город, который был так далеко, что воображение отказывалось переносить меня туда целиком. Глаза смотрели на пролом в выкопанной нами вчера ловушке, а сознание говорило, что нарушена какая-то гармония, но вот какая? И тут до меня дошло, что в яме кто-то есть! Вскакиваю на ноги, устраивая подъём обитателям нашей избушки. Те недовольно ворчат, что, мол, послал бог сокамерника, который кричит с ночи до утра, но, выслушав мои веские аргументы, оживились, и мы все вместе после очень быстрых сборов двинули в сторону пойманного кабана.
    С ямой мы придумали здорово, но вот предупредить других обитателей опушки о наших охотничьих замыслах не додумались. Ночью из соседнего домика один из завсегдатаев двинул в пьяном угаре копнуть пару картошек для закуски и угодил в нашу работу, что называется с головой. Выбраться самостоятельно он не смог, а на его слабые крики, после моего оповещения с верхушки дерева уже никто не реагировал. Так что, «кабан» мирно спал на дне ямы, посапывая от удовольствия, до того момента, пока мы не пришли добивать наглую зверюгу.
    Все ржали возле ямы, прикалываясь с «кабана». Он просил подать руку и я, сжалившись, вытащил его с временной ночлежки.
    - Дай закурить, а то я продрог весь от сырости, - клацая зубами, попросил «кабан».
    Достаю сигарету и протягиваю её страдальцу, он долго чиркает своими отсыревшими спичками, в конце концов, я понял, что прикурить любителю картошки придется тоже с моих рук. Он склонил голову к горящей спичке и жадными затяжками раскуривал сигарету.
    Его лысеющий затылок был перед моими глазами, я ещё что-то говорил, подшучивая над ночным колорадским жуком, как вдруг справа послышался сухой хлопок, напоминающий больше треск ломающейся ветки, в ту же секунду затылок прикуривающего разлетелся ошметками в разные стороны, забрызгивая мне лицо внутренностями ещё недавно целой головы. Все стоявшие возле меня попадали и быстро поползли к яме, я же стоял как парализованный, не веря в происходящее. Единственное, что до меня доносилось как сквозь пелену сна: «Ложись! Ложись! Нас обложили»…


    2

    -…обложили все подступы к больнице, - говорил голос, находящийся недалеко от меня, - как только придёт в себя, сразу звоните!
    - А если кто-то из его дружков заявится? – спрашивал неуверенный женский голос, своего собеседника.
    - Вряд ли, но вам нечего переживать – вы врач и ваша задача лечить, кстати, как у вас с медикаментами?
    - За это не переживайте, девушка, которая его привезла, оставила «всё необходимое» для нормального лечения.
    - Вы так и не вспомнили её лицо?
    - Я же вам уже говорила, что пациент поступал в таком состоянии, что не было времени кого-то рассматривать, причем она была в чёрных очках – это всё, что я запомнила.
    - Если вы пытаетесь меня обмануть, то делаете большую ошибку, за этим вашим пациентом гора трупов и ряд других грехов – правда, всё ещё не доказано, но это дело времени.
    - Мне всё равно, для меня он просто больной, а всё остальное, это ваши профессиональные трудности.
    - Он третьи сутки без сознания, это не может быть, ну, как вам сказать - притворством?
    - Посмотрела бы я на вас в таком состоянии, у парня просто очень сильный организм, другой на его месте был бы в более худшем положении – одним словом, симуляцией здесь и не пахнет.
    - Добро, как только придёт в сознание, сразу звоните или дайте знать одному из наших людей.
    - Я всё поняла! – раздражённо заговорил женский голос, - сколько можно повторять!

