Одесса: 8°С (вода 8°С)
Киев: 1°С
Львов: 5°С

***anna***

Консультации психолога

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от ***anna*** Посмотреть сообщение
Успокойся, ты – не истеричка!




«Я так больше не могу. Пожалуйста, скажите ей, что все эти капризы, истерики и слезы невыносимы. Или таблетки какие пропишите, что ли. Почему нельзя объяснить все спокойно и логично?»

«Я слишком чувствительная. Могу разрыдаться от чего угодно: от недоброго слова, от обиды, от страха. Стоит начальнику повысить на меня голос, я уже ничего не могу вразумительно объяснить. Может, мне антидепрессанты попить? Моей коллеге очень помогли».

Такие вопросы я слышу очень часто. Клиентов, которые верят в то, что «таблетки» могут решить все проблемы, не меньше, чем тех, кто будет до последнего сражаться с настоящей депрессией, считая, что принимать медикаменты означает «сдаться» и так поступают только слабаки.

Статья психиатра Джули Холланд, опубликованная«Нью-Йорк Таймс» о женщинах и о том, что чувства даны нам не для того, чтобы с ними сражаться. И не для того, чтобы их «лечить». Они важный и нужный инструмент и источник информации, который позволяет нам поддерживать полноценную и живую связь с миром.

Излечивая женские чувства

Женщины эмоциональны. Долгая шлифовка эволюции достаточно жестко «прошила» в нас необходимость замечать малейшие нюансы вокруг, откликаться на потребности ребенка и интуитивно угадывать намерения партнера. Это основа выживания. Нашего и наших детей. Некоторые исследования предполагают, что женщины чаще озвучивают свои чувства, поскольку в женском мозге гораздо больше пространства отведено именно под язык, память, слушание и наблюдение эмоций окружающих.

Все это имеет отношение исключительно к биологии и никакие анти или профеминистские идеологии здесь ни при чем. Но да, у этого есть социальные последствия. Женская эмоциональность это признак здоровья, а не болезни. Это источник силы. Но при этом на нас постоянно давят, призывая обуздывать наши эмоции. Нас учат извиняться за непрошенные слезы, подавлять гнев и бояться, как бы нас не назвали истеричками.

Фармацевтическая промышленность умело пользуется этим страхом. В наше время количество американцев «сидящих на таблетках» велико как никогда, как и сроки приема этих медикаментов. Продажа антидепрессантов и антитревожных препаратов в последние 20 лет переживает настоящий бум, а антипсихотические медикаменты, похоже, скоро обгонят даже их. Препарат «абилифай» уверенно держит первое место по продажам среди всех препаратов, не только психиатрических.

Как психиатр с 20 летним стажем должна сказать, что это безумие.

Каждая четвертая женщина Америки принимает препараты такого рода, в отличие от мужчин, где дела чуть лучше – каждый седьмой. Женщинам почти в два раза чаще чем мужчинам ставят диагноз депрессия или тревожное расстройство. Для многих женщин современные препараты являются спасением, но части из них они совершенно не нужны. Увеличение количества психиатрических препаратов, выписываемых женщинам врачами других специальностей, создает новые нормы, которые побуждают женщин обращаться именно за фармацевтической помощью. Между тем, назначение подобных препаратов должно быть продиктовано врачебной необходимостью, а не давлением окружающих и потребительской лихорадкой.

Новая медикаментозная реальность вступает в противоречие с биологической динамикой женского организма. Биохимический обмен мозга и тела находится в постоянном движении. Проще говоря, нет смысла заливать мозг серотонином, чтобы создать ощущение «Все хорошо!». Если серотонина будет слишком много, вы вообще перестанете о чем-либо заботиться, слишком мало – любая проблема будет казаться неразрешимой.

В предменструальные дни, когда эмоциональная чувствительность повышается, многие женщины ощущают себя менее обособленными, более раздражительными или неудовлетворенными. Я объясняю своим пациенткам, что мысли и чувства, которые они испытывают в эти дни, совершенно естественны. Возможно, это совсем неплохой шанс заново оценить какие-то эмоциональные ситуации, с которыми они сталкиваются и в другие дни месяца. Потому что в обычные дни уровень их гормонов и нейротрансмиттеров позволяет гораздо легче программировать себя на помощь и заботу о нуждах и потребностях других людей.

