pgas

Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека.

Оценить эту запись
Это одна из самых необычных книг, написанных за последнее десятилетие. Она не только о феминизме. Она, как и большинство книг Александра Никонова, – о нашей цивилизации.

Впечатляющая картина деградации западной системы образования, снижения общего интеллектуального уровня и доведённой до маразма «политкорректности», нарисованная в первой части книги, помогает понять, на какой почве зарождаются и буйно расцветают разнообразные социально-психологические аномалии.

«Феминизм как одно из движений политкорректности возник на базе мысли, что мужчины являются доминирующей силой в обществе, а несчастные женщины постоянно дискриминируются, подвержены гнёту со стороны коварных мужчин и вообще являются низшей ступенью общества. Но факты не вполне это подтверждают:

женщины контролируют 65% богатства в США;
женщины тратят в 4 раза больше денег, чем мужчины;
женщин, учащихся в вузах США, на 20% больше, чем мужчин;
женщин в обществе больше, чем мужчин: 52% против 48%;
94% смертей на рабочем месте происходят с мужчинами;
женщины в среднем живут на 10% дольше мужчин;
женщины получают больше материальной помощи в вузах США, чем мужчины;
85% преступников в стране воспитывались в семьях, возглавляемых женщинами;
85% бездомных составляют мужчины.


Американское общество раковых болезней (American Cancer Society) предоставило следующую информацию:

количество заболеваний раком простаты у мужчин – 317 000 в год;
количество смертей от рака простаты – 41 000 в год;
средства, выделенные на исследование рака простаты у мужчин – 376 миллионов долларов;

количество заболеваний раком груди у женщин – 184 000 в год;
количество смертей от рака груди – 44 000 в год;
средства, выделенные на исследование рака груди у женщин – 1,8 миллиардов долларов.



Новояз

Мужчина (человек) по-английски man. Женщина по-английски – woman. Это оголтелый сексизм. Поэтому феминистки пишут слово женщина как womyn или wimmin. Только для того, чтобы избежать в написании ненавистного man.

Но язык так устроен, что мелкой кастрацией там не обойдёшься. Работать надо по-крупному, везде острым пролетар… простите, маточным чутьём различая контру сексизма. Вот, скажем, слово waitman – официант. Опять там этот man, черти бы его драли! А ведь официантом может работать не только man, но и женщина. Стало быть нужно изменить слово на что-нибудь нейтральное – например, называть официантов waitperson.

В настоящее время английский переживает настоящую феминную революцию. Английские слова, оканчивающиеся на «угнетателя», меняются в сторону бoльшей политкорректности:

policeman превращается в police-officer,

chairman (председатель) – в chair-person,

spokesman (делегат) – spokesperson,

cameraman (оператор) – camera operator,

foreman (начальник) – supervisor (надзиратель),

fireman (пожарный) – fire fighter (истребитель огня),

postman (почтальон) – mail carrier (почтовый курьер),

businessman (бизнесмен) – executive (исполнительный директор),

stuardess (стюардесса) – flight attendant (лётная обслуга),

headmistress (директриса) – headteacher (глава учителей) и т.д.

Вместо обращений «мисс» и «миссис» (Mrs и Miss), различающих замужнюю и незамужнюю даму, теперь употребляется только Ms. Чтобы непонятно было – замужем она там или не замужем. Потому что обозначать семейный статус – явный и неприкрытый сексизм, вы же понимаете…

До кучи феминизированная политкорректность меняет и остальные слова и выражения, напрямую женщин не касающиеся. Например, что значит «слепой»? Ему же обидно такое слышать, слепому, хоть он и слепой! Назовем его «незрячий». «Слабослышащий» – вместо «глухой». По сути одно и тоже, но политес соблюдён. Губки сложим гузкой, салфеточкой промакнём интеллигентно так и продолжим словотворчество… Чтобы никому обидно не было. Аналогичные изменения претерпевают:

invalid (инвалид) – physically challenged (человек, переносящий физические трудности),

retarded children (умственно отсталые дети) – children with learning difficulties (дети, испытывающие трудности при обучении),

old age pensioners (старые пенсионеры) – senior citizens (старшие граждане),

poor (бедняк) – economically disadvantaged (экономически ущемлённый),

very poor (нищий) – excluded from the normal circles of economic activity (исключённый из нормальной циркуляции экономической активности),

unemployed (безработный) – unwaged (беззарплатный),

slums (трущобы) – substandard housing (нестандартное жильё),

garbage man (помоечник) – refuse collectors (собиратель ненужных вещей),

natives (абориген) – indigenious population (исконное население),

short people (коротышки) – vertically challenged people (люди, преодолевающие трудности из-за своих вертикальных пропорций),

fat people (жирные) – horizontally challenged people (люди, преодолевающие трудности из-за своих горизонтальных пропорций),

third world countries (Третий мир) – emerging nations (появляющиеся нации),

killing the enemy (уничтожение врага) – servicing the target (поражение цели),

homely (некрасивый) – differently visaged (нестандартного вида),

good-looking (красивый, привлекательный) – not at all unpleasant to look at (не неприятный на вид).