    То, что я в больнице это было понятно с первых секунд услышанного разговора. Меня интересовал другой вопрос – где именно?
    Слышу, как хлопнули двери и уже знакомые голоса раздались, по-видимому, в коридоре отделения. Выждав минуту, прислушиваясь, убеждаюсь, что в палате я один - приоткрываю глаза. Дневной свет ворвался в мой мир, сопровождаемый дикой головной болью и обильным выделением слёз. Прошло немало времени, прежде чем я смог нормально рассмотреть окружающую обстановку.
    Небольшая убогая палата с побеленными известью стенами и окном со ставнями сразу убедили меня в том, что я нахожусь где-то в областном центре – деревенской лекарне. При всей убогости нашей медицины и отсутствием нормального финансирования со стороны государства, невозможно было себе представить, что такая обстановка может быть в черте города – там главврачи больниц, отделений, научились крутиться, изыскивая средства на благоустройство своих пенатов.
    Окно было без решеток, через которое я видел небольшой, но довольно таки приличный фруктовый сад – первый этаж облегчал задачу ухода отсюда, но только не с таким количеством повреждений, которые ощущались по всему телу.
    Осмотр местных достопримечательностей порядком утомил меня, я провалился в ту же бездну, из которой вынырнул ненадолго…

    …Третий стакан водки влитый в меня моими новыми знакомыми, наконец-то вернул разговорную речь, и понимание этого несправедливого мира.
    Мне было не по себе, закрывая глаза даже на долю секунды, я отчётливо видел разлетающуюся голову ещё недавно живого человека, предсмертную агонию его изуродованного тела.
    Ещё и ещё раз я переживал этот ужасный эпизод, который сделал меня старше на хороший десяток лет.
    Теперь, стоя перед нашим инструктором, мы не позволяли себе шуточки, по поводу его, как нам казалось, наигранного тона, с усердием первоклашек запоминали каждое произнесённое им слово.
    Нас готовили тщательно, со знанием дела. Несколько инструкторов по очереди занимались с нами, иногда даже по двое, если того требовала программа.
    Прежде всего, обращение с оружием. Не только с огнестрельным, всё, что попадает тебе под руку начиная от ножа и заканчивая простой спичкой, должно превратиться в грозное оружие, неся угрозу жизни твоему потенциальному врагу.
    Изучение жизненно важных точек на теле человека, сила воздействия на них и возможные последствия наших действий, психология противника – подавление воли и т.д.
    Боевые искусства включали в себя очень «ограниченное учение», исходя из того, что в команду попадали люди далеко не профаны в этой области, нас учили одному – работа «БАРСОМ». Не один лидер боевых искусств, мастер определённого направления и стиля не сможет сказать вам, что это такое. Этой техникой владеют только некоторые спецы элитарной группы охраны при самых верхах некоторых государств сейчас уже бывшего союза. Не знаю, какими правдами и неправдами, но в нашей команде был инструктор именно владеющий этой уникальной системой.
    Боец, освоивший технику «движения барса», проходил один сквозь толпу, вооруженную подручными средствами, как нож сквозь масло, оставляя за собой гору изувеченных тел и трупов.
    Диверсии в городских кварталах, изучение и изготовление взрывчатки, «глубинная разведка» и многое другое, включая и уголовно-процессуальный кодекс…
    Вся сложность заключалась в том, что нас не готовили на войну, а всего лишь к «жизни» среди таких же, как и мы. Нет ничего хуже, когда ты не знаешь своего врага в лицо, не можешь определить его по форме или одежде, по выражению лица или особым приметам. Любой идущий тебе на встречу или за твоей спиной может оказаться курьером несущим тебе смерть (иногда даже не зная, что он марионетка). Людей в этой игре использовали как пушечное мясо, причем часто тех, кто даже и не подозревал об этом…
    Редко кто протягивал год в такой атмосфере полного недоверия. Постоянно оглядываясь, боясь получить удар сзади. Психика просто не выдерживала. Ломались такие люди, которые имели за плечами Афганистан, Карабах… и вот тогда они становились опасны не только для враждебной группировки, но и для своих товарищей…
    К концу первого года постоянных пыток учения-взросления из тридцати человек осталось четверо. Это не означало, что остальные погибли (хотя такой процент тоже был), в основном на этапе отбора те, кто не выдерживал, попросту переводились в другие сферы деятельности бригады – шестёрками пехоты, бригадирами и лучшие из тех, кто недотягивал до выпуска, но зарекомендовал себя своей хитростью, изворотливостью, актёрскими данными - кукушатами (кротами).
    Кукушат внедряли в другие группировки с целью развала их изнутри, сбора информации и т.п.
    В четвёрке оставшихся помимо меня был грузин по имени Гия, и двое русских Сергей «Сент» и Саша «Мангуст»…

