Одесса: -5°С (вода 9°С)
Киев: -10°С
Львов: -7°С

Кабинет психоаналитика

Психолог. Индивидуальная работа с детьми, подростками и взрослыми- психоаналитический подход.

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от [email protected] Посмотреть сообщение
За что я плачу своему психоаналитику?


Один пожилой профессор психологии сказал мне, что хороший психоаналитик должен суметь описать запах кофе. Итак. Запах кофе: коричневый, коричный, одиночный, истерически меланхоличный, крайне европейский, несмотря на происхождение; симметричен мозаике какой-нибудь Римской Парижской мостовой, рисунку капель на стекле, квадратам и кругам столов; подвижный, но не пластичный, фрагментарный, негромко-скрипичный в ре-минор. Профессор сказал еще: «Без языка я замурован сам в себе».

Жаль человека, который не умеет говорить. Я не знаю наверняка, платим ли мы психотерапевтам за то, чтобы они нас слушали, или за то, чтобы мы могли сказать. Нам необходимо иметь возможность хотя бы раз в неделю выплеснуть, выразить, наконец, все те переживания, которые хранились в нас многие годы, а мы их загоняли все глубже – на конец иглы, иглу в яйцо, яйцо в ларец, ларец в сундук, вокруг сундука цепь и все больше и больше замков и засовов, пока вся эта огромная конструкция не займет большую часть нашей психики, не оставив места для личности.
Младенец не может рассказать матери, что ему нужно. Его мучают колики, чешутся зубки, он голоден, ему одиноко, страшно. Обо всем этом он может сообщить единственным способом – плачем. Чуткая мать со временем по мимике, движениям, интонациям и интенсивности плача может понять, что нужно ребенку, и помочь, избавить от страданий. Дети, по крайней мере, плачут. Взрослые, обладающие уже чудесным даром речи, не делают даже того минимально необходимого, что делает младенец.

Недавно мама рассказала мне историю о том, каким черствым и эгоистичным был в молодости отец. История такая. Был жаркий июльский день, они, в то время новобрачные, выстаивали длинную очередь за билетами в Эрмитаж. Отец проголодался и спросил маму, отпустит ли она его пойти перекусить. Она сочла эту просьбу до крайности бесстыдной: почему она одна должна мучиться на солнце, пока он поедает в прохладе кафе котлету? – но ничего об этом не сказала и отпустила мужа. Через полчаса он вернулся сытый и довольный, и тут она поняла, что вышла замуж за «черствого эгоистичного человека». В отместку она, так и не объяснив причин своего недовольства, не разговаривала с ним до конца дня. «Что же он такого сделал?», — спрашиваю я. «Он мне даже воды не купил!» — восклицает мама. Далее последовала тирада о том, как несчастная она изнывала от жажды, а муж о ней и не думал, сам поел-попил, а ей ничего не принес и т.д. и т.п. Я удивлялась, как кипело в ней все от этого воспоминания больше трех десятков лет спустя. «А ты сказала ему, что хотела пить?» — интересуюсь я. «Нет, это же было и ежу понятно!» — восклицает возмущенно мама. Ничего не знаю о понятливости ежей, но знаю наверное: чтобы понял человек, ему нужно об этом сказать! Отец с матерью развелись через четыре года после этого случая, слишком много «накопилось».

Опасность бессловесности не ограничивается разрушением отношений. Если вы не будете говорить, вы умрете. Все наши эмоции обладают энергией, и чем они сильнее, тем больше энергия, заключенная в них. Часто мы стараемся подавить злость, горе, зависть, удивительно, но иногда мы скрываем даже радость и любовь, чтобы не унизиться перед другим человеком, не показаться инфантильными. Энергия, питающая эти эмоции, по закону сохранения не может никуда исчезнуть, она остается спрятанной внутри, и мы носим в себе годами обогащенный уран, пока не заболеем лучевой болезнью.

Представьте себе чувственные переживания в виде реки. Вот она наполняется, но нам нужно непременно ограничить поток воды, и мы строим высокую каменную дамбу. Если дамба оказывается достаточно высока и прочна, речная вода затопит окрестные земли. Подавленные чувства будут теперь бурлить внутри нас, вызывая тяжелую депрессию, болезни, приступы панических атак. Если дамба окажется недостаточно прочной, ее прорвет однажды, и весь этот бурлящий поток устремится вовне. Именно в такие моменты мы выходим из себя, бросаем заявление об увольнении на стол начальнику, сбегаем из дома, расстаемся с любимыми, теряем друзей. Энергия так велика и с такой силой вырывается наружу, что мы уже не можем контролировать свои действия, мы ломаем, без возможности задуматься, нужна ли нам эта работа, эти отношения, этот человек. Вербализация переживаний – это водостоки в плотине. Контролируйте их, открывайте затворы, когда это нужно, рассказывайте о том, что происходит у вас внутри, подбирайте слова, наиболее полно отражающие всю палитру ваших переживаний. А еще вы можете сублимировать – устроить ГЭС или хотя бы небольшую водяную мельницу, использовать энергию воды для творчества и самореализации.
Пожалуй, только в кабинете психоаналитика я перестаю чувствовать потребность в плотине. Река течет свободно, а аналитик, как честный труженик, убирает с ее пути естественные преграды – тут булыжник, там поваленное дерево. Я плачу за ему за то, чтобы говорить, хотя бы один час в неделю.
Автор текста Юлия Кожевникова.

Отправить "Психолог. Индивидуальная работа с детьми, подростками и взрослыми- психоаналитический подход." в Digg Отправить "Психолог. Индивидуальная работа с детьми, подростками и взрослыми- психоаналитический подход." в del.icio.us Отправить "Психолог. Индивидуальная работа с детьми, подростками и взрослыми- психоаналитический подход." в StumbleUpon Отправить "Психолог. Индивидуальная работа с детьми, подростками и взрослыми- психоаналитический подход." в Google

Комментарии