Одесса: 6°С (вода 9°С)
Киев: 1°С
Львов: 6°С

Lerik

Из интервью с Людьми

Оценить эту запись
Цитаты из книги "Сергей Параджанов". Коллаж на фоне автопортрета. Жизнь - игра

«В Грузию на три дня приехал Марчелло Мастроянни. Я занимался его тбилисской программой, так как предполагалось, что я для Мастроянни должен был писать сценарий.

Утром приезжаю к Сергею на улицу Котэ Месхи,чтобы предупредить его о предстоящем визите итальянского гостя. Параджанов встречает меня мрач*ный, в кальсонах и со шприцем (он сам себе делал уколы инсулина). У него приступ диабета. Настроение дурное.

- А кто такой Мастроянни? - спрашивает он меня и заверяет, что никог*да не слышал этого имени (притворяется, конечно). - Не хочу его видеть, ну его в ж... Я болен!

Вернувшись в гостиницу к Мастроянни, застаю его в подавленном на*строении. Оказывается, ночью пришла весть из Лос-Анджелеса, что его но*минация на «Оскар» провалилась.

Ну, думаю, и попал же я в переплет. Оба гения в плохом настроении. И все-таки рискнул повезти Марчелло к Параджанову.

Та ночь стала для всех незабываемой. Гостей собралось множество. Пара*джанов устроил одно из своих самых гениальных импровизированных шоу.

Старые стены ветхого параджановского дома готовы были обрушиться от нашего хохота. И чтобы этого не случилось, Сергей вывел гостей на ночную улицу знакомить соседей с живым Марчелло Мастроянни.

Восторженные крики разбуженных соседей подняли весь Сололакский квартал! (Район в старом Тбилиси под горой Святого Давида). На узкую улочку стали стекаться люди с бутылками вина, сыром, зе*ленью. Соорудили длинный стол, и начали пиршество.

Светила предрассветная луна. Марчелло слушал импровизированные гру*зинские песнопения, обнимал двух дородных пожилых соседок - своих без*заветных фанаток - и был истинно счастлив. Он кричал: «В задницу все «Ос*кары»! Требую политического убежища! Остаюсь жить в Тбилиси!»

А в неуемной голове Параджанова, как взрывы фейерверка, рождались всё новые и новые импровизации. Переводчик не успевал переводить, но со*провождаемые выразительной пантомимой слова не требовали перевода, и Марчелло хохотал до слез.

Хохотали и стукачи, и кагэбэшники, сидевшие за общим столом (без них не обходилось ни одно параджановское застолье). Сейчас я подумал: вот бы им тогда записать все параджановские «байки» и фантастические импрови*зации на диктофон. Неоценимую они оказали бы услугу нашей культуре. Рас*шифровав их, можно было бы издать «Новый Декамерон» не менее мудрый и смешной, чем творение Боккаччо».

-- -- -- --

"Однажды звонит из Киева: "Я хочу принять министра культуры Франции с женой, что делать? Я придумал только, что в квартиру войдет нарядная гуцулка с коромыслом, а ведра будут полны шампанского со льдом. Затем парубок подаст зажаренного гуся в бумажных розах и лентах, а в глазах у гуся будут изумруды -- это серьги, которые я потом подарю министерше. В углу будет играть бандурист, я ему приклею бороду, как у Черномора, а конец закину на люстру и там обовью ею лампу, для полумрака, чтобы мацам не увидела, что изумруды поддельные... Что бы придумать еще?" -- "Еще???!!!"

Из интервью с Анной Безулик
А вообще я стараюсь не смешить Бога планами на будущее, особенно когда речь идет о твоем ребенке. Когда ты такая заботливая мамаша-клуша, сложно признать за ним право самостоятельно выстраивать свою жизнь без оглядки на тебя. Родить ребенка — все равно что отпустить свое сердце гулять само по себе. Я уже прошла этот этап. Пережить это нельзя, но с этим нужно научиться жить.

Из интервью с Ниной Матвиенко
— В юбилейные дни, оглядываясь назад, что могли бы себе пожелать?
— Хотела бы… поцеловать свое прошлое. И поблагодарить его за все хорошее и за все плохое. Еще хочется стать с протянутыми руками к будущему и сказать: «Я такая, какая есть. Прими меня. Я несу людям свой дар. Несу, чтобы раздать».
— Что вы считаете главным достижением в своей жизни?
— Наибольшее достижение в моей жизни — тот дар, который дал мне Господь, — песня. Понимаете, есть природа, а есть Божий дар. По природе я выполнила свою миссию на земле: родила детей, дала им счастье, судьбу, а дальше они должны сами обогащать ее и решать, какой водой поливать «огород своего счастья» и засаживать ли его цветами. То, что меня больше всего раскрывает — это песня. Человек без песни одинок, как без Бога.

Из интервью с Богданом Ступкой
- Какие еще откровения прозвучали из уст Богдана Сильвестровича?

- Он сказал: "Я живу легко! Эти громкие слова - их люди придумывают. Мне помог в этом смысле Антон Чехов. Когда-то он написал такой рассказ - "Архиерей". Мне очень нравится чеховское мышление. У него самая большая похвала - это "хорошо". Никаких "гениально", "фантастически", то и это… И в фильме, который снимали по чеховскому "Архиерею", главный герой на смертном одре говорит: "Я думал, что жизни конца и края не будет! Какой я архиерей? Мне бы приход в сельской местности!", и там же фраза: "Я ниже всех". Потому что когда ты выше всех - появляется гордыня. А это самый большой грех. Это не ты сыграл Тараса Бульбу. Это папа с мамой дали способности, и Господь Бог сказал: "Будешь талантливый, будешь мучиться". Потому что талант не есть большая радость. Это же мучение для окружающих, для семьи, жены, детей, такая вот штука…"

Отправить "Из интервью с Людьми" в Digg Отправить "Из интервью с Людьми" в del.icio.us Отправить "Из интервью с Людьми" в StumbleUpon Отправить "Из интервью с Людьми" в Google

Обновлено 21.07.2013 в 04:21 Lerik

Категории
Без категории

Комментарии