    …- Игорёк, - услышал я голос Наташи, - пора бы уже и вернуться, харе таскаться по потусторонним мирам! – она шептала, держа меня за руку, а я не мог понять, не сон ли это.
    Открыть глаза? Я рисковал нарваться на кого угодно, и Наташа могла превратиться в одного из моих врагов. Поэтому я продолжал лежать, разыгрывая из себя коматозника.
    - Сколько времени мы вместе и только теперь я могу побыть с тобой рядом, - почувствовал прикосновение губ к своей щеке.
    Теперь я точно был убеждён, что это всего лишь продолжение сна – по-другому этот бред объяснить было невозможно.
    Наташа, которая с первых дней была с Аликом и их отношения, любовь, постоянное взаимопонимание, и все оттуда вытекающее. Да и откуда здесь могла взяться Наташа среди ночи (я отчётливо слышал пение сверчков и чувствовал ночную прохладу). Меня обложили, это я хорошо понимал. То, что не менты, угадывалось по некоторым нюансам в разговоре голоса, который я слышал, да и откуда у ментов с города столько свободных людей, чтоб перекрыть подходы к больнице? На крайний случай, исходя из моего состояния, поставили бы одного человека в коридоре, на этом все и кончилось…
    - Наташа, - услышал я шепот в только что открывшуюся дверь моей палаты. Меня передёрнуло – всё-таки не сплю! Мужской голос, позвавший её, был незнаком и я не шевельнулся, продолжая доигрывать свою маленькую игру.
    - Сейчас иду! – ответила она так же шепотом, я почувствовал ещё один поцелуй у себя на лбу. – Выздоравливай!
    Она вышла из палаты, и я услышал за дверями приглушённые разговорчики, хихиканье.
    Все становилось вполне логичным, у меня на душе полегчало. Теперь я понимал, что Наташа завела знакомство с моим сторожем, и уж не знаю под каким предлогом, уговорила пропустить её ко мне. Почему именно она, также поддавалось объяснению – Ната единственная из четвёрки нигде не светившаяся, не считая тех, кто был уже на том свете после последней нашей встречи. Одно звено не поддавалась логике, не вписывалось в цепочку моих умозаключений, как и под каким предлогом, она попала на территорию больницы.
    Любая её успешная игра могла быть всего лишь частью хорошо расписанного сценария другой стороны. И тогда Наташа была в огромной опасности, а с ней и все остальные. За себя я не переживал, моя жизнь была ценна для любого игрока в этой адской партии.
    Если Дэер мёртв, то это означало, что в игру вступил непосредственно его кредитор, и я давно догадывался кто это…

    …- Ваша четверка, моя гордость! – Говорил нам инструктор, - наш курс обучения закончен, дальше вы перейдёте непосредственно под начало тех, кто стоит у руля этой огромной машины и дай бог, чтоб при следующей встрече вы вспомнили того, кто вложил в вас душу, не жалея собственных нервов и сил!
    В честь нас был накрыт «отходной» стол, за которым сидели инструктора и ещё некоторые жители этого «полигона».
    В этот вечер мы здорово нажрались, ведь алкоголь, это было одно из немногих запрещённых вещей в течение нашего курса. Правда, мы умудрялись «на практике» выдурить и принести с собой бутылку другую спиртного, но это была такая редкость, что в счет не шла.
    Утром нас в полной коме, как дрова, закинули в машину, и она двинула в сторону Питера…



