Одесса: 10°С (вода 9°С)
Киев: 3°С
Львов: 2°С

BWolF

Начало войны...

Оценить эту запись
[QUOTE]О том, как , как изымали патроны в Брестских дивизиях перед 22 июня

...
Действительно к июню 41-го сформировали много новых частей. И они действительно должны были, и учиться и отстреляться на полигонах, и это было расписано в учебных планах округов на весну-лето 1941 года утвержденных в Генштабе. Но разговор идет о том, что после начала выдвижения войск к границе (после 10-15 июня), и тем более после того как [B]в округа пошли приказы ГШ (от 18 июня) в которых указывался новый срок окончания движения (к 24.00 21 июня) (и ставилась задача приводить в боевую готовность уже и приграничные дивизии)[/B] артиллерию необходимо было возвращать со стрельб. И уж тем более нельзя было отправлять другие артчасти на эти действительно плановые стрельбы. Отменять надо было эти стрельбы. А насчет того, что кто-то там, в Москве, после 10 июня считал что «время еще есть»… Пусть это останется на совести старого генерала…

Свидетельств по артиллерии (в том числе и зенитной) очень много, но посмотрим, что писали сам генералы об этом после ВОВ. В своем 2-х томнике «о 22 июня» исследователь А.Б. Мартиросян показал некоторую часть ответов некоторых генералов на эти вопросы. Из тех, что не публиковались в 1989 году в ВИЖ. Например «ответы» командующего 3-й армией, по артиллерии. Видимо это взято из ответов на вопросы Покровского «командующего 3-й армией ЗАПОВО генерал-полковника В.И.Кузнецова, который указал: [B]«Все командующие армиями, в том числе и я, докладывали Павлову о совершенно открытой подготовке немцев к войне. Так, например, нами было точно установлено сосредоточение крупных сил немцев в Августовских лесах юго-восточнее Сувалки. В наших руках также были подметные письма, в которых указывалось примерное время перехода немцев в наступление – 21, 22, 23 июня. Тем не менее, Павлов за несколько дней [до этого] приказал всю артиллерию отправить на артиллерийские стрельбы за несколько сот километров от линии фронта…»[/B] (Мягков М.Ю. Трагедия Западного фронта. Красная Звезда, 24 июля 2001 г).»
...
А вот что по действиям соседней, 3-й армии показывает историк А. Мартиросян:

«По воспоминаниям бывшего начальника штаба 56-й дивизии полковника в отставке Н.М. Каланчука, командование 3-й армии запрещало любые мероприятия по приведению войск в боевую готовность, даже по оборудованию районов сосредоточения, НП и КП. (Егоров Д. Июнь 1941-го. Разгром Западного фронта. М., 2008, с. 83. Д. Егоров в свою очередь ссылается на личный архив Д.Н. Егорова – И.И. Шапиро.)

Хотя директивы по некоторым из этих вопросов поступили едва ли не за месяц до начала войны. Даже [B]19 июня, то есть уже после [U]директивы от 18 июня о приведении войск в боевую готовность, которую Павлов в полном объеме не довел до сведения нижестоящего командования[/U], Кузнецов учудил очередной запрет. Во время совещания 19 июня, Н.М.Каланчук обратился к начальнику штаба армии генералу А.К.Кондратьеву за разрешением дополнить боекомплект в танках артвыстрелами и дисками с патронами до 50% (по инструкции боеукладка составляла 25%). В ответ Каланчук получил категорический отказ.[/B] Хуже того. Ему еще и замечание объявили с запретом впредь обращаться с таким вопросом к командованию. Однако Каланчук на этом не успокоился и задал командарму-3 прямой вопрос, что ему делать в случае войны с той частью личного состава, которая пока не имеет никакого оружия, так как в дивизии был острый дефицит винтовок и пистолетов-пулеметов. Здесь уместно было бы напомнить о результатах анализа утверждений Павлова о складах и базах. Оружие и боеприпасы в округе были. Однако ни Павлов не санкционировал вскрытие складов окружного и армейского подчинения, ни Тимошенко с Жуковым не отдали никаких распоряжений в отношении складов центрального подчинения. Короче говоря, и здесь войска были оставлены без оружия и боеприпасов.

Так что нет ничего удивительного в том, что вместо нормального ответа, Каланчук выслушал от командарма-3 Кузнецова краткий монолог следующего содержания: «На Неман посадим, дубины дадим, обороняться будем»!? Не сдержав своего возмущения очевидной подлой глупостью командарма-3, Каланчук резко ответил ему, что с дубиной только первобытные люди воевали. И тут прорвало уже командарма, который заорал: «Окончил две академии и ничему не научился! Вон! Вон из кабинета!». (Егоров Д. Июнь 1941-го. Разгром Западного фронта. М., 2008, с. 83-84. Д.Егоров в свою очередь ссылается на личный архив Д.Н.Егорова – И.И.Шапиро.)…»
...
[url]http://liewar.ru/content/view/235/3/[/url][/QUOTE]
[QUOTE]Авиация и ПВО Западных округов в первые дни войны

...
Именно Долгушин и рассказал что перед самым нападением, днем 21 июня в их полку побывал командующий ЗапОВО Д.Г. Павлов и командующий ВВС ЗапОВО И.И. Копец. Которым Долгушин лично докладывал данные разведывательного полета к границе, возле которой находился немецкий аэродром, на котором вместо 30 (примерно) самолетов Ме-110, они насчитали до 200-т боевых самолетов различных типов.