Наиболее распространенные антидепрессанты и противотревожные препараты уменьшают обратный захват серотонина, увеличивая тем самым его уровень в крови. Они держат нас на уровне «Все хорошо!» Но слишком хорошо, как известно, вовсе не хорошо. Повышенный уровень серотонина делает нас менее вспыльчивыми и приглушает наши страхи, но плюс к этому мы становимся более заторможенными эмоционально и физически. Есть немало женщин, у которых эти препараты снижают интерес к сексу. Они гораздо больше подавляют негативные эмоции, нежели стимулируют позитивные. Принимая препараты этой группы, вы не будете «бегать в каске и смеяться», вы просто станете более рациональным и менее эмоциональным. Некоторые пациенты отмечают снижение других «человеческих черт»: эмпатии, раздражительности, печали, эротических сновидений, вдохновения, злости, способности к их выражению, грусти и беспокойства.

Разумеется, есть ситуации, когда лечение необходимо. Слишком много пациентов не принимают медикаменты из-за недостатка денег. В то время как те, кому препараты не нужны, пытаются «лечить» нормальные эмоциональные реакции на ненормальный уровень стресса: недостаток сна, солнца, нормального питания, движения и глазного контакта, который для высших приматов жизненно необходим.

Если уровень серотонина у женщины постоянно повышен, она может потерять природную эмоциональную гибкость с ее естественными колебаниями настроения. И ее гормональный баланс станет по-мужски более стабильным. Это побуждает ее вести себя более мужественно, например, скрывать свою ранимость, что помогает женщинам продвигаться в бизнесе, ориентированном на мужские ценности. Опыты на приматах показывают, что применение ингибиторов обратного захвата серотонина усиливает социально-доминирующее поведение, повышая статус особи в иерархии.

Но какова же цена? У меня есть пациентки, которые звонили мне с работы в слезах, утверждая, что им необходимо увеличить дозу антидепрессанта, потому что они не могут себе позволить рыдать на работе. После разбора ситуации – начальник предал и унизил ее перед коллективом – мы приходили к выводу, что необходимы изменения в отношениях с начальством, а не дополнительный «наркоз».

Медицинская статистика показывает, что врачи гораздо охотнее выписывают психиатрические препараты женщинам, чем мужчинам. Особенно женщинам от 35 до 64 лет. Для некоторых женщин этой возрастной группы симптомы пременопаузы могут напоминать депрессию, а слезы, вообще, обычное дело. Слезы не обязательно говорят о тоске или печали. Мы плачем, когда мы напуганы или разочарованы, когда мы видим несправедливость, когда нас задевает чья-то колкость. И некоторые женщины плачут чаще других. Это не означает слабость или потерю контроля. При высоких дозах ингибиторов обратного захвата серотонина плакать очень трудно. У таких пациентов иногда развивается апатия и безразличие. Беспокойство о чем-то возникает при чувстве дискомфорта и осознании, что что-то идет не так. Чтобы понять, «так» оно или «не так» необходимо это почувствовать. Если лекарство делает нас бесчувственными, толку в нем немного.

Когда мы перегружены препаратами, наши чувства становятся синтетическими. Для того, чтобы развиваться, строить счастливые отношения и более дружелюбный окружающий мир, нам необходима эмпатия, сочувствие, восприимчивость, эмоциональность и ранимость.

Нам пора прекратить считать тревогу и печаль «симптомами» и принять их как здоровую и адаптивную часть нашей биологии.

Вступление и Перевод: Виолетта Самсонова

Оригинал статьи «Medicating Women’s Feelings»

Джули Холланд нью-йоркский психиатр, автор книги «Капризные стервы: правда о лекарствах, которые вы принимаете, о недосыпе, об отсутствии секса и обо всем, что действительно сводит вас с ума».

Отправить "Консультации психолога" в Digg Отправить "Консультации психолога" в del.icio.us Отправить "Консультации психолога" в StumbleUpon Отправить "Консультации психолога" в Google

Комментарии