    3

    Моё притворство меня раздражало все больше и больше! Просто лежать с закрытыми глазами и ничего не делать, в этом плане меня всё устраивало, но вот справлять нужду под себя было выше моих сил! Не мог же я вставать в состоянии комы и отправляться в туалет! Санитарка убирала за мной не чаще раза в сутки и первые пару дней после окончательного возвращения с того света, пока ещё не привык к расписанию, мне приходилось подолгу лежать в собственных отходах. Дошло до того, что начал подумывать, а не прийти ли в себя и сыграть в потерю памяти, но сразу отбросил эту мысль, зная изобретательность животных под гордым именем «люди».
    Меня кормили через капельницы, а это никак не устраивало мой жаждущий мяса выздоравливающий организм. Я уже не говорю о сигаретах и прочих плотских желаниях, которые по закону подлости давали о себе знать в самый неподходящий момент, когда в палате кто-нибудь находился, как сказал бы Штирлиц: «Я был на грани провала».
    После появления Наташи прошло двое суток, и больше она не являлась! Мои раны потихоньку затягивались, но только не во рту. Обломки зубов превратили мои губы и щёки в фарш, который доставлял огромные мучения с переживаниями вперемешку. Зеркала под рукой не было, я только мог гадать о своём внешнем виде, но это тоже казалось не таким существенным по сравнению с моим мочеиспусканием, моча была разбавлена кровью, а это могло означать только одно, что почки порядком пострадали. Еще и головные боли, постоянные порывы к рвоте указывали на тяжелое сотрясение мозга, поворачивая голову на подушке, создавалось впечатление, что мозг стал жидким и переливается как в сосуде с поворотом головы.
    Моё тело напоминало развалину, которая вызывала горькое сочувствие у её хозяина. Ночью старался менять своё положение, постоянное лежание на спине не давало притока крови к местам, соприкасающимся с поверхностью кровати, но все мои попытки были тщетны. Тело не слушалось, только от одной мысли о маленьком развороте отзывалось дикими болями по всем участкам, включая и голову.

    …Дверь скрипнула, в комнату кто-то проскользнул. Знакомый запах духов сказал мне, что моё терпение вознаграждено – это была Наташа!
    Прикосновение к моей руке было нежным и вызвало бурю эмоций, которые я, на всякий случай, придержал. В последние дни недоверие к собственным ощущениям заставляли меня постоянно напрягаться - отделяя сон от реальности.
    И можно ли считать сном, опять переживаемые дни моей непродолжительной юности в Питере. Там пришлось взрослеть так быстро, что казалось, до работы в Ленинграде не было ничего…
    - Игорёк, приветик, - прошептала она.
    Притворно застонав, чтоб не напугать её своим ответом, пошевелил пальцами руки находившейся в её ладони, отчетливо чувствуя, как она вздрогнула и замерла.
    - Игорь, ты меня слышишь?
    - Да, - выдавливаю из себя, понимая, что говорить без наличия половины зубов не такая простая задача.
    - Говори тихо, за дверями охранник - ты в больнице.
    - Знаю.
    - И давно?
    - Нет - расскажи.
    - Что именно?
    - Всё…

    После того, как Лена покончила с Дэером и его водителем, она позвонила Алику и Наташе, которые находились недалеко от места столкновения. Через 10 – 15 минут они были на месте.
    Считая, что до города я недотяну, было решено двигаться к ближайшему районному центру в поисках больницы.
    Добравшись до него, больницу нашли быстро. Переживая за мою жизнь, никто и не подумал о таких вещах, что врачи по закону обязаны сообщать милиции о таких пациентах как я. Единственное, что додумались, это не всем рисоваться в приёмном отделении – Алик с Наташей предварительно вышли из тачки, предоставив Лене самой договариваться с врачами. Моя малышка, забыла обо всём на свете, думала только о том, как сдать меня местным коновалам, чтоб они могли быстрее начать свои нехитрые ритуалы по борьбе за моё существование на этой планете. За деньги, отваленные врачу на моё лечение, меня приняли очень быстро, не задавая много вопросов, но это не помешало последователям Гиппократа сообщить о моём появлении представителям сельской милиции.