«Долгушин: Привезли нас в штаб полка – в это имение (в усадьбу Бобра-Велька – В.Б.): аэродром, за ним липы стоят, а за ними имение. Вот туда нас привезли и мы доложили свежую (информацию – В.Б.) о том что там (в Сувалках – В.Б.) творится.
Бардов: А докладывали кому?
Долгушин: Павлов, Копец, Ганичев, Николаев тут. Мы доложили всё как было. Причём у нас с Серёжкой (Макаровым – В.Б.) расхождение получилось всего в 2 СЛ. Мы насчитали около 200.
Бардов: Т.е. каждый в бинокль пересчитал самолёты?!
Долгушин: Да. Я насчитал около 200. И какие СЛ были: Ме-109, Ме-110, Ю-87, Ю-88 и Хейнкель-111».



После этого Копец лично слетал на немецкий аэродром на истребителе Долгушина и убедился в правдивости доклада летчиков. Но после убытия командования в этом ИАП получили приказ:

«…в субботу 21 июня мы отлетали, к вечеру полеты закончились, и нам сообщают: “снять оружие и ящики с боеприпасами, и хранить их отдельно”. Это же идиотство! Мы все были взволнованы…

Долгушин: Закончили мы полёты примерно в 18 часов. Часов в 19 нас разоружили – поступила команда “СНЯТЬ С САМОЛЕТОВ оружие и боеприпасы и разместить их в каптерках” – дощатых и фанерных сарайчиках за хвостом самолётов.

Мы все думаем: зачем же?! Мы же когда взлетали в готовности №1 и когда догоняли (Ме-110 – В.Б.), у нас пушки и ПМ “стояли на одну перезарядку”:
- ПМ - просто дёрнул ручки - вот они стоят, и тут же кнопки (чтобы) воздухом перезаряжать пушки.

На одну перезарядку и после этого жми на гашетки и стреляй. А тут – сняли! Вечером поужинали. За ужином мы обменивались – все были до того возмущённые злые: как это так – мы вылетали на перехват имея всё оружие на одну перезарядку, а тут – в такое тревожное и какое-то неприятное время, у нас отняли оружие у истребителей»!



Долгушин: «Поужинали. Такое состояние было: СНЯЛИ ОРУЖИЕ И БОЕПРИПАСЫ!!

И мы спросили: “Почему сняли оружие?! Кто такой идиотский приказ издал”?!

Даже к командиру полка Емельяненко обратился и говорит: “Ну почему?!”
А командир полка разъяснил командирам эскадрилий: “Приказ командующего” (Белорусским военным округом Д.Г.Павлова – В.Б.), а командиры эскадрилий – нам».
...
[url]http://liewar.ru/content/view/232/3/[/url][/QUOTE]
[QUOTE]Ложь, о которой не узнал Сталин

...
Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления.

"...Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик - немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня.
<>
С этой директивой Н. Ф. Ватутин немедленно выехал в Генеральный штаб, чтобы тотчас же передать ее в округа. [B][U]Передача в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня 1941 года[/U][/B]. Копия директивы была передана наркому Военно-Морского Флота.

Что получилось из этого запоздалого распоряжения, мы увидим дальше.

Испытывая чувство какой-то сложной раздвоенности, возвращались мы с С. К. Тимошенко от И. В. Сталина.

С одной стороны, как будто делалось все зависящее от нас, чтобы встретить максимально подготовленными надвигающуюся военную угрозу: проведен ряд крупных организационных мероприятий [262] мобилизационно-оперативного порядка; по мере возможности укреплены западные военные округа, которым в первую очередь придется вступить в схватку с врагом; наконец, сегодня получено разрешение дать директиву о приведении войск приграничных военных округов в боевую готовность.

Но, с другой стороны, немецкие войска завтра могут перейти в наступление, а у нас ряд важнейших мероприятий еще не завершен. И это может серьезно осложнить борьбу с опытным и сильным врагом. Директива, которую в тот момент передавал Генеральный штаб в округа, могла запоздать и даже не дойти до тех, кто завтра утром должен встретиться лицом к лицу с врагом."
...
Примечания к документу.

Читайте.

"...ЦА МО РФ. Ф.208. Оп.2513. Д.71. Л.69. Машинопись. Имеются пометы: "[B][U]Поступила 22 июня 1941 г. в 01-45[/U][/B]", "Отправлена 22 июня 1941 г. в 02-25 - 02-35". Подлинник, автограф..."

Иными словами, документально подтверждается, что директива была направлена в приграничные военные округа вовсе не в половине первого ночи, а, вопреки уверениям Жукова, значительно позднее.

Пометы на бланке директивы в штабе Западного особого военного округа со всей определённостью указывают на то, что директива НКО и Генштаба (Тимошенко, Жуков) поступила сюда в 1 час 45 минут. А директива командования округом (Павлов, Фоминых, Климовских) ушла на армейский уровень в 2 часа 35 минут.

Так что воспоминания маршала Захарова о том, что в Одесский военный округ директива начала поступать во втором часу ночи, вполне подтверждаются тем, что в Западном особом военном округе её приняли ещё позднее, чем в Одесском.

Здесь её вообще приняли без пятнадцати два ночи.
...
[url]http://liewar.ru/content/view/230/3/[/url][/QUOTE]

Отправить "Начало войны..." в Digg Отправить "Начало войны..." в del.icio.us Отправить "Начало войны..." в StumbleUpon Отправить "Начало войны..." в Google

Категории
Без категории

Комментарии