…Последнее слово – «красивый» – тоже неполиткорректно, поскольку может у кого-то вызвать подозрение о том, что есть люди и некрасивые…
Придумываются не только новые слова, меняется вся грамматика языка! Скажем, в английском использование мужского рода требуется по умолчанию в тех случаях, когда пол непонятен. В выражении «Doctor and his patients (доктор и его пациенты)» присутствует частичка мужского рода his. А это дискриминация! Ведь доктор может быть женщиной! Да и пациентками доктора могут быть женщины!.. Предлагается этот несчастный his вообще выпустить из фразы.

Или использовать новояз – безличное местоимение thon[1].

Или его новоязовские аналоги – ve или heshe.

Есть и третье революционное предложение – вместо единственного числа his использовать множественное – their.

Есть и четвёртое – вместо his использовать one.

Есть и пятое – вместо дурацкого, сексистского «он» в подобных грамматических конструкциях использовать выражение «он или она» – «he or she».

Это всё, конечно, маразм. Но бывает ещё маразм в квадрате! Например, свои феминистические сходки психо-тётки называют словом ovulars (от «овуляция») – потому что традиционное слово seminar по созвучию напоминает слово semen (сперма).

Между прочим, впервые саму идею о том, что язык отражает неравенство между мужчинами и женщинами, выдвинул мужчина Франсуа Фурье – французский мыслитель (конец XVIII – начало XIX века). Он обратил внимание, что этимология многих слов, например, названий профессий или социальных страт, накрепко привязана к мужчине – просто потому, что трудно, скажем, представить себе женщину-кузнеца. И в этом, считал Фурье, признак неравенства полов. Он предложил создать, как сказали бы современные феминистки, «гендерно-нейтральный» язык – с равным количеством «женских» и «мужских» слов. То есть, даже современные идеи языкового равноправия, так продвигаемые феминистками, – и те были придуманы мужчиной! И не только они…

Мужчина Жан-Жак Руссо (XVIII век) впервые обратил внимание на разницу в социальных нормативах поведения мужчин и женщин (потом это обзовут гендерными стереотипами).

Мужчина Томас Мор (конец XV – начало XVI века) ещё раньше Кампанеллы описал идеальное государство, в котором женщины наравне с мужчинами служат в армии, работают в науке, имеют сан священника, управляют государством…

В общем, все идеи равноправия, из которых позже получился феминизм и феминистки, придумали сотни лет назад мужчины. Чёртов патриархат! Эти агрессивные самцы совсем задолбали, никуда без них!





Если честно, женщина – это полумертвая, ни на что не реагирующая масса, безобидное пятно. Она застряла на полпути в сумеречной зоне между человеком и обезьяной, но гораздо хуже обезьян, поскольку, в отличие от них, способна испытывать исключительно негативные чувства – ненависть, ревность, позор. Каждая женщина в глубине души знает, что она никчёмный кусок дерьма. Женщин нужно уничтожать.

Если честно, негры – это полумёртвая, ни на что не реагирующая масса, безобидное пятно. Они застряли на полпути в сумеречной зоне между человеком и обезьяной, но гораздо хуже обезьян, поскольку, в отличие от них, способны испытывать исключительно негативные чувства – ненависть, ревность, позор. Каждый негр, в глубине души знает, что он никчёмный кусок дерьма. Негров нужно уничтожать.

…Если бы вышеприведенные тексты был опубликованы на Западе, о-о-о!.. Сколько визгу было бы! Сколько судебных процессов и демонстраций протеста против авторов – сексистов-расистов! Против газеты, опубликовавшей это. Против типографии…

А теперь вместо слов «женщина» или «негр» поставьте слово «мужчина». Была бы возмущённая общественная реакция? Реакция была, но вовсе не возмущённая. Продвинутая богемная интеллигенция с восторгом зачитывалась программным манифестом лесбиянки-феминистки Валери Соланас, которая предлагала загнать всех мужчин в газовые камеры: «О, какой великолепный перформанс!».

Респектабельные феминистки могут открещиваться от этого манифеста сколько угодно. Но это – было. И публика с восторгом зачитывалась опусом Соланас. Потому что мужчин – можно.

Кстати, авторица манифеста всё же осуществила свою пропаганду – лично расстреляла из пистолета двух мужчин. Точнее, стреляла-то она в трёх – двое были тяжело ранены, ошеломлённому третьему девушка приставила ствол к голове, но патрон дал осечку...


Подробнее http://lib.rus.ec/b/75880/read

Отправить "Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека." в Digg Отправить "Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека." в del.icio.us Отправить "Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека." в StumbleUpon Отправить "Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека." в Google

Категории
Без категории

Комментарии