    На следующий день все собрались у работы Валика Гуцала в баре, решая, как быть дальше.
    - Я так понимаю, что, вчера поддавшись панике, мы допустили кучу ошибок, – начал Алик, - и теперь сунуться к Игорю в больницу нам попросту нельзя.
    - Как это нельзя, - взорвалась Лена, - как вас вытаскивать из переделки, так он долго не раздумывал!
    - Лена пойми, - вмешался в разговор Гуцал, - мы ему сейчас ничем не поможем, деньги на лечение есть, а всё остальное зависит от врачей и бога.
    - Тем более что, сдавая его в больницу, никто из нас не додумался забашлять врачам, чтоб они молчали и теперь там полно ментов, – подвёл итог Алик.
    - Ну, что-то нужно предпринимать или вы его так и бросите на произвол судьбы?
    - Никто об том и не думает, конечно мы что ни будь придумаем, а пока Игорь пусть поправляется, выдёргивать его в таком состоянии не реально.
    - Я переживаю, что врачи или наши «доброжелатели» могут отправить его на тот свет с превеликим удовольствием.
    - Лена, ты ж не глупая девушка, в его смерти не заинтересован никто.
    - Я всё понимаю, но нужно что-то делать – не знаю что, но нужно! – зарыдала она.
    За столом стоял гул, все перебивали друг друга, предлагая разные варианты помощи Игорю.
    - Я знаю, что делать, - сказала, до этой минуты молчавшая Наташа.
    Все замолчали и посмотрели на неё.
    - Нужно лечь в ту же больницу, где лежит Игорь.
    - И что это даст?
    - Во-первых, он будет хоть под каким-то присмотром, а когда придёт время, ему будет на кого положиться.
    - Толково придумано!
    Все воодушевились и начали решать, кто должен быть этим человеком. Гуцал отпал по причине своей работы, от которой зависели очень многие в этом городе, Алик не подходил из-за вероятности быть узнанным – оставалась только Наташа.
    - Но это очень опасно, - попытался возражать Алик, - не желая рисковать своей девчонкой.
    - Любимый, а разве в тех играх, что были до этого, не было риска? Не забывай, что мы многим обязаны твоему другу!
    Решение было принято и тщательно спланировано. Гуцал обещал найти подходящую кандидатуру из того района, в котором находилась больница, а Наташа должна была сыграть роль сельской девушки, подобранной Валиком.
    На следующий день всё было готово. Валик нашёл семью, в которой была девушка приблизительно возраста Наташи (по везению даже с тем же именем), договорился с ними, что на некоторое время роль их дочери сыграет другая девушка. Хорошо отфинансировав её родных и взяв с них слово о молчании, Гуцал привёз падчерицу. Настоящая же Наташа покинула деревню с целью погостить у родственников в соседнем районе на неопределённый срок.
    На следующий день Наташу привёз в больницу её ухажёр с жалобами на жуткую головную боль и рвоту в результате удара головой о землю. Перед приёмным покоем Наташа, превозмогая боль, долго натирала себе затылочную область и присыпала её землёй. В приёмном покое после осмотра был поставлен предварительный диагноз сотрясение мозга и сделан рентген, после чего госпитализировали по настоятельной просьбе её жениха, который щедро отблагодарил заведующую больницы.
    Дальше все оказалось не так просто, как казалось во время разработки того нехитрого, но эффективного плана.
    Больницу охраняли семь человек, трое по очереди у дверей палаты и оставшиеся четверо по двое, сменяя друг друга на территории больницы.
    Наташе стоило немалых усилий познакомиться с одним из троих охранников дежурившим у входа. Рассказав сказку о своём интересе к человеку, совершившему столько убийств (в деревнях не бывает секретов) и о патологической тяге к суперменам, она уговорила его пускать её в палату к этому несчастному. Каждый вечер к ней приезжал Валик Гуцал, исправно играя роль её жениха…

    Рассказ Наташи заставлял меня внутренне содрогаться, более глупого плана я ещё не слышал. Каким же надо быть идиотом, чтобы поверить в такую чушь. Благодаря мне, теперь полетят все головы. Не оставалось ни капли сомнения, что Наташу тут же просчитали и просто подыгрывали ей, а также проследили за Гуцалом, а после Аликом и Леной. Короче, всё теперь пересекалось на мне и как только я приду в чувства, этот спектакль прекратиться не начавшись.
    Этот риск был не оправдан и от бессилия я был готов выть. Не исключалась ситуация, что и сейчас нас уже слушали, и тогда это означало конец всем играм.
    - У тебя есть телефон?
    - Да, а зачем?
    - Ната, мы в полном дерьме, - и я рассказал ей свои мысли.
    - Но как же… не может быть, - только и смогла она выдавить из себя.
    - Твоя задача любой ценной отвлечь охранника, пока я буду говорить по телефону.
    - У меня на всякий случай есть снотворное!
    - Отлично, отключай его и после с телефоном ко мне.
    - Хорошо, я всё сделаю, - сказала она и вышла.
    Мне стоило собраться с мыслями, но только что перенесенный стресс измотал меня и я провалился…


    4


    …Я очухался в незнакомой комнате. На секунду мне показалось, что это центр Одессы, только там можно встретить комнаты с такими высокими потолками. Но реальность с издевкой выдала адрес - Ленинград, его старые дома напоминали мой город. Разница была только в их размерах - они были намного больше, но стиль постройки ничем не отличался от центра родного города.
    Состояние было отвратительное, вчерашняя попойка в Ириновке вспоминалась с трудом, и уж конечно никакой дороги в северную столицу я не помнил. Друзей моих тоже не было, я не спешил подниматься, пройденное учение даром не прошло. Осмотревшись и отметив для себя все пути вероятного отхода из этой комнаты, а также предметы, которые можно использовать в качестве оружия, я тихонько соскользнул с кровати и начал одеваться, постоянно контролируя дверь и окно.
    В карманах моей одежды ничего не было, это меня насторожило, потому что всегда носил с собой метательный нож, сделанный каждому из нас по спецзаказу инструктором по владению оружием.
    Я подошел к двери и прислушался, за ней была полная тишина. На размышление времени нет, бегло осматриваю комнату, в одной из коробок на шкафу в проделанное отверстие на меня смотрит глаз небольшой камеры, провода от неё уходили за стену.
    Не смотря на сильную головную боль, сажусь на стул и расслабляюсь – опять экзамен.
    Не успеваю порадоваться за себя, как в комнату открылась дверь…

    …Открылась дверь и вошла Наташа, вырвав меня из забытья.
    - Что у нас есть из еды? – спрашиваю её, принимая телефон.
    - Есть куриный бульон, Валик Гуцал каждый день привозит в надежде, что ты очухаешься.
    - Отлично, мне сейчас только он и нужен, всё остальное мой желудок не перенесёт – тащи!
    Наташа опять скрылась за дверями, а я набрал номер телефона Гуцала.
    - Валик, привет, только без эмоций и имён, - сразу предупреждаю я, слыша его голос.
    - Привет – ты давно…?
    - Нет, но это не столь важно…

    Наташа появилась с банкой бульона, я взял её, он был тёплый. Заметив моё удивление в глазах, она просто сказала «кипятильник», и уставилась на меня взглядом, который напомнил мне о её скрытых чувствах. Времени на выяснение подобных нюансов просто не было, я решил это отложить на лучшие времена.
    - Мы будем сегодня отчаливать из больницы, - говорю я, сделав пару глотков питательной жидкости, - жаль только, что нет оружия.
    - Почему нет – есть?
    - Откуда? – недоверчиво спросил я, понимая, что все личные вещи в палате тысячу раз проверялись в её отсутствие.
    - А он всё время со мной! – сказала Наташа, демонстрируя мне гадость под гнусной кличкой «Колибри».
    Меня передёрнуло, я сразу вспомнил, как эта железка подвела меня в самый нужный момент.
    - Не переживай, Валик её починил и проверил – всё работает!
    - Я надеюсь, кстати, у твоего спящего друга у моих дверей тоже должна быть «плётка».
    - Есть, - радостно произнесла Наташа, потрясая над головой гигантским «Магнумом» сорок пятого калибра. Я взял в руки шестизарядный слонобой и понял, что в данной ситуации с моими силёнками он бесполезен, даже если мне удастся из него выстрелить, то вряд ли я смогу быть точным даже с трёх метров.
    - Оставь у себя, - возвращаю ей бесполезную для меня болванку, на крайний случай, сможешь отвлечь им кого-нибудь…
    У нас в запасе было пару часов. Мы оговорили все тонкости предстоящего мероприятия.
    Всё должно было случиться под утро в четыре часа – это самое оптимальное время. Меня учили, что как бы не был сосредоточен человек в охране или наблюдении, это время самое оптимальное для его поражения. Недаром многие перевороты в маленьких тропических государствах происходили именно в четыре часа утра, когда бдительность служб слежения была притуплена.
    Сначала садился самолёт, предварительно выкинув в воздухе огромное количество полосок фольги, захватывался аэропорт и после все вокзалы, средства связи и.д. и т.п. За два-четыре часа осуществлялся переворот и смена власти.
    У нас столько времени не будет. Всё теперь зависело от того, как Алик, Лена и Гуцал смогут избавиться от своих хвостов. Даже при полной удаче мероприятия, останутся минуты для того, чтобы оборваться с этого места, замести следы, прежде чем нам начнут наступать на пятки.
    В три часа завибрировал телефон Наташи.
    - Всё готово, скоро будем, готовьтесь, – сказал Гуцал и положил трубку.
    Через час повторилось жужжание телефона - Валик подтвердил начало…
    Проходили томительные минуты, но ничего не происходило. Опять завибрировал телефон, разрывая мне последние струны под названием нервы.
    - Игорь, одного мы сняли, а второй находиться перед дверями отделения, вокруг всё освещено, подобраться к нему незаметно не получается.
    - Так снимите его.
    - Из нас никто не стреляет так, как ты, расстояние приличное, и мы боимся промахнуться.
    - Ладно, как только он скроется в дверях, через минуту заходите и сразу в комнату к оставшимся, ты знаешь, где они находятся.
    - А если он не уйдёт - время уходит?!
    - Сейчас уйдет – ждите.
    Я развернулся к Наташе.
    - Ната, нужно сделать так, чтоб охранник у дверей зашел в палату сюда.
    - Как?
    - Ну, скажи ему, что я пришел в себя, а твой друг у моей палаты спит или что-то в этом духе.
    Палата, где находилась отдыхающая от дежурства охрана, была по коридору дальше от входных дверей. Поэтому, по логике вещей, перед тем как будить спящих товарищей он должен был зайти ко мне в палату, а уж потом, убедившись, что я в сознании или произошли какие-то изменения в обстановке, предпринимать следующие шаги.
    Наташа вышла, я ощутил непонятное чувство, скорее всего, это было сожаление о собственной беспомощности. Рука держала под простынёй «Колибри», ладонь взмокла, тремор руки, как и всего тела, было не унять. В коридоре послышались шаги, и моя кровь закипела от адреналина.
    Он входил в палату, осторожно держа наготове пистолет, я лежал с полуопущенными веками и ждал.
    - Что, сволочь, очухался? – спросил он, подходя к койке не сводя с меня ствола.
    - Пить, - попросил я, чувствуя, как капельки пота потекли у меня по лбу.
    Он тоже заметил их и успокоился, принимая это за слабость, но никак не за нервы. В коридоре послышались шаги, он насторожился и направил дуло на приоткрытую дверь. Тянуть дальше было нельзя, резко приподнимаю руку и нажимаю курок, пуля ударяется о стену за его головой, он тут же переводит ствол на меня, я успеваю выстрелить ещё раз – более удачно, но не настолько, чтобы остановить его. Второй выстрел пришелся в дельтовидную мышцу свободной руки и не произвёл толком никакого эффекта. Перекошенная рожа выразила его намерения, как если б это был приговор суда. За долю секунды до моего знакомства с его обоймой, Наташа, про которую на доли секунды все забыли, вытащила револьвер и навела его в голову охраннику, он замер, не решаясь стрелять.
    За дверями донеслись беспорядочные выстрелы, в комнату ворвалась Лена. Стрельба в коридоре не прекращалась, правда к ней примешались крики медперсонала и больных, но уж очень жиденько они звучали по сравнению с ожесточённой перестрелкой, которая завязалась с отдыхающей командой. Спустя минуту раздался взрыв, сопровождаемый содроганием стен - всё стихло.
    Ко мне в палату вломились Алик и Гуцал.
    - Быстро сваливаем, Лена, Наташа подгоняйте тачки! – крикнул он, кинув ключи моей спасительнице.
    - Привет, Игорёк, - сказал Валик, сильно морщась, придерживая руками рану в левом боку.
    Алик тоже был ранен, но только в ногу, судя по его резвым движениям рана была не опасна, тем более он пребывал в состоянии шока и похоже даже не догадывался о её существовании. Подойдя к стоявшему с поднятыми руками охраннику, он отключил его ударом рукоятки пистолета по темечку.
    Меня сгребли в кучу вместе с простынёй и двинулись по пустому коридору, никто из обитателей этой трущобы не решился высунуть свой нос в надежде запомнить какие-нибудь детали, которые так потом будут добавлять краски в рассказы на завалинках среди таких же колхозников, как и они.
    До выхода из отделения оставалось метра два, когда раздался выстрел со стороны недавнего места сражения. Алик вздрогнул и выпустил простынь из рук. Валик тоже отпустил простынь, выхватив «Узи», послал длинную очередь в сторону выстрела, мы услышали крик и глухой удар о пол мёртвого тела.
    Алик стоял, пытаясь, что-то сказать, но из его приоткрывающегося рта ничего не вылетало, он посмотрел на меня, в его глазах была боль, вселенская боль, не сравнимая ни с чем. Валик попытался поддержать его, но не успел и дружище рухнул на пол.
    Мы лежали напротив друг друга, наши глаза опять встретились, в мутнеющем взгляде Алика читаю ненависть – ненависть ко мне, ужаснувшись, я не мог оторвать своего взгляда от мутнеющих глаз друга. «Почему ненависть?» – повторял я в мыслях, как заводной.
    - Наташа, - на последнем выдохе прошептал он и закрыл глаза…
    Я создаю материю отягощенную злом

  17. Вверх #17
    Блин! Почему бы не выложить этот текст где-то и не давать на него ссылку, чем извините, засирать форум?
    Иногда ты ешь медведя, а иногда медведь ест тебя.

  18. Вверх #18
    Эксперт крышесносности

    Аватар для Мэри_Поппинс
    Пол
    Женский
    Адрес
    ЮАР
    Сообщений
    158,381
    Репутация
    225943
    Записей в дневнике
    5
    Меркурианец,
    Вся моя дружба заключается в том, что я просто использую друзей по мере необходимости в своих играх, которые до конца никому неизвестны. Высшая форма эгоизма, завуалированная налётом порядочности и самоотдачи. Действия переросли в бездействие и мне уже никто не нужен.
    Предоплата – лучшее доказательство дружбы. :lol:
    Смирилась с тем, что жизнь прекрасна. )))

  19. Вверх #19
    Цитата Сообщение от Жук
    Блин! Почему бы не выложить этот текст где-то и не давать на него ссылку, чем извините, засирать форум?
    Раздел называеться "ТВОРЧЕСТВО"...
    Может ты будешь флудить в другом разделе, а здесь только оставлять ссылки на свой марзм?
    Не хочешь (можешь) читать - не читай, тебя ни кто не заставляет, но и своими "мыслями" в эНту тему не лезь...
    Я создаю материю отягощенную злом

  20. Вверх #20
    Цитата Сообщение от Меркурианец
    Цитата Сообщение от Жук
    Блин! Почему бы не выложить этот текст где-то и не давать на него ссылку, чем извините, засирать форум?
    Раздел называеться "ТВОРЧЕСТВО"...
    Может ты будешь флудить в другом разделе, а здесь только оставлять ссылки на свой марзм?
    Не хочешь (можешь) читать - не читай, тебя ни кто не заставляет, но и своими "мыслями" в эНту тему не лезь...
    Писать учись, грамотей, а не копи-пасте делать по темам
    Иногда ты ешь медведя, а иногда медведь ест тебя.


Ответить в теме
Страница 1 из 5 1 2 3 ... ПоследняяПоследняя

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения